Полная версия

Главная arrow Политэкономия arrow История экономических учений

  • Увеличить шрифт
  • Уменьшить шрифт


<<   СОДЕРЖАНИЕ   >>

Раздел II. Экономическая мысль эпохи промышленных революций

Глава 3. Формирование идей и теорий классической политической экономии в XVII–XVIII вв.

В результате изучения главы 3 студент должен:

знать

  • • историю возникновения идей общественного прогресса, основанного на "невидимой руке рынка", свободной конкуренции и невмешательстве государства в хозяйственную жизнь;
  • • основные направления развития теорий реформизма, рационального преобразования отношений собственности в условиях промышленных революций и нарастания социальных конфликтов;
  • • наиболее важные философско-экономические и методологические концепции, объясняющие роль труда, организации и управления в различных социально-экономических формациях;

уметь

  • • ориентироваться в различных направлениях и школах, возникших при переходе от аграрного строя экономики к индустриальному;
  • • анализировать особенности теорий распределения общественного дохода и прибавочного продукта по факторам производства, теоретические и реальные противоречия между трудом и капиталом;
  • • использовать наиболее важные методические приемы и теоретические принципы, разработанные в период становления индустриального капитализма, в историко-сравнительном анализе современных экономических институтов;

владеть

  • • методами позитивного и нормативного экономического анализа, разработанными на основе формационного подхода, методологии "периферийной экономики" и концепции "стадий роста";
  • • приемами теоретического обобщения экономических фактов в различных "моделях человека" (эгоистичной, альтруистичной, гедонистской, коллективистской и т.д.).

3.1. Предмет и метод политической экономии в условиях революции в философии и мировоззрении Нового времени. Адам Смит и формирование школ смитианства

Научная революция Нового времени была подготовлена эпохой Реформации. Процесс секуляризации знания набирал силу вместе с распадом средневековой модели западного христианства, которая в XVI в. под влиянием учений Лютера и Кальвина "раскололась" надвое – на католичество и протестанство, затем последнее распалось еще на множество частей, а далее стало бесконечно дробиться под воздействием все новых местных, национальных "реформаций" и следующих за ними войн, получивших в истории название "религиозных", "крестьянских" и "национальных". При этом ожесточенные споры множащихся религиозных сект об абсолютной истине порождали бесконечные и неразрешимые конфликты.

В результате непрекращающихся распрей население Европы уменьшилось наполовину, а в интеллектуальной и культурной жизни европейцев царил полнейший разброд. Повсюду ощущалась острая нехватка такого проясняющего и объединяющего мировоззрения, которое оказалось бы в силах внести в этот умственный хаос хоть какой-то порядок. Именно на таком фоне метафизической путаницы зародилось, стало развиваться и, наконец, победило мышление Нового времени. Оно перевернуло представление о возможностях разума и смысле жизни человека. Если ранее происхождение разума определялось как Божий дар, т.е. Бог был первичен, а сознание вторично, то теперь Бог стал рассматриваться как плод человеческого разума. И хотя Бог своей "невидимой рукой" мог вмешиваться в дела человеческие, это вмешательство потеряло сакральный характер. Он стал рассматриваться как обычный "механик" сложной машины под названием мироздание, не вникающий в грехи и пороки человечества.

Так, по расчетам И. Ньютона – создателя небесной механики, из-за трения и с течением времени (через миллионы лет?) планеты солнечной системы все же должны "упасть" на Солнце. Однако эта проблема не волновала его не из-за ее бесконечной отдаленности, а поскольку он считал, что Бог не допустит этого происшествия и своей "невидимой рукой" поправит движение планет на их орбитах. Таким образом, то, что ранее рассматривалось как "кара Господня", стало обычным "сбоем программы" небесной механики или же допустимой погрешностью в расчетах ученого, но перестало квалифицироваться как заведомо ложное искажение истины, ибо у теории существует доказательство, а у Бога оно отсутствует. Даже фальсификационная версия теории, выдвинутая К. Поппером в XX столетии, не поколебала веры в непорочность теории. Теория стала "религией" Нового времени и объединяющим началом нового человеческого социума – активного, рационально мыслящего и эгоистичного.

