Конституционные принципы организации местного самоуправления

Высшей нормативной основой правового опосредования местного самоуправления являются конституционные принципы, под которыми следует понимать прямо или косвенно выраженные в Конституции РФ, а также сложившиеся в конституционной практике (прежде всего в практике конституционного правосудия) руководящие императивы, касающиеся организации и осуществления местного самоуправления, правового статуса личности в системе муниципальной демократии, взаимоотношений местного самоуправления и государственной власти.

Конституционные принципы, как неоднократно подчеркивал Конституционный Суд РФ, обладают высшей степенью нормативной обобщенности, предопределяют содержание конституционных прав человека и отраслевых прав граждан, носят универсальный характер[1]. Это касается и принципов организации местного самоуправления. Конституционная природа соответствующих принципов определяется как формально-юридическими, так и материальными критериями. Во-первых, п. "н" ч. 1 ст. 72 Конституции РФ напрямую относит к сфере конституционного регулирования основы общественных отношений, выражающие общие принципы, складывающиеся по поводу организации местного самоуправления в Российской Федерации. При этом соответствующий предмет правового регулирования является сферой совместного ведения Российской Федерации и субъектов РФ. Во-вторых, конституционная природа принципов местного самоуправления предопределяется материальными характеристиками соответствующей сферы отношений, самой сущностью местного самоуправления в ее триединых (конституционно значимых) качествах как особой формы публичной власти, системы институтов гражданского общества и правового положения личности.

При этом использованная конституционным законодателем формула предмета правового регулирования в сфере местного самоуправления (п. "н" ч. 1 ст. 72) допускает различные варианты истолкования, предполагающие отнесение к совместному ведению одного из следующих вопросов, связанных с установлением:

  • а) местного самоуправления;
  • б) общих принципов местного самоуправления;
  • в) общих принципов организации местного самоуправления;
  • г) общих принципов организации системы местного самоуправления;
  • д) общих принципов организации системы органов местного самоуправления.

В зависимости от избранного варианта интерпретации будет существенно разниться и круг вопросов, подлежащих решению органами государственной власти. Практика сформулировала устойчивый подход к пониманию рассматриваемой нормы Основного закона, что выразилось уже в самом наименовании основополагающего федерального законодательного акта, посвященного местному самоуправлению, который как в первоначальном виде (Федеральный закон № 154-ФЗ), так и в действующей редакции (Федеральный закон № 131-ФЗ) регулирует общие принципы организации местного самоуправления в Российской Федерации. Это в полной мере соответствует правовым позициям Конституционного Суда РФ, касающимся нормативного содержания п. "гг" ч. 1 ст. 72 Конституции РФ[2].

Установление "общих принципов организации местного самоуправления" предполагает законодательную конкретизацию: 1) конституционных предписаний общего характера, определяющих принципы конституционного строя, основы правового регулирования публичной власти, публичной собственности, правового положения личности и коллективов в той их части, в какой они являются значимыми, предопределяют отношения публично-территориальной самоорганизации населения (в частности, ст. 1–5, 7, 8, 13, 14, 15 Конституции РФ); 2) конституционных основ местного самоуправления как самостоятельного конституционного института (ст. 12, 130–133 Конституции РФ). Законодатель, таким образом, обладает достаточно широкими регулятивными возможностями в муниципальной сфере, вправе определять правовые, территориальные, организационные, экономические принципы организации местного самоуправления в Российской Федерации.

Развитие федерального законодательства о местном самоуправления свидетельствует, что уровень правового воздействия государства на местное самоуправление динамичен. В отличие от прежнего правового регулирования Федеральный закон № 131-ФЗ по многим муниципальным вопросам содержит весьма детальные, императивные и по существу безальтернативные решения (например, в отношении структуры органов местного самоуправления, форм территориальной организации местного самоуправления и др.). Сам по себе такой подход вряд ли может рассматриваться как несовместимый с Конституцией РФ, хотя на практике нередко вызывает критические оценки.

