Полная версия

Главная arrow Журналистика arrow Основы журналистской деятельности

  • Увеличить шрифт
  • Уменьшить шрифт


<<   СОДЕРЖАНИЕ   >>

1.3. Многофункциональность журналиста в мультимедийных редакциях

Итак, как мы условились выше, деятельность редакции как производственного коллектива не может базироваться на "вечных" устных преданиях и легендах, устоявшихся технологиях и привычках. Она должна откликаться на обновляющиеся требования времени. Ускорение потоков информации приводит к возрастанию роли технологий в работе редакции и журналиста. "Оперативность вынуждает использовать более жесткий тайминг и более жесткую организацию труда. Для этого современные редакции уделяют внимание техническому менеджменту, то есть управлению распределением технических средств и ресурсов. Устанавливаются специальные технологические компьютерные платформы, позволяющие отслеживать движение информации по разным платформам, управлять созданием редакционного контента, распределять обязанности"[1], – верно отмечает И. Кирия.

Отметим, что при традиционном взгляде на профессию обычно не принято говорить о технологичности работы журналиста. Вместо этого при описании результатов деятельности говорится о творчестве, наитии, вдохновении, непознаваемости, чутье, интуиции, удаче и т.п. Конечно, личные способности и удача всегда будут сильными факторами достижения высоких результатов. Но в наше время работу журналиста во многом регламентируют технические решения и устройства – от простого календаря Google до сложных CRM-систем. Интересен пример французской газеты Le Parisien, которая распространяется не только через сайт, но и с помощью приложений для iPhone и iPad. Для управления производственным конвейером в издании используется автоматическая система координации. Принципиальная схема процесса выглядит следующим образом: сначала готовятся тексты для веб-сайтов, а все дальнейшие рабочие процессы идентичны для разных каналов распространения, и материалы (текст, видео, слайды, метаданные) поступают в те или иные приложения в результате автоматического преобразования.

"Я знаю, что на каждой конкретной полосе будет столько-то статей. Что такая-то статья относится к такой-то странице, что она включает столько-то фотографий, что к ней прикрепляется видео и т.п., и все это обрабатывается автоматически ночью, и 90% материала система доставляет сама. И мы планируем дальше расширять автоматизацию, поскольку специальный штат для наполнения таких приложений слишком дорого стоит"[2], – комментирует Д. Кро, замдиректора Le Parisien по новым медиа.

Это пример того, как технология не вытесняет живых журналистов, а позволяет автоматизировать часть рутинных процессов, которые необходимо выполнять сотруднику редакции. В общем виде это можно назвать "технологизацией" работы корреспондентов: в ней уменьшается доля индивидуальной творческой деятельности и растет доля технических функций. "Работа с контентом меняется – большинство журналистов все больше перерабатывают контент и меньше занимаются непосредственно репортерской работой"[3], – отмечает шведский исследователь Г. Нигрен.

Конечно, техническую сторону издания и вещания по-прежнему обеспечивают специалисты. Но все остальное делают журналисты мультимедийной редакции: это может быть верстка полос, запись видеорепортажей, простейший видеомонтаж и т.д. В изданиях вместо "традиционных" журналистов все чаще требуются представители новых гибридных специальностей. Помимо привычных уже контент-менеджеров, это могут быть продюсеры видеоматериалов для инфоэкранов, продюсеры интернет-проектов, проектные менеджеры, инфодизайнеры и т.д. Вот какой список новых профессий, по оценке некоммерческой организации Center for Sustainable Journalism, в самое ближайшее время дополнит профессиональный ландшафт редакции любого СМИ.