Одним из результатов научной революции стали революции социальные как явление, не известное ранее в истории человечества. Социальные отношения стали конструироваться, находя свое обоснование в конкурирующих теориях, различным образом объясняющих смысл и радость человеческого бытия. Католическая аскеза, связанная с ограничением в мирских удовольствиях, была отвергнута, как и угроза успешным и богатым понести наказание после ухода в мир иной. Конкуренция по оказанию благодеяний в круге земной жизни сменилась жаждой наживы – борьбой за то, чтобы стать успешным здесь и сейчас, ибо "мир иной" был не доказуем научным образом. Требование свободной конкуренции и свободного рынка товаров и услуг выразилось прежде всего в разрушении цеховой организации производства. Сначала понимание "рынка" коснулось торговли, ремесла и промышленного производства, но со временем в теорию вводились новые рынки, имеющие дело с все более абстрактными экономическими факторами, которые не носили характера производимых товаров: рынок рабочей силы, земли, недвижимости, жилья, капиталов, денег и финансовых услуг. Социальный мир как мир человеческого общежития, где действуют мораль, неписаные правила и нравственность, все более отделялся от мира экономического, построенного на конкуренции, мира, где неписаные правила, а следовательно, и мораль, и нравственность не признаются.

Адам Смит, выступая как социальный философ, писал в "Теории нравственных чувств", что ученый нарушает правила, когда судит о людях по их успешности, а не с точки зрения нейтрального наблюдателя. Но тут же сам нарушил это правило, явно симпатизируя людям, не признающим правил совместной жизни, построенных на справедливости, ради преумножения личного (как "части общественного"?) богатства (заронив в сердца людей семена этого чувства нарушения правил, природа, видимо, как и во всех других случаях, имела целью счастье и совершенствование человеческого рода). Далее, по Смиту, получается, что "благотворное и полезное нарушение правил является в действительности проявлением Божьей мудрости".

Учение А. Смита оказало влияние на развитие или во всяком случае на оправдание капитализма в период, когда он еще не имел повсеместного характера. Он по праву считается основателем политической экономии как самостоятельной научной дисциплины, которая одной из первых обосновала свое право не согласовывать частные выводы и умозаключения с другими науками об обществе и человеке.

Адам Смит родился в 1723 г. в шотландском городке Киркальди в семье таможенного служащего. Получив среднее образование, он поступил в Оксфордский университет, откуда был отчислен за чтение одного из трактатов Давида Юма, запрещенного господствующей Англиканской церковью. Продолжил Смит образование в шотландском университете г. Глазго, где господствующие позиции, напротив, занимали умеренные индепенденты (одно из течений протестантизма). Лояльность к инакомыслию способствовала славе шотландских университетов (в Глазго и Эдинбурге), которые именовали в тот период "Северной Филадельфией", но мешала занятию должностей на государственной службе и профессорских кафедр, контролируемых государственной церковью. В 1740 г. Смит вновь поступил в Оксфордский университет, который успешно закончил в 1746 г.

В течение 1751–1764 гг. А. Смит состоял профессором в университете Глазго, где занимал кафедру нравственной философии. В 1759 г. им была выпущена в свет книга "Теория нравственных чувств", в которой он подвел итоги своим научным занятиям в период профессорской деятельности. В "Теории нравственных чувств" Смит обосновывал тезис, что человеку "естественным образом" присущи чувства альтруизма и коллективизма как основ нравственности.

В 1764 г. А. Смит уволился со службы в университете и стал воспитателем молодого герцога Берклея, с которым свыше двух лет провел во Франции. В Париже он познакомился с учением физиократов.

В 1767 г. А. Смит вернулся в свой родной город Киркальди и посвятил себя целиком творческой работе в области политической экономии. В 1776 г. вышел в свет знаменитый труд А. Смита "Исследование о природе и причинах богатства народов" (An Inquiry into the Nature and Causes of the Wealth of Nations), принесший ему мировую известность. Логика данного произведения подчинена тезису о том, что человеку "естественным образом" присущ эгоизм, который выступает мотивом конкуренции и движущей силой экономического развития наций (преумножения богатства народов).

