Интерактивная сторона общения. Структура взаимодействия. Стили поведения в межличностном взаимодействии. Типы взаимодействий. Взаимодействие и совместная деятельность

Интерактивная сторона заключается в организации взаимодействия между общающимися индивидами, т.е. в обмене не только знаниями, идеями, но и действиями, а также в организации непосредственной совместной деятельности людей[1]. Чаще всего взаимодействие осуществляется в ситуации "межличностного взаимодействия". Особое внимание здесь сфокусировано на действиях, которые предпринимают индивиды в отношении друг друга, и на том, как люди соотносят свои цели и организуют их достижение, т.е. как достигается взаимность между участниками общения.

Стоит отметить, что определение ситуации является важнейшим структурообразующим моментом межличностного взаимодействия. Далее, выявив ситуацию, люди начинают выстраивать позиции, позволяющие им достичь своих целей в заданных обстоятельствах. Соотношение позиций, пристройка к позициям друг друга или "проверка их на прочность" – еще один важный структурный аспект межличностного взаимодействия. Согласно Н. В. Куницыной, условием межличностного взаимодействия является формирование пространства такого взаимодействия. Также уровни взаимодействия предполагают соответствующие процедуры (или механизмы) его реализации, иначе говоря, владение "сценариями" поведения в определенной ситуации.

Если мы хотим понять смысл и содержание взаимодействия между людьми, нам требуется знание контекста происходящего. Рассмотреть поведение человека в определенном контексте означает поместить его в такие рамки, в которых оно приобретает более или менее однозначный смысл. Так, между людьми нередко возникают диалоги следующего рода: "Ну наконец-то вы появились. – А что, собственно, произошло?" или "Как вам такое могло прийти в голову?! – А что вы имеете в виду?" и т.п. Подобные примеры иллюстрируют поиск одним из собеседников контекста, который позволил бы ему выбрать линию последующего поведения. Обращение к контексту выполняет по меньшей мере две задачи в межличностном взаимодействии. Для наблюдателя – это условие объяснения того, что происходит между людьми, почему именно так, а не иначе общаются индивиды; для действующего лица – это возможность формирования собственного отношения к происходящему, выбора способов поведения, адекватных определенной ситуации, т.е. возможность соотнесения действия и ситуации.

Кроме того, в ходе совместной деятельности участники не только обмениваются информацией, но и организуют "обмен действиями", планируют общую деятельность. При этом планировании возможна такая регуляция действий одного индивида "планами, созревшими в голове другого"[2], которая и делает деятельность действительно совместной, когда носителем ее будет выступать уже не отдельный индивид, а группа. Психологическое содержание процесса обмена действиями включает в себя три момента: 1) учет планов, "созревших в голове другого", и сопоставление их с собственными планами; 2) анализ "вкладов" каждого участника взаимодействия; 3) осмысление меры включенности во взаимодействие каждого из партнеров.

В истории социальной психологии было предпринято несколько попыток описать структуру взаимодействий. Так, среди социологов (М. Вебер, П. Сорокин, Т. Парсонс) и социальных психологов большое распространение получила теория действия, или теория социального действия, в которой в различных вариантах предлагалось описание индивидуального акта действия. Исследователи фиксировали некоторые компоненты взаимодействия: люди, их связь, воздействие друг на друга и, как следствие этого, их изменения. В качестве задачи исследования выступал поиск доминирующих факторов мотивации действий во взаимодействии.

Например, согласно теории Т. Парсонса, в которой описывалась структура социального действия, в основе социальной деятельности лежат межличностные взаимодействия, на которых строится человеческая деятельность (как результат единичных действий). С точки зрения абстрактной схемы в качестве элементов взаимодействия выступают: а) деятель; б) "другой" (объект, на который направлено действие); в) нормы (по которым организуется взаимодействие), г) ценности (которые принимает каждый участник); д) ситуация (в которой совершается действие). По Парсонсу, деятель мотивирован реализацией своих установок (потребностей). В отношении "другого" он развивает систему ориентации и ожиданий: стремление к достижению цели и учет вероятных реакций другого. Автор выделяет пять пар таких ориентаций, предполагая при их помощи описать все виды человеческой деятельности.

Однако, по мнению Λ. Н. Леонтьева, при таком подходе невозможно уловить содержательную сторону действий, ибо она задается содержанием социальной деятельности в целом[3]. Кроме того, предложенное Парсонсом направление неизбежно приводит к утрате социального контекста, так как в нем все богатство социальной деятельности (вся совокупность общественных отношений) выводится из психологии индивида[4].

