Полная версия

Главная arrow Политэкономия arrow История экономических учений

  • Увеличить шрифт
  • Уменьшить шрифт


<<   СОДЕРЖАНИЕ   >>

11.4. Сущность и формы неолиберализма. Основные идеи германского неолиберализма

После Второй мировой войны в ряде западных стран стала распространяться идеология неолиберализма. В ФРГ она не только получила широкое распространение, но и нашла успешное практическое применение. Идеи либерализма начиная с 1948 г. приобрели статус государственной доктрины, выразившейся в экономической политике немецкого правительства того времени Аденауэра – Эрхарда.

Немецкий либерализм в 1940–1950-х гг. делился на две основные группы, а именно: ордолибералов, или фрейбургскую школу во главе с Францем Бемом (1895–1977) и Вальтером Ойкеном (1891 – 1950) и сторонников социальной рыночной экономики, самым ярким представителем которой был Альфред Мюллер-Арамак 1901-1978).

В 1948 г. В. Ойкен и его последователи во Фрайбургском университете начали выпуск ежегодника под названием "Ордо" (Порядок), который играл роль теоретической трибуны неолиберализма. Сам термин "Ордо" превратился в собирательное понятие, символизирующее "естественный строй... свободного рыночного хозяйства". Впоследствии западногерманское направление неолиберализма под влиянием "школы Ойкена" стало даже именоваться "ордолиберализмом". Суть концепции заключена уже в ее названии, которое можно было перевести как "свобода в рамках порядка".

Оба течения немецкого неолиберализма были едины в том, что действительно свободное общество не может обосновываться аргументами экономической эффективности, а ее основная идея – личная свобода – является самостоятельной ценностью. Исходя из такого понимания свободы как основной ценности для общества, социальная рыночная экономика должна пониматься не как программа восстановления германской послевоенной экономики, а как более широкая концепция переустройства жизни общества на основах либерализма. Это переустройство охватывало политический и экономический порядок, культуру, высшее образование и науку.

Идеологи социальной рыночной экономики в своих умонастроениях дистанцировались от "тоталитарного социализма" советского типа с подавлением личных свобод, с одной стороны, и от американской модели "свободного общества", с другой. Такое неприятие полной несвободы и абсолютной свободы не является противоречивым, как может показаться на первый взгляд. Требование полной личной свободы для каждого члена общества всегда приводит к полной несвободе в обществе. Наиболее ярким проявлением этого может быть ничем не ограниченная конкуренция, с неизбежностью вырождающаяся в монополию.

В Германии в отличие например от США, картели не были законодательно запрещены, более того, они являлись легальными объединениями. В начале XX в. Германию называли "страной картелей". В годы Великой депрессии (1929–1936) картели реагировали на сокращение спроса не уменьшением цен, а свертыванием производства и увольнениями рабочих. Не секрет, что Гитлер пришел к власти на волне массовой безработицы в стране. Этот опыт толкал немецких либералов, таких как В. Ойкен и Ф. Бем, к выводу о том, что защита конкуренции является одной из главных особенностей современного либерального государства. Правила конкурентной игры на рынке должны быть справедливыми для всех без исключения, будь то отдельные отрасли или компании.

В частности, Ойкен предложил идею "полной конкуренции", что подразумевало недопустимость ограничения конкуренции и сохранения на рынке индивидуальной свободы, введение справедливых правил поведения и ликвидация частной экономической власти.

Сам термин "социальное рыночное хозяйство" впервые был предложен А. Мюллером-Арамаком в его книге "Хозяйственное управление и рыночное хозяйство" (1947), где также была изложена детальная концепция этого типа хозяйства. В более поздней работе Мюллер-Арамак предложил следующую формулировку ключевого понятия. "Социальное рыночное хозяйство не есть исключительно теория конкуренции; это, скорее, идеологическая концепция в том смысле, что целью социального рыночного хозяйства является координация между сферами жизни, представленная рынком, государством и социальными группами"[1].

К основными элементам концепции социального рыночного хозяйства можно отнести: личную свободу, экономическую дееспособность, социальную справедливость.

В рамках социального рыночного хозяйства нужно было определить разумные границы и эффективные методы государственного вмешательства в экономику, с одной стороны, и активно защитить свободную рыночную экономику от чрезмерного вмешательства государства, с другой.