Состоит это сочинение из пяти книг: в первых двух Смит формулирует основные положения своей экономической теории, в третьей излагает экономическую историю Европы, в четвертой анализирует меркантилистскую и физиократическую системы, в пятой рассматривает государственные финансы. Книга 1 носит название "Причины увеличения производительности труда и порядок, в соответствии с которым его продукт естественным образом распределяется между различными классами народа". Именно она носит теоретический характер, и в ней Смит оперирует абстрактными категориями рынка и конкуренции.

Философско-мировоззренческие и методологические противоречия двух, самых значительных произведений А. Смита, составляют так называемую "проблему Смита" для исследователей его творчества.

В 1778 г. Смит наконец получил должность таможенного комиссара Шотландии и до конца своих дней исполнял ее. Умер и похоронен Адам Смит в Эдинбурге в 1790 г.

В книге "Исследование о природе и причинах богатства народов" Смит использует, говоря современным языком, модель "экономического человека" – индивидуума, основным движущим мотивом которого является эгоизм: "Почти у всех других видов животных каждая особь, достигнув зрелости, становится совершенно независимой и в своем естественном состоянии не нуждается в помощи других живых существ; между тем человек постоянно нуждается в помощи своих ближних, и тщетно будет он ожидать ее лишь от их расположения. Он скорее достигнет своей цели, если обратится к их эгоизму и сумеет показать им, что в их собственных интересах сделать для него то, что он требует от них. Всякий, предлагающий другому сделку какого-либо рода, предлагает сделать именно это. Дай мне то, что мне нужно, и ты получишь то, что тебе нужно, – таков смысл всякого подобного предложения. Именно таким путем мы получаем большую часть услуг, в которых мы нуждаемся. Не от благожелательности мясника, пивовара или булочника ожидаем мы получить свой обед, а от соблюдения ими своих собственных интересов. Мы обращаемся не к их гуманности, а к их эгоизму, и никогда не говорим им о наших нуждах, а об их выгодах"[1].

"Экономический человек" Смита возник из концепции естественного права и механистической картины мира, где человек представлен точкой или "атомом", или "актором", совершающим движение (действие) по некой материалистически-матемагической кривой. У Смита отсутствуют расчеты, доказывающие, что индивидуумы, двигающиеся по своим жизненным траекториям, встречаются или пересекаются в некой единой для всех точке, где совпадают их интересы, и каждый при этом получает пользу или выгоду. Он прибегает к популярному в его время понятию "невидимая рука", т.е. рука Бога, которое истолкователями его творчества было впоследствии заменено на понятие "рынок". Атомистическая онтология была весьма привлекательной тем, что она все упрощала и понятно объясняла. Тем же зачаровал и экономический атомизм (индивидуализм), который все делал простым и ясным.

Рынок стал полем действия объективных законов, действующих в обществе, где человек вследствие разделения труда оказывается тесно связанным с другими людьми. Благодаря направляющей "невидимой руке" достигается гармония частных и общественных интересов. Объясняя эгоизм как проявление ничем не ограниченной свободы индивида, Смит тем не менее подчеркивает, что функционирование рынка должно регулироваться в соответствии с законом и справедливостью. Это означает, что на самом деле Смит оперирует понятиями не только рыночной экономики, но и юридически-национальными фактами и сферой межличностного взаимодействия. В дальнейшем либералы будут трактовать "проблему Смита" как вопрос взаимосвязи "системы" и "жизненного мира".

Так называемая проблема Смита состоит в трудностях совмещения теоретической и реальной экономики, экономической и моральной философии. Как моральный философ Смит отстаивает представление о том, что люди должны действовать на основе симпатии и заботы о других людях. Как экономист-теоретик он утверждает, что человек, занявшийся бизнесом, должен руководствоваться только своими собственными интересами, стремиться к личному обогащению, которое часто происходит за счет других. Логика рынка, согласно Смиту, подразумевает, что с помощью "невидимой руки" стремление бизнесмена к личному обогащению приводит к всеобщей пользе.