Социологические исследования структуры взаимодействия связаны с описанием ступеней его развития. При этом взаимодействие расчленяется не на элементарные акты, а на стадии, которое оно проходит. Данный подход был разработан польским социологом Я. Щепаньским. Основным понятием при описании социального поведения по Щепаньскому является понятие социальной связи, которая представлена как последовательное осуществление: а) пространственного контакта; б) психического контакта (взаимной заинтересованности); в) социального контакта (совместной деятельности); г) взаимодействия ("систематического, постоянного осуществления действий, имеющих целью вызвать соответствующую реакцию со стороны партнера..."); д) социального отношения (взаимно сопряженных систем действий)[5]. Согласно автору, выстраивание в ряд ступеней, предшествующих взаимодействию, не является слишком строгим: пространственный и психический контакты в этой схеме выступают в качестве предпосылок индивидуального акта взаимодействия.

Следующий подход к структурному описанию взаимодействия представлен в транзактном анализе – направлении, предлагающем регулирование действий участников взаимодействия через координацию их позиций, а также учет характера ситуаций и стиля взаимодействия[6]. По Берну каждый участник взаимодействия занимает одну из трех позиций: Родитель, Взрослый, Ребенок. Данные позиции не связаны с социальной ролью: это чисто психологическое описание определенной стратегии во взаимодействии (позиция Ребенка может быть определена как позиция "Хочу!", позиция Родителя как "Надо!", позиция Взрослого – объединение "Хочу" и "Надо"). Взаимодействие эффективно тогда, когда транзакции носят "дополнительный" характер, т.е. совпадают. Например, если партнер обращается к другому как Взрослый, а тот отвечает с такой же позиции. Если же один из участников взаимодействия адресуется к другому с позиции Взрослого, а тот отвечает ему с позиции Родителя, то взаимодействие нарушается и может вообще прекратиться. Здесь транзакции являются "пересекающимися". Ниже на схеме рассмотрим житейский пример (рис. 6.4).

Пример из практики

Пересекающаяся транзакция

Жена обращается к мужу с информацией: "Я порезала палец" (апелляция к Взрослому с позиции Взрослого). Если он отвечает: "Сейчас перевяжем", то это ответ также с позиции Взрослого (I). Если же следует сентенция: "Вечно у тебя что-то случается", то это ответ с позиции Родителя (II), а в случае: "Что же я теперь должен делать?" – демонстрируется позиция Ребенка (III). В двух последних случаях эффективность взаимодействия невелика[7].

Распределение позиций во взаимодействии (транзактный анализ)

Рис. 6.4. Распределение позиций во взаимодействии (транзактный анализ)

В качестве следующего показателя эффективности взаимодействия стоит рассмотреть адекватное понимание ситуации (в случае обмена информацией) и адекватный стиль действия в ней. Существует много классификаций ситуаций взаимодействия в социальной психологии. В качестве примера здесь можно привести способы организации межличностного взаимодействия, предложенные Э. Берном. Он предлагает рассматривать шесть форм социального поведения (четыре основные и два пограничных случая).

  • 1. На одном полюсе пограничный случай – замкнутость, когда явная коммуникация между людьми отсутствует. Человек физически присутствует, но психологически – вне контакта, он будто бы окутан собственными мыслями (например, в купе железнодорожного поезда, в больничной палате, даже во время вечеринки).
  • 2. Ритуалы – привычные, повторяющиеся действия, не несущие смысловой нагрузки. Они могут носить неформальный характер (приветствия, прощания, благодарности) или быть официальными (дипломатический этикет).

Цель этого типа общения – возможность провести время совместно, но не сближаясь.

  • 3. Времяпрепровождения – полуритуальные разговоры о проблемах и событиях, известных всем. Они не так стилизованы и не так предсказуемы, как ритуалы, но обладают некоторой повторяемостью. Примерами могут служить вечеринка, где участники недостаточно хорошо знакомы друг с другом, или разговоры во время ожидания какого- нибудь официального собрания. Времяпрепровождение всегда социально запрограммировано: говорить в это время можно лишь в определенном стиле и только на допустимые темы (например, светский разговор или женский разговор). Основная цель этого типа общения – структурирование времени и отчасти социальный отбор, когда человек ищет новые полезные знакомства и связи.
  • 4. Совместная деятельность – взаимодействие между людьми на работе, целью которого прежде всего является эффективное выполнение поставленной задачи.
  • 5. Игры – наиболее сложный тип общения, так как в играх каждая сторона неосознанно старается достичь превосходства над другой и получить вознаграждение. Основная отличительная особенность игр – скрытая мотивация их участников. По мнению Э. Берна, люди обычно выбирают себе друзей, партнеров, близких людей из числа тех, кто играет в те же игры, что и они. Поэтому в данном социальном окружении каждый его представитель приобретает такую манеру поведения, которая покажется совершенно чуждой членам другого социального круга.
  • 6. За игрой следует второй пограничный случай, замыкающий ряд форм межчеловеческих взаимодействий, – близость. Двустороннюю близость можно определить как свободное от игр общение, предполагающее теплое заинтересованное отношение между людьми, исключающее извлечение выгоды. Человеческая близость, которая по сути есть и должна быть самой совершенной формой человеческих взаимоотношений, приносит ни с чем не сравнимое удовольствие[8].

