Полная версия

Главная arrow Журналистика arrow Основы журналистской деятельности

  • Увеличить шрифт
  • Уменьшить шрифт


<<   СОДЕРЖАНИЕ   >>

Глава 3. Журналист как автор произведения для СМИ

В этой главе журналистская деятельность представлена как творческий процесс по созданию произведений. Студент получает знания о требованиях к произведениям для разных видов и типов СМИ и организации труда над ними.

В результате изучения главы 3 студент должен:

знать

• специфику создания произведений для различных видов и типов СМИ;

уметь

• использовать различные каналы и технические средства получения, хранения и обработки информации;

владеть

• различными способами и формами создания журналистских произведений.

3.1. Понятие "автор" в журналистике

У темы, обозначенной в названии параграфа, есть несколько основных аспектов. В одном случае мы рассматриваем автора как субъекта журналистской деятельности. Для творческих областей деятельности человека понятие "автор" – ключевое. Оно восходит к латинскому слову auctor, называющему субъект действия, и в универсальном смысле обозначает создателя того или иного произведения: романа, симфонии, живописного портрета, пьесы для театра, кинофильма и т.п. У всякого творения человеческой культуры есть автор – один или несколько, известный или безымянный, и в этом слове отражено то, что известный филолог и философ Сергей Аверинцев назвал "неповторимостью творческой инициативы"[1].

Отсюда и наиболее употребительное значение термина "автор", которое используется в современной теории и практике журналистской деятельности: оно обозначает конкретного создателя произведения для СМИ – газетной статьи, комментария или блога, радиокомпозиции, телевизионного репортажа или очерка. Например, под опубликованной в журнале "Огонек" статьей "Московское брожение" (18.06.2012) стоит подпись Дмитрия Орешкина, а в титрах к документальному телефильму "Зворыкин-Муромец" автором назван Леонид Парфенов. Тем самым читателю или телезрителю сообщается, кто именно проявил творческую инициативу по созданию конкретного произведения: нашел интересную тему, самостоятельно или с помощью сотрудников собрал по ней информацию, оценил полученный материал, обработал его необходимым образом и подготовил к публикации, иначе говоря, создал произведение для соответствующего СМИ, став его автором.

Упомянутый выше Д. Орешкин как ведущий авторской колонки "Огонька" откликнулся на самое яркое событие недели – протестные акции оппозиционеров в Москве в День России. Он задал себе простой вопрос: "Зачем люди выходят на улицу?". И пришел к вполне убедительному выводу, что большинство делает это не из желания устроить очередную революцию, "не ради светлых идеалов где-то там далеко, а ради своих понятных интересов здесь и сегодня: чтобы не вламывались в частное жилье, чтобы не беспредельничали на дороге, не вымогали взятки и честно считали голоса". С рассуждениями автора можно и не соглашаться, но его позиция ясна, понятна и всегда активна, как того требуют законы жанра. Именно такое яркое произведение читатель и рассчитывает увидеть в качественной прессе, а написать его, в свою очередь, может только настоящий публицист. Законченный текст авторского комментария является результатом творческого труда его создателя: мыслей и чувств, гражданской позиции, литературных способностей и опыта (от набросков и черновиков к беловому варианту). "Московское брожение" Д. Орешкина – пример такого произведения.

То же самое можно сказать и о профессиональной деятельности Леонида Парфенова. Как автор биографических и исторических телеочерков ("Живой Пушкин", "Птица- Гоголь", "Война в Крыму", "Хребет России" и др. – рис. 3.1) он так же, как его коллеги в печатных СМИ, начинает работу с поиска темы, героев, документального материала. Однако создание произведения для телевидения предполагает определенные и специфические формы проявления авторской инициативы. Уже при написании сценарной заявки на фильм "Зворыкин-Муромец" Л. Парфенову пришлось, в частности, придумывать, как показать те моменты жизни "отца" электронного телевидения, по которым отсутствуют какие-либо фото- и видеоматериалы, а также размышления из воспоминаний В. К. Зворыкина. Так появились постановочные эпизоды, потребовавшие от автора-документалиста использования методов и приемов художественной драматургии. Кроме того, возникла необходимость визуализации конкретной научно- технической информации, без которой история деятельности выдающегося русского инженера оказалась бы недостаточно достоверной. Так были задуманы динамичные графические иллюстрации, которые осуществили затем мастера компьютерной анимации. Все эти и многие другие творческие задачи потребовали от автора мобилизации его лучших профессиональных качеств.

Леонид Парфенов со своей группой на съемках фильма

Рис. 3.1. Леонид Парфенов со своей группой на съемках фильма "Хребет России"

Разумеется, на степень проявления авторского начала в журналистских произведениях оказывает заметное влияние множество факторов, в том числе и уже затронутая выше жанровая специфика. В сугубо информационных сообщениях (событийный репортаж, заметка, видеоинформация и др.) она по определению гораздо ниже, чем в аналитике или художественной публицистике – последнее наглядно демонстрируют приведенные примеры. Однако даже самую короткую заметку кто-то написал, сделал, т.е. создал ее как законченное произведение, и в этом смысле понятие "автор" фактически равнозначно понятию основного субъекта журналистской деятельности. Основного – потому что именно автор создает произведение, но не единственный, поскольку другими аспектами журналистской деятельности занимаются также редакторы, продюсеры, ведущие.