По своему смыслу и духу Конституция РФ ориентирует федерального законодателя на формирование эффективной, самостоятельной и ответственной муниципальной власти, способной качественно решать вопросы местного значения и реализовывать отдельные государственные полномочия в пределах территории муниципального образования. В таких условиях федеральный законодатель не лишен известной свободы усмотрения при установлении меры своего регулятивного вторжения в муниципальные отношения на каждом конкретном этапе развития российской государственности, в зависимости от социально-экономических условий, развития федеративных отношений и характера взаимоотношений субъектов РФ с местным самоуправлением, уровня политической активности и политической самоорганизации граждан, исходя из реальной практики местного самоуправления.

В этом плане исторически изменяющийся объем федерального законодательного присутствия в муниципально-правовой сфере свидетельствует о гибкости конституционного регулирования разграничения предметов ведения и полномочий между Российской Федерацией и ее субъектами по вопросам местного самоуправления. Однако при реализации своих дискреционных полномочий в рамках п. "н" ч. 1 ст. 72 Конституции РФ федеральный законодатель во всяком случае должен действовать в соответствии с принципами, непосредственно вытекающими из Конституции РФ. Именно в этом, конституционном, аспекте принципы местного самоуправления наиболее полно, концентрированно отражают сущностные характеристики данного явления государственно-правовой жизни.

Конституционные принципы местного самоуправления взаимосвязаны с нормами Европейской хартии местного самоуправления и конкретизируются в текущем законодательстве, включая законодательство субъектов РФ[3] и муниципальные правовые акты[4]. Они определяют демократическую организацию местного самоуправления как института публичной власти, их соблюдение обязательно для органов государственной власти, населения и образуемых им органов местного самоуправления в целях реализации прав граждан на местное самоуправление, обеспечения самостоятельного решения населением местных вопросов на территориях муниципальных образований в соответствии с законодательством РФ, ее субъектов, а также с уставами муниципальных образований. Реализация принципов местного самоуправления обеспечивается государственным принуждением, а также организационными формами и методами деятельности муниципальных органов.

Возможны различные подходы к анализу конституционных принципов организации местного самоуправления (например, классификация их па универсальные и специальные, установление иерархических связей между ними[5] и т.д.). В обобщенном варианте можно выделить следующие принципы организации местного самоуправления, получившие признание в Конституции РФ.

1. Самостоятельность решения населением вопросов местного самоуправления (ст. 12 и 130). Муниципальные образования самостоятельны в решении вопросов местного значения, что реализуется путем местного референдума, муниципальных выборов, с помощью других форм прямого волеизъявления, через деятельность граждан в выборных и других органах местного самоуправления. Органы местного самоуправления организационно обособлены, наделены в соответствии с уставом муниципального образования собственной компетенцией в решении вопросов местного значения. Население самостоятельно определяет организационную форму осуществления местного самоуправления, наименование и структуру его органов. Местное самоуправление обеспечено финансово-экономической самостоятельностью, управляет муниципальной собственностью, утверждает и исполняет местный бюджет, устанавливает местные налоги и сборы.

Вместе с тем следует учитывать, что самостоятельность местного самоуправления не является абсолютной, ничем не ограниченной. Как следует из Конституции РФ (и. "в" и "е" ст. 71, п. "б", "н" ч. 1 ст. 72), органы государственной власти в пределах своих полномочий по предметам ведения Российской Федерации и совместного ведения Российской Федерации и субъектов РФ призваны оказывать регулирующее воздействие на местное самоуправление, в частности устанавливать общие принципы его организации, учитывая при этом цели государственного, экономического, экологического, социального, культурного и национального развития Российской Федерации; деятельность же органов местного самоуправления должна носить законный характер (ч. 2 ст. 15). Тем самым, указал Конституционный Суд РФ в Определении от 1 июня 2010 г. № 830-О-О, Конституция РФ прямо уполномочила федерального и регионального законодателей на установление общих принципов формирования органов муниципальной власти. По смыслу приведенных конституционных положений самостоятельность местного самоуправления определяется пределами, установленными Конституцией РФ и действующим законодательством. Этот вывод согласуется с правовыми позициями Конституционного Суда РФ, который указывал, что права и обязанности местного самоуправления закрепляются Конституцией РФ и законом; деятельность органов местного самоуправления и выборных должностных лиц местного самоуправления должна соответствовать Конституции РФ и основанным на ней нормативным правовым актам (Постановления от 16 октября 1997 г. № 14-П и от 30 ноября 2000 г. № 15-П). Однако, формируя конкретное нормативное наполнение муниципальной самостоятельности, законодатель не должен посягать на само существо этого важнейшего конституционного свойства местного самоуправления и должен сообразовывать принимаемые в этой сфере решения с вытекающим из Конституции РФ принципом многообразия организационных моделей построения и реализации муниципальной власти. Законодательное регулирование в этой области должно быть по возможности гибким и гарантировать местным сообществам реальную возможность на основании закона и в установленных им пределах самостоятельно определять конкретные требования, касающиеся организации и осуществления местного самоуправления на соответствующей территории, которые учитывали бы исторические и иные местные традиции и позволяли бы эффективно решать вопросы местного значения в интересах населения[6].