Отождествление Смитом поведения бизнесмена и индивида ведет к утверждению, что всякий индивид всегда и всюду ищет свою собственную экономическую выгоду. В принципе, можно допустить, что выгода является целью любого человека, и для достижения этой цели он поступает строго рационально. Следовательно, можно вычислить, как поведет себя "атомистический" или "экономический" человек в различных ситуациях. В этой модели человеческая вселенная понимается как своего рода социальный бильярд, в котором перемещаются стремящиеся к прибыли индивиды и заключают друг с другом выгодные договоры. Однако при этом мы вынуждены будем игнорировать "иррациональные" особенности, обнаруживаемые в человеке, в социальных учреждениях и во властных структурах. Абстрагирование от неких несущественных особенностей есть непременный атрибут специального исследования. Однако попытка абстрагироваться от общества и духовной составляющей человеческого поведения не только огрубляет смысл человеческого существования, но и навязывает обществу взгляд на мир, где господствуют только выгода и материальный интерес. Оппоненты смитианства упрекают его последователей в экономическом детерминизме и экономическом империализме, подчеркивая тем самым, что данная теория, оперирующая абстракциями, оказывает свое влияние на поведение людей в реальном мире.

А. Смит говорит о необходимости регулирования рынка, но в то же время требует невмешательства государства в хозяйственную жизнь индивида-предпринимателя во имя свободного приложения труда и капитала и в целях достижения равенства выгод для хозяйствующих агентов капиталистического производства. Это базисное требование либерализации экономических условий соотносится с другими базисными понятиями классического либерализма. Но при этом Смит дополняет традиционные его понятия теорией естественной цены. На рынке, по Смиту, индивиды обмениваются друг с другом товарами, цена которых определяется отношением между спросом и предложением. Это предполагает свободный рынок, т.е. невмешательство государства или других политических институтов в регулирование цен.

Во-первых, данная модель объяснения ценностного регулирования предполагает, как уже было сказано, атомизированных индивидов, которые думают о своем собственном выигрыше. Во-вторых, вводится допущение, что различные товары не зависят друг от друга, и, в-третьих, каждый из акторов может отдавать предпочтение различным товарам и таким образом выбирать между ними. Это является и моделью рынка, свободного от вмешательства государства и господства монополий.

Конечно, Смит знал, что на цены влияют не только спрос и предложение, но и такие факторы, как правительственные решения и старые привилегии знати. Смит применял свою модель и для описания, и для критики. Так, он критикует факторы, препятствующие функционированию свободного рынка. Поэтому экономическое учение Смита – это не только чистая теория, но и политическая программа: факторы, мешающие свободному рынку, должны быть устранены, потому что они противоречат естественному порядку. В духе классического либерализма Адам Смит полагал, что неограниченный индивидуализм приведет в конечном счете к социальной гармонии, к самому большому из всего возможного материальному процветанию.

На этом противоречия экономической теории Смита не заканчиваются. В книге "Исследование о природе и причинах богатства народов" он развил и другую теорию регулирования цен – о том, какая цена товара является справедливой. Эта теория, получившая в истории экономической мысли название трудовой теории стоимости, утверждает, что стоимость товара равна вложенному в него количества труда. Если плотник работал над изготовлением стула десять часов, а фермер трудился пять часов для того, чтобы вырастить мешок картофеля, то стул стоит столько же, сколько два мешка картофеля. Если цены образуются подобным образом, то цена будет справедливой, так как каждый получает ровно столько, сколько отдает. Торговля, в ходе которой совершается такой обмен товаров, также будет честной, справедливой.

Однако в целом весьма трудно определить стоимость труда, вложенного в некоторый товар. Затраченное время не может быть единственным определяющим фактором. Некоторые люди работают быстро, другие – медленно и лениво, некоторые обладают профессиональной подготовкой, а другие – нет. В определенном смысле эта теория "трудовых" цен противостоит теории цен, оперирующей понятиями спроса и предложения.