  • 1. Оптимизатор заголовков – занимается подстройкой заголовков статей под поисковые системы для увеличения трафика из поисковиков.
  • 2. Редактор социальных медиа (social media reporter/ aggregator) – занимается сбором информации в социальных медиа и проверкой фактов.
  • 3. Исследователь текстов (story scientist) – ответственен за изучение поведения пользователей в социальных сетях и подготовку рекомендаций по тематике и формату материала на этом основании.
  • 4. Редактор инфографики (data detective) – занимается поиском и приведением к читабельной форме статистических данных.
  • 5. Главный хранитель сайта (curator in chief) – ответственен за правильность процедур сбора и хранения информации по источникам.
  • 6. Журналист-популяризатор (explanatory journalist) – отвечает на вопросы пользователей – особенно в тех случаях, когда СМИ работают в режиме 24 часа в сутки, семь дней в неделю.
  • 7. Специалист по вирусному маркетингу (viral тете checker/viral video maker) – следит за тем, чтобы "незначительные" новости не появлялись на страницах издания, и готовит материалы, которые с высокой скоростью распространяются в соцсетях и блогах.
  • 8. Специалист по слайд-шоу (slideshow specialist) – отвечает за визуально-динамический ряд.
  • 9. Специалист по блогосфере (networker/engager) – поддерживает акции, рассчитанные на вовлечение большого числа пользователей и блогеров (такие, например, как проект "Ведомостей" и "Серебряного дождя" "Охота на мигалки"),
  • 10. Создатель электронных книг (e-book creator) – выделение этой профессии отражает тенденцию, уже активно проявившуюся на Западе, – использование электронных книг в качестве канала продажи своих материалов.
  • 11. Веб-разработчик (web developer)[4].

Есть опасения, что в таких условиях работа журналиста становится более автоматизированной и стандартизованной. Действительно, когда во главу угла ставится соответствие формату, технические средства – камера и микро

фон – становятся самыми объективными источниками информации, а авторская уникальность может отойти на второй план. Но технология не всегда сужает поле для творческой работы журналиста. В условиях технологического детерминизма журналист должен не становиться рабом форматов, а учиться использовать новые платформы и инструменты для достижения своих целей. Профессия усложняется, совершенствуется и требует все больше навыков.

Однако о некоторых негативных эффектах все-таки нельзя умолчать. Так, из понимания профессионализма все заметнее уходит этическая составляющая. Это отражается на деятельности журналиста, который перестает осознавать свою социально значимую роль и все больше ориентируется не на личность аудиторного человека, а на безликого, бездушного потребителя информации. Некоторые исследователи выдвигают гипотезу о том, что возможность в любой момент времени публиковать, дополнять и изменять тексты отменяет существовавшие ранее профессиональные стандарты. По мнению ряда специалистов, само по себе ускорение производственных процессов в медийных организациях также может угрожать профессии, ее качественному уровню. Они считают, что "в условиях перманентного дефицита времени журналист оказывается перед необходимостью постоянной ускоренной обработки больших массивов входящей информации, что чревато снижением качества ее отбора, анализа, оценки и обработки, а в конечном итоге создает угрозу качественным характеристикам конечного информационного продукта"[5].

Отметим еще один немаловажный фактор, трансформирующийся в цифровых условиях. Интернет "подсказывает" новые критерии оценки труда журналиста, легко укладывающиеся в статистические измерения, но не всегда достоверные по существу. Например, он позволяет получить мгновенную оценку популярности публикации за счет количества просмотров, комментариев, "лайков" в соцсетях. Но на практике это может привести к искажению мотивации журналиста, если он увлечется количественными показателями как самоцелью.

Несмотря на явные преимущества бурно развивающейся техники, еще не все журналисты используют возможности конвергенции и цифровых технологий. Российские издания сталкиваются с теми же трудностями, что и западные, прежде всего с тем, что журналистам, привыкшим работать в определенном ритме, очень сложно ужиться с новыми форматами.

Павел Черников, главный редактор сайта "Коммерсантъ":

В "Коммерсанте" все понимают, что необходимо переходить к объединенной редакции, но тут очень много сложностей. Взять, например, простую задачу организации рабочего пространства. Ведь большой пьюсрум подразумевает, что у человека нет постоянного рабочего места. А некоторые журналисты работают в газете по 10–15 лет, у них свои рабочие места, к которым они привыкли, у кого-то на мониторе висит любимый плюшевый мишка, без которого ну никак не пишутся аналитические статьи и т.д., а тут журналиста вдруг сажают за любой свободный лэптоп.

Олеся Носова, шеф-редактор сайта "Комсомольская правда":

Если человека не трогать, то он ничего и не будет делать. Наверно, многие хотели бы как раньше: писать два материала в месяц и получать неплохую зарплату. Сегодня в "КП" журналист должен писать, снимать, разговаривать на иностранных языках – это профессиональные требования к журналистам нашей газеты[6].