  • 2. Организационное обособление местного самоуправления в системе управления обществом и государством (ст. 12). Местное самоуправление должно иметь автономию в отношении своей компетенции, обладать свободой действия для осуществления собственных инициатив по любому вопросу, находящемуся в его ведении. Органы местного самоуправления не входят в систему органов государственной власти, однако строят отношения с другими муниципальными образованиями, органами местного самоуправления и государственной властью. Предметы ведения разграничиваются между муниципальными образованиями, они не подчиняются другим муниципальным образованиям. Являясь юридическими лицами, муниципальные образования обладают правом на муниципальную собственность и являются участниками гражданского оборота.
  • 3. Многообразие организационных форм осуществления местного самоуправления (ст. 131). Местное самоуправление осуществляется гражданами непосредственно, а также через выборные и иные органы местного самоуправления. Население может самостоятельно выбирать любые формы и сочетания форм представительной (выборные органы местного самоуправления) и непосредственной демократии (референдум, выборы, собрание), определять организационно-правовые формы осуществления местного самоуправления. Граждане могут реализовать свое право на народную правотворческую инициативу и на индивидуальные и коллективные обращения граждан в органы и к должностным лицам местного самоуправления. При этом право населения на самостоятельное определение организационного механизма осуществления муниципальной власти на конкретной территории, в силу правовой позиции Конституционного Суда РФ, занятой им в Определении от 5 марта 2009 г. № 375-О-О, должно реализовываться исходя из предусмотренных законодательством общих принципов организации местного самоуправления, требований к формам осуществления местного самоуправления, в частности к способам и процедурам формирования органов муниципальной власти, их полномочиям и т.п. Необходимо учитывать, что поскольку каждая организационная форма реализации местного самоуправления имеет свое собственное предназначение в механизме народовластия, они не должны противопоставляться и подменяться одна другой: институты непосредственной и представительной демократии должны действовать согласованно па взаимодополняемой основе.
  • 4. Юридическое равенство муниципальных образований во взаимоотношениях между собой и с органами государственной власти РФ и субъектов РФ (ч. 1 ст. 19, ст. 130, ч. 1 ст. 131). Этот принцип, являющийся специально-целевой конкретизацией универсального конституционного требования равноправия, получил свое обоснование в ряде решений Конституционного Суда РФ как имеющий характер общего принципа организации местного самоуправления[7]. В силу этого принципа предполагается законодательное закрепление формально равного правового статуса муниципальных образований. Этим, однако, не исключается возможность использования диффернцированного подхода к правовому регулированию организации местного самоуправления, осуществляемого на объективно несовпадающих по своим характеристикам территориях, и введение определенной типологизации муниципальных образований в соответствии с разумно обоснованными критериями установления соответствующих различий. Правовое равенство муниципальных образований по смыслу правовой позиции Конституционного Суда РФ, содержащей нормативно значимую интерпретацию конституционного требования равноправия субъектов РФ, не означает равенство их потенциалов и уровня социально-экономического развития, во многом зависящих от территории, географического положения, численности населения, исторически сложившейся структуры народного хозяйства и т.д.; учет местных особенностей является необходимым условием соблюдения баланса интересов и внедрения общегосударственных стандартов во всех сферах жизнедеятельности муниципальных образований[8]. При этом любые различия должны быть социально и юридически обоснованны, не могут затрагивать применение основного содержания прав местного самоуправления, предусмотренных Конституцией РФ и относящихся в одинаковой степени к каждому муниципальному образованию, независимо от его территориальной основы.
  • 5. Соблюдение прав и свобод человека и гражданина (ст. 2, 12, 18 и 130). Граждане имеют равные права на осуществление местного самоуправления как непосредственно, так и через своих представителей, а также равный доступ к муниципальной службе.