Если в условиях свободного рынка цена определяется предложением и спросом, то цена одного и того же товара меняется в зависимости от соотношения между ними, даже если остается постоянным труд, вложенный в этот товар. Поэтому было бы сложно обосновать в качестве справедливой цену, устанавливаемую на основе спроса и предложения, утверждая, что цена товара равна величине вложенного в его производство труда. Откуда возникают спрос и предложение? Спрос должен, например, определяться желаниями тех, кто обладает на рынке покупательной способностью. Но он должен быть связан и с реальной покупательной способностью, которой в результате своего труда обладает наемный работник. Это указывает на связь между предложением/спросом и трудом, вложенным в производство товара.

Метод исследования А. Смита весьма противоречив. Для него характерна своеобразная двойственность. С одной стороны, Смит хотел проникнуть во "внутреннюю физиологию" современного ему общества, выявить недоступные эмпирическим наблюдениям закономерные связи экономических явлений, с другой – он апеллирует в качестве доказательств к внешней видимости этих явлений. Прежде всего это касается теории Смита о производительном и непроизводительном труде.

Всю сферу так называемого нематериального производства А. Смит считал непроизводительной. К непроизводительным работникам А. Смит относил государя с его чиновниками, всю армию и флот, священников, юристов, врачей, писателей всякого рода, актеров, музыкантов, оперных певцов и пр. Под производительным трудом Смит понимает: а) труд, овеществляющийся в товаре; б) труд, который непосредственно обменивается на капитал. Вследствие такой двойственности труда Смит говорит о потребительной и меновой стоимости товара: "стоимость всякого товара для лица, которое обладает им и имеет в виду не использовать его лично или потребить, а обменять на другие предметы, равна количеству труда, которое он может купить на него или получить в свое распоряжение. Таким образом, труд представляет собою действительное мерило меновой стоимости всех товаров"[2].

Вследствие двойственной природы труда появляются, по Смиту, разделение труда и обмен продуктами труда (хотя в некоторых местах своего труда Смит утверждает, что тяга к обмену является свойством человеческой природы). Выгоды разделения труда Смит обосновывает на примере производства булавок с его подразделением на ряд специальностей, из которых каждая в свою очередь является отдельным специальным занятием. При этом он показывает его вредные последствия, поскольку работник превращается в своеобразный "придаток" машины. А. Смит рекомендует внедрить систему государственного народного образования, чтобы в условиях капиталистической организации труда, направленной на "выжимание" из работника последних сил, он, благодаря государственному, т.е. принудительному, образованию не потерял человеческого достоинства.

А. Смит склонен трактовать разделение труда как вечную категорию. Разделение труда и кооперацию труда внутри мануфактуры он распространял на все общество. Так, например, в качестве условия разделения труда он считал предшествовавшее накопление капитала, предварительную концентрацию запаса товаров как капитала в руках покупателей труда. Для его воззрений характерно игнорирование качественных особенностей разделения труда в различных исторических условиях. По мнению Смита, стоимость, произведенная в капиталистических условиях, распадается на заработную плату, прибыль и ренту: "заработная плата, прибыль и рента являются тремя первоначальными источниками всякого дохода, равно как и всякой меновой стоимости. Всякий иной доход в конечном счете получается из одного или другого из этих источников"[3].

С ростом разделения труда и развитием обмена Смит связывает происхождение и употребление денег, при этом весьма ценным является понимание А. Смитом того, что деньги являются товаром. Однако ему чуждо было представление о том, что деньги не просто вещь, а определенное общественно-историческое отношение между людьми. Для него деньги – "лишь великое колесо обмена".

Выделив в качестве решающей функции денег их функцию как средства обращения, Смит не проводил различия между металлическими и бумажными (кредитными) деньгами. Более того, он склонен был отдавать предпочтение бумажным деньгам ввиду сравнительной их дешевизны. При всех недостатках теории денег Адама Смита его взгляд на деньги как на результат действия стихийных сил обмена, не зависящих от воли и сознания людей, его трактовка денег как товара представляют собой определенное для его времени достижение экономической науки.

