Полная версия

Главная arrow Политэкономия arrow История экономических учений

  • Увеличить шрифт
  • Уменьшить шрифт


<<   СОДЕРЖАНИЕ   >>

11.3. Политика экономики предложения. Новая классическая школа и гипотеза рациональных ожиданий

В 1970-е гг. благодаря тому, что кейнсианская экономическая теория не смогла предложить адекватные гипотезы относительно существовавшей на тот момент экономической действительности, сформировалась новая исследовательская программа, если выражаться в терминологии И. Лакатоша, а именно теория предложения. Эта концепция возникла как критическое по отношению к кейнсианству направление. В силу этого она носила более практический характер, чем теоретический. В отличие от идейноблизкого ей течения монетаризма в центре внимания ученых этого направления находились проблемы процесса накопления капитала и состояния государственных финансов в ракурсе налоговой политики.

Теоретическими предпосылками теории предложения являются монетаристские и неоклассические концепции, согласно которым рыночной экономике имманентно присуще равновесие. Экономические кризисы рассматриваются как результат государственного вмешательства в рыночные процессы.

Сторонники теории предложения разделяли и дополняли монетаристские оценки инфляции и безработицы, основанные на обновленной монетаристской трактовке кривой Филлипса. Однако природу инфляции они видели в высоких налоговых ставках, что также связывается с проблемой безработицы.

Научная новизна, привнесенная в экономическую теорию сторонниками теории предложения, относилась в основном к проблеме экономического роста, которая тесно увязывалась с проблемой инфляции и безработицы. Иначе говоря, производство, т.е. предложение ставилось во главу угла, откуда и название этой теоретической концепции. В отличие от монетаристской концепции центральное место в теории предложения занимает проблема сбережений, которая рассматривалась в неразрывной связи с налоговой политикой государства. Сторонники теории предложения считали причиной замедления темпов экономического роста бюджетный дефицит, нехватку сбережений, что кардинально расходится с мнением кейнсианской школы, которая доказывала обратное.

Причиной же дефицита сбережений объявлялась недальновидная налоговая политика (политика высоких налоговых ставок), которая вела к снижению предельной эффективности капитала, что, в свою очередь, вызывало снижение уровня сбережений. В результате такая налоговая политика негативно влияла на инвестиционные процессы в экономике и снижала темпы экономического роста. В рамках логики теории предложения государство должно было снизить налоговые ставки до оптимального уровня, при котором возникал желаемый рост сбережений, инвестиций и, как следствие, экономический рост.

Теоретическим обоснованием положительных последствий снижения уровня налоговых ставок стала так называемая кривая Лаффера, или эффект Анри Лаффера. На графике отображена зависимость между доходами государственного бюджета и динамикой налоговых ставок (рис. 11.2).

Кривая А. Лаффера

Рис. 11.2. Кривая А. Лаффера

На рис. 11.2 по оси ординат отложены налоговые ставки, по оси абсцисс – доходы государственного бюджета. Оптимальный размер налоговых ставок – в данном случае 35% – обеспечивает максимальный объем поступлений в государственный бюджет. Из графика следует, что при попытке увеличения налоговой ставки стимулы к хозяйственной деятельности падают и достигают нулевой отметки при 100%-ной ставке налога, чему соответствует полное отсутствие доходов от налогообложения.

Практический опыт показывает, что сокращение налоговых ставок влияет на повышение доходов населения и прибылей корпораций в краткосрочном периоде, и ведет к сокращению доходов бюджета, что вызывает рост его дефицита. Для того чтобы нейтрализовать эти негативные результаты, нужно соответственно сокращать государственные расходы. В долгосрочном периоде, по мнению представителей экономики предложения, временный негативный эффект от снижения уровня налогообложения должен быть перекрыт положительной динамикой сбережений, ростом инвестиций. Кроме того, должно произойти сокращение безработицы, увеличение объема налоговых поступлений, снижение темпов инфляции и прочие положительные явления.