На сегодняшний день ученые также указывают, что любая ситуация диктует свой стиль поведения и действий: в каждой из них человек по-разному "подает" себя, а если эта самоподача не адекватна, взаимодействие затруднено. Различают три основных стиля действий: ритуальный, манипулятивный и гуманистический.

Ритуальный стиль обычно задан некоторой культурой. Целью его является не изменить другого в общении, а просто подтвердить свое присутствие в данной культуре, данной ситуации, заявить о своей компетентности. Например, стиль приветствий, вопросов, задаваемых при встрече, характера ожидаемых ответов. Так, в американской культуре принято на вопрос "Как дела?" отвечать "Прекрасно!", как бы дела ни обстояли на самом деле. Для российской культуры свойственно отвечать "по существу", притом не стесняться негативных характеристик собственного бытия ("Ой, жизни нет, цены растут, транспорт не работает" и т.д.). В данном случае человек, привыкший к другому ритуалу, получив такой ответ, будет озадачен, как взаимодействовать дальше.

В случае использования манипулятивного стиля, целью взаимодействия является намерение управлять, обучать, оказать влияние, навязать свою позицию. При осуществлении манипуляции применяется широкий набор средств: отвлечение внимания, перехват инициативы, "эксплуатация" личных качеств объекта манипуляции. В качестве примера можно привести известный метод "нога-в-дверях", когда воздействие на партнера оказывается порциями: вначале ему предлагается пойти на небольшую уступку, а затем незаметно подчинить его навязанному мнению. Данный метод широко распространен в сетевом маркетинге. Согласно Л. А. Петровской, умение противостоять манипулятивному стилю зависит от целого ряда факторов: достаточно высокой самооценки, твердости сложившихся убеждений, умения противостоять чужому мнению и т.п. Формированию повышенной сопротивляемости манипуляции уделяется большое внимание в практической социальной психологии[9].

Гуманистический стиль проявляется тогда, когда цель взаимодействия определяется не стремлением изменить другого, а изменение представлений обоих партнеров относительно объекта взаимодействия. Относительно друг друга целью выступает взаимная поддержка. Гуманистический стиль предполагает соответствующее осознание и даже переживание ситуации взаимодействия. Естественно, особое внимание исследованию этого стиля уделяется в гуманистической психологии, например, в работах К. Роджерса[10].

Итак, по мнению Г. М. Андреевой, при взаимодействии происходит его разделение на компоненты: позиции участников, ситуации и стиль действий, что способствует более тщательному психологическому анализу данной ситуации общения.

Согласно В. Н. Куницыной и др., организация всех элементов взаимодействия происходит в определенном порядке.

  • 1. Выбор позиции по отношению к другому, "пристройка" к позициям друг друга, "проверка их на прочность".
  • 2. Четкое определение пространственных и временных границ ситуации взаимодействия, за пределами которых выбранная позиция становится неуместной.
  • 3. Оформление занятой позиции посредством использования вербальных и невербальных средств коммуникации[11].

При анализе взаимодействия также осуществляется классификация различных его видов. Как отмечает Г. М. Андреева, наиболее распространенным является дихотомическое деление всех возможных видов взаимодействий на два противоположных вида: кооперация (упорядочивание, комбинирование, суммирование единичных сил участников) и конкуренция (противопоставление единичных сил участников, наиболее яркая форма – конфликт). Кооперация – необходимый элемент совместной деятельности, порожденный ее особой природой. А. Н. Леонтьев называл две основные черты совместной деятельности: а) разделение единого процесса деятельности между участниками; б) изменение деятельности каждого, так как результат деятельности каждого не приводит к удовлетворению его потребности, что на общепсихологическом языке означает, что "предмет" и "мотив" деятельности не совпадают[12]. Конфликт – особая форма (вид) взаимодействия, определяется наличием противоположных тенденций у субъектов взаимодействия, проявляющихся в их действиях. В социально-психологических исследованиях конфликтного взаимодействия в его структуре выделяют: конфликтную ситуацию, позиции участников (оппонентов), объект, "инцидент" (пусковой механизм), развитие и разрешение конфликта. (Подробнее на конфликтах мы остановимся в гл. 7.)