В анализе прибыли Смит пошел дальше физиократов. Если у физиократов прибавочный продукт как новая стоимость создается только одним определенным видом конкретного труда – земледельческим трудом, то Смит распространяет понятие прибавочного продукта или вновь созданной стоимости на все анализируемые им сферы производительного труда. Эта стоимость, выступает ли она в форме прибыли, земельной ренты или в форме процента, есть не что иное, как часть труда, которую собственники вещественных условий труда присваивают себе в процессе обмена с живым трудом. Смит рассматривает прибавочную стоимость как величину производную от прибавочного труда, как всеобщую категорию. Поэтому если у физиократов прибавочная стоимость появляется только в форме земельной ренты, то у Смита земельная рента, прибыль и процент представляют собой всего лишь различные денежные формы распределенного между классами прибавочного продукта, созданного производительным трудом во всех сферах народного хозяйства.

А. Смит рассматривал промышленную прибыль как форму, в которой прибавочная стоимость первоначально создается вложенным капиталом. В отличие от физиократов он полагал, что именно промышленная прибыль представляет собой всеобщую форму прибавочной стоимости. В проценте же и земельной ренте он видел лишь ответвления промышленной прибыли, которые приходятся на долю различных классов, являющихся, таким образом, совладельцами прибавочной стоимости. В то же время А. Смит не отделил прибавочную стоимость в виде отдельной категории от тех особенных форм, которые она принимает в виде прибыли и земельной ренты. Рассматривая прибыль как результат неоплаченного труда, А. Смит одновременно утверждает, что прибыль есть плата капиталисту за риск своим капиталом, поэтому при равных условиях риска и вложенных средств, образуется равная прибыль.

Смит рассматривал заработную плату как цену труда рабочего. При этом он по-новому обосновал понятие средней заработной платы, воспринятое им от физиократов. Она получила у Смита название "естественной цены" заработной платы, в основе которой лежит "естественная цена" средств жизни, необходимых для воспроизводства рабочей силы. Смит считал, что заработная плата существует и в простом товарном производстве, где она равна всему продукту труда работников. При капитализме заработная плата как форма распределения предполагает наемный труд и капитал в качестве агентов производства. Заработная плата, выплачиваемая капиталистом работнику, должна по меньшей мере быть достаточной для обеспечения возможности существования человека. Но она, как правило, должна несколько превышать этот уровень, чтобы рабочий мог содержать семью. В противном случае рабочие вымерли бы после первого поколения. Он подчеркивал, что в странах, где общество прогрессирует, растет заработная плата, положение рабочих улучшается; там же, где общество регрессирует, все происходит наоборот. При стационарном состоянии общества заработная плата неподвижна, а положение рабочих является тяжелым, лишенным радостей.

Отлично от физиократов истолковывал Смит рентные отношения. Адам Смит рассматривал ренту в качестве специфического дохода одного из классов капиталистического общества – класса землевладельцев. Он отделяет ренту от арендной платы и доказывает, что рента никакого отношения к затратам капитала на улучшение земли не имеет. В своем научном варианте теории ренты, базирующемся на учении о стоимости, А. Смит раскрывает ее эксплуататорскую природу. Подобно промышленной прибыли земельная рента представляет собой, по А. Смиту, вычет из продукта того труда, который был затрачен на обработку земли. Но, опять отходя от научного анализа, он тут же склонен видеть в ренте также вознаграждение землевладельца за предоставление права пользоваться его землей.

Одним из вариантов теории ренты А. Смита является взгляд на нее как на порождение монопольной цены. Однако у А. Смита эта монопольная цена лишена стоимостной основы и, по существу, выступает как порождение сферы обращения. В воззрениях А. Смита на ренту встречаются также и элементы физиократической теории. Сопоставляя земледельческое производство с мануфактурным, он подчеркивал более высокую производительность труда в земледелии, чем в промышленности. Адам Смит рассматривал земледельческое производство как самую выгодную для общества сферу применения капитала.

Новое понимание в теории Смита получил капитал, под которым он понимает запасы, предназначенные для целей дальнейшего производства. Заслуга А. Смита сводится к тому, что он выдвинул обобщающие абстрактные категории – основной и оборотный капитал, которые у него применимы не только к капиталу фермера, но и вообще ко всякой форме производительного капитала.