Владимир Сунгоркин, генеральный директор ИД "Комсомольская правда":

Нужно преодолеть сопротивление журналиста. У меня даже 60-летний бывший полковник Советской армии (казалось бы, непрошибаемый вообще) сегодня снимет по четыре урожая со своей беседы со Степашиным, например, в газете, на сайте, на радио и на телевидении "Комсомольская правда"[7].

Журналисты, даже ведущих СМИ, не всегда успевают за апгрейдом, навязываемым технологиями. Также отметим, что конвергентные процессы охватывают далеко не все издательские коллективы нашей страны. Многие издания по-прежнему творят по старым лекалам, а единственным ответом на технологические вызовы остаются интернет- сайты с оцифрованным наполнением бумажных изданий, по сути, электронные архивы. В основе такой ситуации лежат причины разного порядка: это и консерватизм редакционных коллективов, и технологическая отсталость региональных редакций. Еще одно немаловажное обстоятельство – нерыночный характер многих СМИ, существование которых зависит от дотаций собственника или государства. В результате жизнеспособность таких СМИ чаще связана не с удовлетворением потребностей аудитории, а с соблюдением интересов, условно говоря, "спонсора".

Ключевая проблема также заключается в том, что многие журналисты до сих пор воспринимают Интернет исключительно как дополнительный канал распространения материалов. Фактически же речь идет о возникновении нового пространства, новой системы измерений, в которой существует человечество, и это новое пространство имеет другие фундаментальные законы. Например, меняется скорость распространения информации благодаря отсутствию сдерживающего фактора "устройства для размножения" (будь то печатный станок, радиопередатчик или кино- и видеопроектор). Теряет свое значение принцип территориальности, во многом определяемый расстоянием от "устройства для размножения". Исчезает потребность в медийном посредничестве (между гражданином или группой граждан и государством, между рекламодателем и получателем рекламного сообщения). Устройство доступа к изданию становится и устройством обратной связи, а также дает возможность определить, какая конкретно статья или рубрика пользуются популярностью и влиянием на читателя. Не существует пока четкого понимания того, что должен уметь современный журналист конвергентного издания.

Однако главные функции журналиста – формирование повестки дня и интерпретация происходящих событий – сохраняют свою значимость. К константам профессии также можно отнести морально-этические принципы журналиста, профессиональное мастерство, стремление к совершенствованию. Меняются, скорее, формы работы с информацией и каналы ее доставки читателю, а вслед за ними и ключевые компетенции. Исследователь А. Амзин выделяет следующие атрибуты современного журналиста: он должен быть грамотным, уметь искать факты в Интернете, писать большие объемы текстов в кратчайшие сроки, знать как минимум один иностранный язык, иметь навыки работы с графическими редакторами[8]. К сожалению, эта точка зрения оставляет за пределами внимания важные принципы, которыми руководствуются профессиональные журналисты при применении перечисленных здесь технологических навыков. Нельзя забывать о том, что журналистика – это форма социального общения и взаимодействия людей, а значит, в ней сильны моральные регуляторы профессионального поведения.

  • [1] Кирия И. В. Указ. соч. С. 47.
  • [2] Арпу В. Все мобильные инструменты вместе: выбор Le Parisien // Стратегии и практика издательского бизнеса. WAN-IFRA-ГИПП Magazine. 2011. № 4. С. 8–9. URL: epaper.wan-ifra.org/2011_extra04_ru/.
  • [3] Nygrert G. Is there a De-professionalization of Journalism? // Paper for the conference “Nordic Media in Theory and Practice", UCL. London, 2008. P. 1-2.
  • [4] URL: setreporter.blogspot.com/2011/08/ll.html.
  • [5] Фатымина В. Экономические проблемы в ежедневной прессе ФРГ. URL: relga.m/Environ/WebObjectstguvww.woa/wa/Main?texud=561&levell”main&level2-articles.
  • [6] Баранова Е. А. Указ. соч. С. 100.
  • [7] Наумова М. Когда блоги убьют СМИ? //Slon.ru [интернет-журнал]. URL: slon.ru/live/53991901.
  • [8] Амзин А. Новостная интернет-журналистика. М., 2011.
 
<<   СОДЕРЖАНИЕ   >>