Стоит отметить, что в истории социальной психологии сложилось специальное направление – "символический интеракционизм" (Г. Мид), которое рассматривает взаимодействие исходным пунктом всякого социально-психологического анализа (про теорию "символического интеракционизма" см. в гл. 2). Главная мысль интеракционистской концепции заключается в том, что личность формируется во взаимодействии с другими личностями. В качестве механизма этого процесса выступает установление контроля действий личности теми представлениями о ней, которые складываются у окружающих. Однако исследователи в теории Мида указывают на существенные просчеты. Так, по Миду, вся совокупность социальных отношений, культуры – все сводится только к символам. Таким образом, интерактивный аспект общения здесь отрывается от содержания деятельности и, по существу, игнорируется все богатство макросоциальных отношений личности. Единственным "представителем" социальных отношений остаются отношения непосредственного взаимодействия. Однако здесь происходит "замыкание" взаимодействия на заданную группу[13].

Важным моментом при анализе взаимодействия является его роль в организации совместной деятельности. Данный аспект обнаруживается при рассмотрении взаимодействия как формы организации какой-либо конкретной деятельности людей. В соответствии с общепсихологической теорией деятельности, содержанием различных форм совместной деятельности является определенное соотношение индивидуальных "вкладов" ее участников. Так, согласно исследованиям форм совместной деятельности Л. И. Умайского, выделяются три возможные формы, или модели взаимодействия (рис. 6.5):

  • – когда имеет место одновременное взаимодействие каждого участника со всеми остальными – "совместно-взаимодействующая деятельность" (оркестр, спортивная команда);
  • – когда общая задача выполняется последовательно каждым участником – "совместно-последовательная деятельность" (конвейер);
  • – когда каждый участник делает свою часть общей работы независимо от других – "совместно-индивидуальная деятельность" (коммерческие предприятия)[14].

Психологический рисунок взаимодействия в каждой из этих моделей своеобразен, и исследователи стараются установить его в каждом конкретном случае. Например, необходимо выявить, какая система взаимодействия сопряжена со сложившимися между участниками взаимодействия отношениями.

Некоторые исследователи считают, что при анализе взаимодействия необходимо учитывать факт осознания каждым участником своего вклада в общую деятельность. Данное осознание, по мнению Хараша, помогает корректировать свою стратегию взаимодействия. Именно это условие, считает Г. М. Андреева, помогает вскрыть психологический механизм взаимодействия, возникающий на основе взаимопонимания между его участниками[15].

Формы совместной деятельности по Л. И. Уманскому

Рис. 6.5. Формы совместной деятельности по Л. И. Уманскому[16]

  • [1] См.: Андреева Г. М. Социальная психология. С. 100.
  • [2] Ломов Б. Ф. Общение как проблема общей психологии // Методологические проблемы социальной психологии. М., 1975. С. 132.
  • [3] См.: Леонтьев А. Н. Проблемы развития психики.
  • [4] См.: Андреева Г. М. Социальная психология. С. 102.
  • [5] См.: Щепанъский Я. Элементарные понятия социологии. М., 1969. С. 84.
  • [6] См.: Берн Э. Игры, в которые играют люди. Люди, которые играют в игры. М., 1988.
  • [7] Крижанская Ю. С., Третьяков Г. П. Грамматика общения. Л., 1987.
  • [8] См.: Берн Э. Игры, в которые играют люди. Люди, которые играют в игры; Куницына В. Н., Казаринова Н. В., Поголъша В. М. Межличностное общение. С. 103–105.
  • [9] См.: Петровская Л. А. Теоретические и методические проблемы социально-психологического тренинга. М., 1982.
  • [10] См.: Андреева Г. М. Социальная психология. С. 105.
  • [11] См.: Куницына В. Н., Казаринова Н. В., Поголъша В. М. Межличностное общение. С. 106–107.
  • [12] См.: Леонтьев А. Н. Проблемы развития психики. С. 270–271.
  • [13] См.: Андреева Г. М. Социальная психология. С. 113.
  • [14] См.: Уманский Л. И. Психология организаторской деятельности школьников. М., 1980.
  • [15] См.: Андреева Г. М. Социальная психология. С. 115.
  • [16] См.: Уманский Л. И. Психология организаторской деятельности школьников.
 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ     След >