Важным звеном в теории роста школы экономики предложения стала серьезная критика социальной политики государства, которая, по мнению представителей этой школы, не только не способствует росту сбережений, сокращению безработицы, но и провоцирует рост незанятого населения. В этой части критики кейнсианства теоретики школы пошли даже дальше монетаристов, предлагая существенно сокращать бюджетный дефицит за счет сворачивания социальных программ, что являлось одним из условий снижения уровня налогообложения. Именно это положение неоконсервативной программы реформ, которое иногда ошибочно связывают с монетаризмом, явилось серьезным предметом для критики с разных сторон. Среди прочих причин замедления роста теория предложения рассматривала инфляцию, обусловленную высоким уровнем налогообложения, низкими темпами амортизации основного капитала, что также является следствием чрезмерно высоких налогов.

Очевидно, что сторонники теории предложения отстаивают либеральные принципы, доказывая необходимость максимального ослабления системы государственного регулирования экономики.

Теория предложения, предполагающая либерализацию экономической политики и существенное снижение уровня налогообложения, нашла воплощение в практической программе "рейганомики" и "тэтчеризме". Считается, что позитивный сдвиг в экономике США и Великобритании в середине 1980-х гг., который выразился в резком снижении уровня инфляции, сокращении безработицы, увеличении темпов экономического роста, обязан теории и практике теории предложения. Однако, например, динамика нормы сбережений оказалась не столь позитивной. Но самым большим расхождением между теорией предложения и практикой оказался дальнейший рост дефицита бюджета. Тем не менее следует констатировать, что теория предложения сыграла в целом положительную роль, обратив внимание на безусловно существующие макроэкономические зависимости, предложила весьма ясные рецепты лечения ряда недугов, что не только способствовало дальнейшему развитию теории, но и обогатило хозяйственную практику.

Как уже отмечалось в параграфе 11.1 настоящего учебника, в 1970-е гг. начало формироваться направление в экономической теории, получившее название новая классическая школа. Это было обусловлено, с одной стороны, реакцией на кейнсианскую макроэкономическую теорию, а с другой – необходимостью формирования неоклассической макроэкономики.

Как было отмечено в параграфе 11.2 учебника, монетаристы считают, что изменения в долгосрочном равновесии происходят тогда, когда информация о фактических ценах и темпах инфляции достигает экономических агентов. Получив эту информацию, работники лишаются денежной иллюзии относительно реального уровня заработной платы. В итоге безработица и объем производства достигают своего естественного уровня. Равновесие будет длиться до тех пор, пока экономика не достигает такого момента, когда неполнота информации приведет к тому, что инфляционные ожидания работников станут отличаться от реального положения дел. Это в свою очередь приведет к тому, что работники станут неверно оценивать свою реальную заработную плату. В результате у них возникнет денежная иллюзия, вследствие чего будет наблюдаться более высокий или более низкий по сравнению с естественным уровень безработицы и соответственно уровень производства. В итоге будет наблюдаться экономическая нестабильность в краткосрочном периоде. Важным моментом в монетаристской интерпретации традиционной кейнсианской теории краткосрочного периода и классической теории долгосрочного периода является роль ожиданий будущего уровня цен и инфляции. Именно на моделировании процесса ожиданий и сформировалась новая классическая школа. Относительно того, как формируются ожидания в экономике, среди экономистов не существует согласия. Один из способов формирования ожиданий – адаптивный метод.

Гипотеза адаптивных ожиданий предполагает, что индивиды основывают свои прогнозы о будущем только на полученной в прошлом информации, адаптируя ее к настоящему моменту. Для корректировки ожиданий относительно реальных явлений необходим определенный период. Для иллюстрации можно привести пример того, как адаптивный метод используется в макроэкономическом моделировании на примере гипотезы корректировки ошибки (англ, error adjustment hypothesis). Согласно этой гипотезе доход, который индивид ожидает получить в периоде T, равен , этот доход, в свою очередь, равен тому доходу, который этот индивид предполагал получить в прошлом периоде . К этому предполагаемому доходу прибавляется некоторая сумма, представляющая собой корректировку ошибки, которая была сделана в ходе предшествующих оценочных предсказаний. Уравнение для расчета антиципированного дохода в периоде выглядит следующим образом:

(11.4)

где – коэффициент адаптации, определяющий величину пересмотра ожиданий.