Права и свободы человека, закрепленные в Конституции РФ (избирать и быть избранным в органы местного самоуправления, обращаться лично, направлять индивидуальные и коллективные обращения в органы местного самоуправления, знакомиться с документами и материалами, непосредственно затрагивающими права и свободы человека и гражданина, обжаловать в суде решения и действия (бездействие) органов местного самоуправления, получать образование, медицинскую помощь и т.д.), реализуются прежде всего на местном уровне. Нарушение законности, несоблюдение прав и свобод человека и гражданина в деятельности местного самоуправления попирают принципы демократии и гражданского общества. Гарантированные Конституцией РФ основные права и свободы человека и гражданина определяют деятельность местного самоуправления.

6. Законность в организации и осуществлении местного самоуправления (ч. 2 ст. 15). В силу этого принципа организация и деятельность местного самоуправления должна осуществляться на основе закона, строиться на обязанности муниципальных органов и должностных лиц, граждан и их объединений соблюдать Конституцию РФ и нормативные правовые акты. Законность – имманентная характеристика местного самоуправления, получившая свое отражение уже в самом определении этого понятия в Федеральном законе № 131-ФЗ, где прямо указывается на то, что местное самоуправление обеспечивает самостоятельное и под свою ответственность решение населением вопросов местного значения в пределах, установленных Конституцией РФ, федеральными законами, а в случаях, установленных федеральными законами,законами субъектов РФ. В развитие этого принципа Федеральный закон № 131-ФЗ специально оговаривает обращенные к главе муниципального образования, главе местной администрации, депутату, члену выборного органа местного самоуправления, выборному должностному лицу местного самоуправления требования соблюдать ограничения и запреты и исполнять обязанности, которые установлены Федеральным законом от 25 декабря 2008 г. № 273-ФЗ "О противодействии коррупции" и другими федеральными законами (ч. 4.1 ст. 36, ч. 9.1 ст. 37, ч. 7.1 ст. 40), предусматривает обязанность органов местного самоуправления обеспечивать сбалансированность местных бюджетов и соблюдение установленных федеральными законами требований к регулированию бюджетных отношений (ч. 2 ст. 52) и др.

Прокуратура осуществляет надзор за исполнением федеральных законов, законов субъектов РФ и уставов муниципальных образований органами и должностными лицами местного самоуправления, за соблюдением ими прав и свобод человека и гражданина. В судебном порядке могут обжаловаться решения и действия органов и должностных лиц местного самоуправления, ущемляющие права юридических и физических лиц. Общественный контроль за деятельностью органов и должностных лиц местного самоуправления может осуществляться в различных формах: обращения граждан в органы местного самоуправления и к его должностным лицам; отчеты депутатов представительных органов, глав муниципальных образований и других выборных должностных лиц местного самоуправления перед населением; участие общественных наблюдателей в работе избирательных комиссий при проведении выборов депутатов представительных органов и выборных должностных лиц местного самоуправления и др.