Под оборотным капиталом А. Смит понимает капитал, употребляемый на получение прибыли в результате перехода его от одного владельца к другому. По его мнению, оборотный капитал состоит из продовольствия, материалов и всевозможных готовых изделий, находящихся у соответствующих продавцов, а также из денег, необходимых для их обращения и распределения. Здесь, по существу, А. Смит отождествляет оборотный капитал с товарным и денежным, т.е. с двумя формами капитала, которые образует капитал обращения в противоположность производительному.

Основной капитал, по А. Смиту, не обращается и состоит: 1) из машин и орудий труда; 2) из построек и зданий, предназначенных не для личного пользования, а для торгово-промышленных целей: мастерские, конюшни, амбары и т.д.; 3) из улучшений земли; 4) из приобретенных полезных способностей всех членов общества. Рассматривая основной и оборотный капитал как два различных способа помещения капитала, из которых каждый сам по себе приносит прибыль, А. Смит указывал, что никакой основной капитал не может приносить доход без помощи оборотного капитала.

Вплоть до современности вызывает споры теория воспроизводства капитала и так называемая догма Смита. Теория воспроизводства всего общественного капитала Смита базируется на его теории стоимости. Общая цена, или меновая стоимость, годового продукта земли и труда страны должна распадаться, как и каждый единичный товар, на такие же три части и распределяться между различными жителями страны в виде заработной платы за труд, прибыли с их капитала или ренты с их землевладения. Таким образом, стоимость, по мнению Смита, разлагается на ν + т (переменный капитал и прибыль). Игнорирование постоянного капитала как элемента стоимости не давало А. Смиту возможность провести анализ процесса воспроизводства: в условиях, когда все, что ежегодно производится, ежегодно и потребляется, немыслимо не только расширенное, но даже и простое воспроизводство.

Адам Смит пытается выйти из этого тупика путем разграничения валового дохода и чистого дохода. Итоговый вывод Смита сводится к тому, что если взять всю товарную массу, то в ней исчезает постоянный капитал, ибо она распадается лишь на заработную плату, прибыль и ренту. Ошибка А. Смита состоит в том, что он отождествляет стоимость годового продукта со вновь созданной за год стоимостью. Если последняя представляет собой только продукт истекшего года, то первая заключает в себе, кроме того, стоимость средств производства, которые были потреблены на производство годового продукта, но произведены в предыдущем году, а отчасти и в ранее истекшие годы. Указанное смешение привело к тому, что А. Смит отбросил постоянную часть стоимости годового продукта.

А. Смит подошел к вопросу о необходимости различать два вида труда: один – создающий предметы потребления и могущий войти в "чистый доход", другой – создающий средства производства, т.е. такие предметы, которые не могут войти в личное потребление. Отсюда следует признание того, что для объяснения реализации необходимо различать два вида потребления: личное и производительное. При этом необходимо иметь в виду, что, хотя Смит и считается родоначальником современной экономической науки, он не является все же нашим современником. В его труде есть много неясностей, недоговоренностей и противоречий. Адам Смит был представителем буржуазии, которая боролась с остатками феодального общества. Поэтому идея, которую он развивал в своих трудах, заключалась в том, что капитализм представляет собой самый производительный способ производства по сравнению с предшествовавшими ему стадиями общественного развития.

Таким образом, Адам Смит был выдающимся экономистом мануфактурного периода. Его книга "Исследование о природе и причинах богатства народов" получила широкое распространение в европейских странах. Однако восприняты идеи Смита были по-разному. Правительственные круги Англии обратили внимание на обоснование Смитом экономической политики "свободной торговли". В тех странах, где еще господствовал феодальный способ производства, прогрессивное значение приобрели антикрепостнические идеи книги. Во Франции политическая экономия в изложении Смита была существенно переработана Ж.-Б. Сэем, особенно те ее разделы, которые содержали критику капитализма.

Несмотря на ошибки и заблуждения автора, искажение некоторых важных положений позднейшими издателями и комментаторами, Адам Смит (как и другие либеральные экономисты) принадлежит к числу основателей современной политической экономии.

  • [1] Смит А. Исследование о природе и причинах богатства народов. М.: ОГИЗ, 1938. С. 48.
  • [2] Смит А. Указ соч. С. 77.
  • [3] Смит А. Указ. соч. С. 115.
 
<<   СОДЕРЖАНИЕ   >>