Корректируется не полная сумма ошибки в предсказании предшествующего периода, а лишь в пропорции к сумме

ошибки. Из гипотезы, адаптивных ожиданий видно, что текущие предсказания будущего дохода определяются фактическим поступлением дохода в предшествующем периоде, но основное значение в определении ожидаемого дохода играет текущий доход.

Гипотеза адаптивных ожиданий имеет ограничения, не позволяющие эффективно ее использовать. Во-первых, эта гипотеза утверждает, что индивиды не используют последнюю информацию о текущих событиях наравне с информацией о прошлом и своим пониманием экономических процессов. Представляется, что это сомнительное утверждение, так как в реальности люди пользуются своими умениями и навыками. Во-вторых, существует много способов формирования ожиданий, но не существует способа выбора хотя бы одного из них.

Эти сложности, возникающие при применении гипотезы адаптивных ожиданий, заставили экономистов искать новые подходы для описания процесса формирования индивидами своих ожиданий. Для этого была создана новая теория гипотезы рациональных ожиданий. Эта гипотеза утверждает, что индивиды основывают свои прогнозы не только на информации о прошлом, но и на текущей доступной им информации, также на основе своего понимания экономических явлений.

Иначе говоря, адаптивные ожидания основываются на прошлом, а рациональные ожидания основываются еще и на настоящем и будущем.

Гипотеза рациональных ожиданий как научная концепция была впервые представлена экономистом Джоном Мутом (1930–2005) из университета штата Индиана в его статье "Рациональные ожидания и теория движения цен" (Rational Expectations and the Theory of Price Movements), изданной в 1961 г., благодаря чему он был признан основателем теории рациональных ожиданий.

Кроме Мута, теорию рациональных ожиданий использовали в своих научных исследованиях такие известные исследователи макроэкономики, как Роберт Лукас (род. 1937), Томас Сарджент (род. 1943) и Нил Уоллес (род. 1939), для объяснения неспособности краткосрочной кривой Филлипса отразить экономическую ситуацию в 1970-е гг. Эти ученые и ряд других экономистов в конце 1970-х – начале 1980-х гг. положили начало "новой классической революции", направленной против традиционной кейнсианской экономической теории. Ключевыми предпосылками, ставшими основой новой классической экономической теории, являлись: 1) рациональный эгоизм; 2) совершенная конкуренция с гибкостью цен и заработной платы; 3) ограниченность информации (не все индивиды формируют рациональные ожидания, т.е. они используют всю доступную им информацию как о прошлом, так и о настоящем и будущем и понимают экономические процессы и взаимосвязь последних).

В противоположность традиционному кейнсианству, в котором используются только адаптивные ожидания, представители новой классической школы настаивают на использовании в своих моделях именно рациональных ожиданий. Важно и то, что представители новой классической модели объясняют, что же действительно означает термин рациональные ожидания. В основе их позиции лежит утверждение о том, что индивид полностью использует всю доступную ему информацию о прошлом и будущем. Кроме того, предполагается, что индивиды обладают основными знаниями об экономике и принципах ее функционирования.

Иными словами, равенство субъективных и объективных ожиданий составляет суть гипотезы рациональных ожиданий. Можно это пояснить на логическом примере. Допустим, что – информационное множество, известное индивиду в момент t, и пусть ) – распределение вероятностей случайных величин , включенных в экономическую модель. В самом общем виде модель рациональных ожиданий постулирует, что распределение субъективных вероятностей для индивида совпадает с распределением объективных вероятностей . Именно последнее положение делает возможным использование гипотезы рациональных ожиданий в общей модели экономики. Причиной появления такой возможности является предположение о том, что индивиды знают, что экономика работает именно так, как мы ее описываем в модели. Иначе говоря, предполагается, что все ожидания индивидов изменяются именно так, как если бы эти индивиды понимали принципы функционирования модели и были бы согласны с ними.