7. Гласность местного самоуправления (ч. 3 ст. 15, ч. 2 ст. 24, ч. 5 ст. 29, ч. 1 ст. 32, ст. 33, ч. 1 ст. 130). Она позволяет проконтролировать деятельность органов власти и управления всех уровней, дает возможность гражданам влиять на выработку решений, затрагивающих их интересы, права и свободы. Конституционный принцип гласности является обязательным в деятельности органов и должностных лиц местного самоуправления, предполагая, в частности, необходимость опубликования нормативных правовых актов местного самоуправления, обязанность муниципальных органов власти и их должностных лиц обеспечить каждому возможность знакомиться с документами и материалами, непосредственно касающимися прав и свобод человека, а также получать другие полные и достоверные сведения о функционировании муниципальной власти, в том числе через муниципальные средства массовой информации, Интернет-сайты муниципальных образований, блоги руководителей муниципалитетов. Причем тираж и способ распространения муниципальных средств массовой информации должны обеспечивать возможность получения каждым без всяких препятствий информации о принятых нормативных актах местного самоуправления, а при желании – их полного и точного текста. Такая правовая позиция сформулирована в практике Уставного Суда Свердловской области[9]. Кроме того, органы и должностные лица местного самоуправления обязаны давать ответ по существу обращений граждан в течение месяца.

Конституционный принцип гласности местного самоуправления конкретизируется в текущем законодательном регулировании и, в частности, в Федеральном законе от 9 февраля 2009 г. № 8-ФЗ "Об обеспечении доступа к информации о деятельности государственных органов и органов местного самоуправления", который направлен на формирование механизма реализации конституционного права граждан свободно искать и получать информацию о деятельности органов местного самоуправления. Данный Федеральный закон определяет способы доступа к информации о деятельности органов местного самоуправления, прописывает процедуру подачи запроса о получении информации и ответа на него (в том числе, требования к запросу, сроки и порядок его рассмотрения, требования к ответу па запрос, основания для отказа в предоставлении информации). Предусматривается подключение органами местного самоуправления своих информационных систем к сети Интернет и открытие для неограниченного доступа своих официальных сайтов, выделение адресов электронной почты для получения запросов и передачи запрашиваемой информации. При этом определяется и состав информации о деятельности органов местного самоуправления, размещаемой в информационно-телекоммуникационных сетях, в том числе в информационно-телекоммуникационной сети Интернет, на основании которого разрабатываются и утверждаются в установленном порядке перечни информации о деятельности отдельных органов местного самоуправления, размещаемой для удаленного доступа. На основании этого Федерального закона принимаются правовые акты местного самоуправления, формирующие юридическую базу информационной открытости муниципальной власти в конкретном муниципальном образовании[10].

8. Использование местных обычаев и традиций в организации и деятельности местного самоуправления (ч. 1 ст. 131). Социально-правовая ценность и нормативное содержание этого принципа определяются самостоятельностью местного самоуправления и высоким уровнем глубины обратных связей между муниципальными институтами и населением. Муниципальная организация власти на конкретной территории естественным образом несет на себе отпечаток социального уклада ее жителей, отражает особенности исторически сложившихся в данной местности представлений об оптимальных формах и методах устроения общих дел, призвана воплощать их актуальные и стратегические потребности и интересы. В условиях России как государства, имеющего значительную географическую протяженность и многонациональный, поликонфессиональный состав населения, учет местных особенностей для организации и реализации публичной власти имеет повышенную важность, является условием не только для эффективного управления, но и для обеспечения социальной стабильности.

Примечательно, что конституционная формула об "исторических и иных местных традициях" используется федеральным законодателем в самом определении понятия местного самоуправления (ч. 2 ст. 1 Федерального закона № 131-ФЗ), что является важным ориентиром для развития многообразных моделей организации местного самоуправления, в том числе территориальной, на основе его общих конституционных принципов.