Ключевой проблемой при построении социального рыночного хозяйства был вопрос о том, должно ли государство решать социальные вопросы? Традиционный либерализм утверждал, что личность должна отвечать за обеспечение себя и своей семьи в случае любых непредвиденных ситуаций, а тогда когда это не удается, помощь должна предоставляться за счет частной благотворительности. Неолибералы в целом и германские в частности, утверждали, что всевозможные бедствия, которые могут обрушиться на людей, как-то: безработица, потеря трудоспособности, циклические проблемы и другие экстерналии, не могут быть решены частной благотворительностью.

Неолибералы понимали, что возникающие в этом случае перераспределительные меры могут иметь отрицательное воздействие на получателей помощи, порождая с их стороны иждивенчество. Однако в то же время они были уверены в том, что усиление мотивов к производству с лихвой компенсирует потери благосостояния, вызванные социальной политикой.

Относительно принципов построения социального порядка немецкие неолибералы однозначно считали, что главным принципом должен быть принцип субсидиарности, т.е. дополнительности. Согласно этому принципу государственные меры в социальной сфере оправданы только тогда, когда частная благотворительность оказывается недостаточной.

Правда, в этом случае возникает проблема обязательного государственного страхования от болезней, старости и недееспособности. Нужно ли такое обязательное страхование? Неолибералы в лице Ф. Хайека полагали, что те люди, которые пренебрегают страхованием, становятся обузой обществу. Это замечание в настоящее время обретает черты конкретных действий. Свежей иллюстрацией этому служит Акт о защите пациентов и доступной медицине (The Patient Protection and Affordable Care Act, PPACA), который в США именуют Обамакэр (Obamacare). Этот акт представляет собой уникальную для США мощнейшую социальную программу, которая сделает доступным медицинское страхование для не застрахованных ранее 30 млн американцев и субсидирует покупателей частных медицинских страховок. Впервые в американской истории федеральное правительство обязывает всех граждан приобретать у страховых компаний некоторую услугу под угрозой законодательного преследования. В случае если американец откажется от покупки страховки, он будет обязан уплатить в казну штраф 95 долл. США, или 1% дохода в 2014 г. (эти суммы возрастут до 695 долл. США, или 2,5% дохода к 2016 г.). Незастрахованные граждане стали обузой для американского общества, что вызвало принятие такого антилиберального по своей природе закона.

Впрочем, в послевоенные годы в ФРГ немецкие неолибералы считали, что альтернативой обязательному государственному страхованию является создание независимых самоуправляемых организаций. Это было обусловлено убеждениями либералов в том, что социальные вопросы, связанные с рисками нормальной жизни, не должны быть предметом государственного вмешательства. Вопрос о том, как устроено страхование, не является техническим, а носит идеологический подтекст. В том случае, когда пенсионный фонд является государственным, возникает потенциальная опасность того, что чиновники будут использовать его в политических целях, например в период предвыборных компаний. В ФРГ система страхования в результате многочисленных дискуссий, с опорой на принципы неолиберализма была устроена по так называемому клубному принципу, т.е. свои схемы здравоохранения имеют корпорации, компании, общины и т.д.

В 1960–1970-е гг. концепция неолибералов о создании и функционировании модели "социального рыночного хозяйства" во многом была похожа на возникшую в тот же период модель институционалистов "общества всеобщего благоденствия", так как и в той и другой отвергаются положения об эксплуатации человека человеком и классовом антагонизме. Обе модели, кроме того, основываются на идее активной социальной функции государства по обеспечению всем гражданам равных прав и равных возможностей в получении социальных услуг и повышении их благосостояния. При этом под внешним проявлением "всеобщего благоденствия" имелись в виду не только рост числа акционеров в различных слоях общества, но и возросшая стабильность всех общественных институтов, уверенность значительной части трудящихся в завтрашнем дне и т.д.

  • [1] Мюллер-Арамак А. Принципы социального рыночного хозяйства //Социальное рыночное хозяйство. Теория и этика экономического порядка в России и Германии. СПб.: Экономическая школа, 1999. С. 268.
 
<<   СОДЕРЖАНИЕ   >>