На примере модели Р. Лукаса покажем, как использовалась гипотеза рациональных ожиданий. Как уже неоднократно отмечалось в этой главе, в 1970–1980-е гг. утратилась прежняя взаимосвязь между инфляцией и безработицей. Кривая Филлипса в результате приобрела спиралевидный характер. Стремясь объяснить эти явления, экономисты стали предлагать новые модели взаимосвязи инфляции и безработицы. Экономисты кейнсианского толка предположили, что существует целое семейство кривых. Экономисты неоклассического направления вообще считали, что не существует взаимосвязи между безработицей и инфляцией. В долгосрочном периоде, по их мнению, кривая Филлипса принимает форму вертикальной прямой.

Американский ученый, лауреат Нобелевской премии 1995 г., Роберт Лукас – представитель новой классической школы – осуществил объединение кейнсианских и неоклассических подходов к модели кривой Филлипса. Он обратил особое внимание на роль инфляционных ожиданий. Лукас считал, что когда для домашних хозяйств постоянный рост цен является необычным явлением, то их реакции описываются первоначальной кривой Филлипса. В том случае, когда государство, стремясь повысить уровень занятости, стимулирует совокупный спрос, например путем увеличения государственных расходов, то бизнес в ответ расширяет производство и увеличивает количество занятых.

В дальнейшем работники начинают замечать, что их реальная зарплата из-за инфляции снизилась. В ответ на это начинается борьба за повышение оплаты труда, что в итоге приводит к ее росту, а это, в свою очередь, сокращает занятость практически до исходного уровня. Стереотипные действия правительства и Центрального банка по стимулированию спроса будут с определенной периодичностью запускать эти циклические изменения заработной платы. На этом этапе экономика развивается как показано на рис. 11.3, а, "уступами" происходит переход на все более и более высокие кривые Филлипса.

Со временем, как отмечал Р. Лукас, люди привыкают к постоянному росту цен и начинают заранее учитывать ожидаемую инфляцию. В результате из-за индексации зарплаты к росту цен не будет экономического роста. Стимулирующие действия правительства приведут только к росту цен без снижения безработицы. В итоге при высоких темпах роста цен кривая Филлипса приближается к вертикальной прямой.

Модель Лукаса предполагает, что использовать инфляцию в борьбе с безработицей можно только в качестве тактической меры, но не как постоянную долгосрочную стратегию. Данная модель позволяет выбрать эффективную политику по борьбе с инфляцией (рис. 3, б): для того чтобы снизить рост цен, следует смириться с временным повышением безработицы и тогда будет происходить движение по нисходящей траектории. Если прави-

Модель Р. Лукаса

Рис.11.3. Модель Р. Лукаса

тельство пользуется доверием, то уже начальные мероприятия по борьбе с инфляцией изменят инфляционные ожидания граждан, которые перестанут закладывать в свои долговременные планы рост цен. В результате инфляцию удастся уменьшить почти без снижения занятости.

Однако обратное воздействие политики на формирование ожиданий очень сложно представить в виде формальных данных. Это объясняется тем, что макроэкономические модели допускают большое количество допущений и упрощений и поэтому только отчасти отражают реальные экономические процессы. Сам Лукас критически оценивал использование макроэкономических моделей для оценки эффективности экономической политики. В связи с этим в современной экономической теории возникло понятие "критика Лукаса". В общем виде его содержание сводится к тому, что традиционные методы анализа экономической политики не могут в полной мере отразить влияние политических изменений на экономические ожидания.

Одно из существенных противоречий теории рациональных ожиданий, доказывающее неэффективность как краткосрочной, так и долгосрочной политики государства, заключается в том, что ее сторонники непроизвольно возводят непреодолимую стену между интересами субъектов и интересами государства, что отнюдь не может быть признано адекватным отражением реальных взаимоотношений. Логика их построений неизбежно приводит к выводу о необходимости максимальной либерализации хозяйственной политики государства.

Рассмотренные концепции неоконсервативного направления в настоящее время находятся в стадии своего развития. Кроме того, кризис последних лет дал основание для более пристального, критического внимания к используемой ими методологии. Поэтому преждевременно судить о том вкладе, который каждая из указанных концепций внесла в развитие экономической науки. Но можно с уверенностью констатировать, что во многом благодаря этим школам произошли существенные, позитивные изменения в принципах хозяйственной политики ведущих стран в последние два десятилетия XX в.

 
<<   СОДЕРЖАНИЕ   >>