  • 9. Обеспечение деятельности местного самоуправления необходимыми материально-финансовыми ресурсами (ст. 132). Местное самоуправление должно иметь условия, позволяющие его органам обладать достаточными для осуществления своих функций средствами. Поэтому, в частности, при осуществлении правового регулирования разграничения полномочий между органами государственной власти Российской Федерации, органами государственной власти субъектов РФ и органами местного самоуправления законодателем должен соблюдаться принцип соразмерности ресурсов местного самоуправления предоставленным полномочиям (см. абз. 7 п. 2 мотивировочной части Постановления Конституционного Суда РФ от 29 марта 2011 г. № 2-П, Определение Конституционного Суда РФ от 2 ноября 2006 г. № 540-0). Конституционными институтами финансово-экономического обеспечения местного самоуправления выступают муниципальная собственность, которая признается и защищается наравне с государственной и иными форами собственности, местный бюджет, который формируется, утверждается и исполняется органами местного самоуправления самостоятельно, а также местные налоги и сборы.
  • 10. Гарантирование права местного самоуправления на судебную защиту (ст. 133). Это конституционное положение во взаимосвязи со ст. 46 (ч. 1 и 2) Конституции РФ призвано обеспечить судебную защиту прав и законных интересов выборного должностного лица, органа местного самоуправления, самих избирателей – всех, чьи права затронуты обжалуемым решением либо действием (бездействием). При этом в силу названных статей Конституции РФ и норм действующего законодательства обжалованию в судебном порядке подлежат любые юридически значимые решения и действия (или бездействие) (см. Определение Конституционного Суда РФ от 9 апреля 2003 г. № 132-О). Судебная защита местного самоуправления обеспечивается всеми видами юрисдикций, не исключая конституционного правосудия (как на федеральном, так и на региональном уровне).
  • 11. Запрет на ограничение прав местного самоуправления, установленных Конституцией РФ и федеральными законами (ст. 133). Этот запрет имеет универсальный характер, адресован неопределенному кругу субъектов, которые могли бы своими решениями или действиями ограничить права местного самоуправления. Прежде всего, это органы государственной власти всех уровней, их должностные лица: ни указы Президента РФ, ни постановления Правительства РФ, ни законы субъектов РФ не могут сужать права местного самоуправления.

Вместе с тем как по своему буквальному смыслу, так и в системной взаимосвязи с иными конституционными нормами, включая положения ч. 3 ст. 55 Конституции РФ, названный принцип не исключает ограничения прав местного самоуправления федеральным законом: сам но себе конституционный запрет на ограничение прав местного самоуправления имеет своим объектом права местного самоуправления, установленные Конституцией РФ и федеральными законами, что является дополнительным подтверждением полномочий федерального законодателя в отношении определения характеристик правосубъектности муниципальных образований. Однако вводимые федеральным законодателем ограничения прав местного самоуправления не могут быть произвольными. Их принятие строго обусловлено конституционными целями, ограничениями конституционных прав муниципального образования как территориального объединения граждан (ч. 3 ст. 55 Конституции РФ), а сами по себе ограничения по своему характеру, содержанию и пределам должны быть соразмерными и адекватными названным конституционным целям, что, в частности, исключает их посягательство на существо конституционных прав местного самоуправления. Таким образом, положение ст. 133 Конституции РФ обязывает органы государственной власти РФ и субъектов РФ рассматривать федеральные законодательные нормы, гарантирующие права местного самоуправления, в качестве своеобразного муниципально-правового минимума, ниже которого не может опускаться региональное законодательство.

12. Ответственность органов местного самоуправления и должностных лиц перед населением, государством, физическими и юридическими лицами. Органы местного самоуправления отвечают не только за принимаемые решения, но и за свои действия. Такая ответственность наступает в результате утраты доверия населения. Основания, виды, порядок и условия ответственности органов и должностных лиц местного самоуправления определяются уставами муниципальных образований. Одним из видов данной ответственности предусмотрена возможность отзыва населением депутата, члена выборного органа, выборного должностного лица местного самоуправления. Ответственность органов и должностных лиц местного самоуправления перед государством наступает в случае нарушения ими Конституции РФ, федеральных законов, нормативных актов субъекта РФ. Органы и должностные лица местного самоуправления несут ответственность за осуществление отдельных государственных полномочий, которые обеспечены соответствующими органами государственной власти материальными и финансовыми средствами, а также ответственность перед физическими и юридическими лицами, которая может возникнуть из гражданско-правовых отношений.

  • [1] См., например: абз. 5 п. 4 мотивировочной части Постановления Конституционного Суда РФ от 10 апреля 2003 г. № 5-П, абз. 6 н. 3.3 мотивировочной части Постановления Конституционного Суда РФ от 20 декабря 2010 г. № 22-П.
  • [2] См., например: абз. 1 п. 2 мотивировочной части Постановления Конституционного Суда РФ от 30 мая 1996 г. № 13-П; абз. 6 п. 5 мотивировочной части Постановления Конституционного Суда РФ от 24 января 1997 г. № 1-П; абз. 1 п. 3 мотивировочной части Определения Конституционного Суда РФ от 4 февраля 1997 г. № 14-0; абз. 1 п. 3 мотивировочной части Постановления Конституционного Суда РФ от 16 октября 1997 г. № 14-П.
  • [3] См., например: ч. 2 ст. 1 Закона Оренбургской области от 21 февраля 1996 г. "Об организации местного самоуправления в Оренбургской области" // Южный Урал. 2005. 5, 8 февр.
  • [4] См., например: ч. 2 ст. 3 Устава муниципального образования городского округа "Воркута" от 27 февраля 2006 г. // Заполярье. 2006. 4 апр.; ст. 6 Устава города Иркутска от 20 мая 2004 г.// Иркутск. 2004.25 мая; ч. 2 ст. 2 Устава Люберецкого муниципального района Московской области от 20 апреля 2006 г. // Люберецкая газета. 2006. 5 мая; ч. 2 ст. 2 Устава города Твери от 23 июня 2005 г. // Вся Тверь. 2005. 17 авг.
  • [5] См., например: Султанов E. Б. Иерархия конституционных принципов местного самоуправления в Российской Федерации // Конституционное и муниципальное право. 2009. № 5. С. 30–33.
  • [6] См.: абз. 6 п. 2 мотивировочной части Постановления Конституционного Суда РФ от 18 мая 2011 г. № 9-П.
  • [7] См.: абз. 5 п. 6 мотивировочной части Постановления Конституционного Суда РФ от 11 ноября 2003 г. № 16-П; абз. 6 и. 2 мотивировочной части Постановления Конституционного Суда РФ от 29 марта 2011 г. № 2-П.
  • [8] См.: Постановление Конституционного Суда РФ от 15 июля 1996 г. X? 16-П; Определение Конституционного Суда РФ от 13 июня 2006 г. № 194-0.
  • [9] См.: постановления Уставного Суда Свердловской области от 13 мая 2003 г. // Собрание законодательства Свердловской области. 2003. № 5. Ст. 468; от 18 марта 2008 г. // Собрание законодательства Свердловской области. 2008. №3-1. Ст. 350.
  • [10] См., например: постановление Администрации города Благовещенска от 1 февраля 2010 г. № 350 "Об обеспечении доступа к информации о деятельности администрации города Благовещенска" // Благовещенск. 2010. 5–11 февр.; постановление администрации муниципального образования "город Саянск" Иркутской области от 10 марта 2010 г. № 110-37-126–10 "Об организации обеспечения доступа к информации о деятельности администрации городского округа муниципального образования "город Саянск" и ее отраслевых (функциональных) органов" // Саянские зори. 2010. 25 марта; Положение об обеспечении доступа к информации о деятельности органов местного самоуправления городского поселения Егорьевск Егорьевского муниципального района Московской области (принято решением Совета депутатов городского поселения Егорьевск Егорьевского муниципального района Московской области от 24 сентября 2010 г. № 68/9) // Знамя труда. 2010. 20 окт.; постановление администрации города Оренбурга от 31 декабря 2009 г. № 1718-п "Об утверждении административного регламента обеспечения доступа к информации о деятельности Главы города Оренбурга, администрации города Оренбурга" // Вечерний Оренбург. 2010. 27 янв.; решение Тамбовской городской Думы от 31 марта 2010 г. № 1383 "О Положении “Об обеспечении доступа к информации о деятельности органов местного самоуправления городского округа – город Тамбов”" // Наш город Тамбов. 2010. 6 апр.; постановление Мэрии города Ульяновска от 29 апреля 2010 г. № 2298 "Об обеспечении доступа к информации о деятельности мэрии города Ульяновска" // Ульяновск сегодня. 2010. 7 мая.
 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ     След >