Далее мы рассмотрим автора как субъекта права. За результат профессиональной деятельности в виде опубликованного произведения журналист отвечает не только перед аудиторией и редакцией, но и перед законом. Таким образом, второе значение термина "автор" определяет его как субъект права. В Законе РФ "О средствах массовой информации" ему дается официальное определение: "Автором произведения признается гражданин, трудом которого оно создано".

Признание авторства влечет за собой ряд юридических последствий. В ст. 56 седьмой главы указанного Закона говорится, что "авторы распространенных сообщений и материалов несут ответственность за нарушения законодательства Российской Федерации о средствах массовой информации". Что является нарушением, четко зафиксировано в ст. 51 "Недопустимость злоупотребления правами журналиста" данного Закона: "Не допускается использование установленных настоящим Законом прав журналиста в целях сокрытия или фальсификации общественно значимых сведений, распространения слухов под видом достоверных сообщений, сбора информации в пользу постороннего лица или организации, не являющейся средством массовой информации. Запрещается использовать право журналиста на распространение информации с целью опорочить гражданина или отдельные категории граждан исключительно по признакам пола, возраста, расовой или национальной принадлежности, языка, отношения к религии, профессии, места жительства и работы, а также в связи с их политическими убеждениями".

Однако авторство влечет за собой не одни лишь обязанности, но и весьма значительные права. В частности, ст. 47 определяет, что автор может:

"9) излагать свои личные суждения и оценки в сообщениях и материалах, предназначенных для распространения за его подписью;

  • 10) отказаться от подготовки за своей подписью сообщения или материала, противоречащего его убеждениям;
  • 11) снять свою подпись под сообщением или материалом, содержание которого, по его мнению, было искажено в процессе редакционной подготовки, либо запретить или иным образом оговорить условия и характер использования данного сообщения или материала".

Следует отметить, что российское законодательство защищает и права собственности на созданное произведение – как имущественные, так и неимущественные. Первые выражаются, например, в той или иной сумме гонорара за публикацию или иного вознаграждения, вторые – в законном осознании своей исключительности как творца, создателя произведения. Российское государство, подписав Всемирную, Бернскую и другие международные конвенции, гарантирует соблюдение прав авторов, в том числе и создателей произведений для СМИ. Согласно принятым нормам, авторское право распространяется на произведения, выраженные в объективной форме (на бумаге, фото-, кино-, видеопленке, цифровых носителях) и являющиеся результатом творческого труда. Их назначение, качественные характеристики, способы воспроизведения, факт публикации (вышло произведение в печать или эфир) значения в данном контексте не имеют, и любое из них имеет право на значок © – copyright, обозначающий в международном праве резервацию прав на воспроизведение.

В этой области есть много нюансов[2], но для начала достаточно знать, что авторское право на само произведение для СМИ принадлежит его непосредственному создателю (индивидуальному или коллективному), а редакция обладает правами на составленный из отдельных произведений выпуск газеты, телепередачи и т.п. Кроме того, следует понимать, что действие данных законов не зависит от того, предложил журналист собственную тему для произведения или выполнял задание редакции, написал все от заголовка до точки или "всего лишь" провел интервью или студийную дискуссию. Даже "монтажный фильм", целиком сделанный из хроникальных материалов, подпадает под защиту, поскольку сценарий оригинален.

Раз уж речь зашла об аудиовизуальных произведениях, то здесь нужно твердо знать, что авторство принадлежит не только журналисту, например, как автору сценария, а согласно Гражданскому кодексу РФ признается также за режиссером и композитором. Таким образом, "снимающий" Леонид Парфенов всегда выступает в соавторстве, а пишущий Дмитрий Орешкин славу создателя ни с кем не делит со всеми вытекающими отсюда правовыми и репутационными последствиями.

Исключительно к творческой репутации, а совсем не к юриспруденции имеет отношение третье значение интересующего нас понятия. Речь идет об авторе как о категории журналистского текста[3], и в данном качестве термин используется главным образом исследователями журналистских произведений. С его помощью можно определить характер проявления личности автора в самом произведении – печатном или аудиовизуальном. Как говорил немецкий философ Мартин Хайдеггер, "письмо – это КТО", и авторское присутствие означается не только подписью, фотографией или появлением журналиста в кадре, но и множеством иных следов. Зачастую они видны в самом тексте невооруженным глазом, когда автор прямо говорит: "я обнаружил", "обратите внимание на любопытную деталь", "я считаю", "у меня сложилось впечатление" и т.д. Так, в уже цитированной статье Д. Орешкина мы читаем: "Признаюсь, когда расходились с митинга, на душе было неспокойно. Вот где-нибудь в переулочках случайно подвернувшаяся группа спортивных молодых людей случайно сцепится с удалыми анархистами-антифашистами. И случайно оказавшиеся рядом латники (полицейские. – А. П.) анархистов по-быстрому заметут. А спортивные молодые люди, известное дело, испарятся. Этих же оставят в каталажке. Но, слава богу, обошлось". Очевидно, что в данном фрагменте автор обнаруживает себя, что называется, открытым текстом: "признаюсь", "на душе было неспокойно", "но, слава богу" – все это его собственные мысли и эмоции, выраженные вербально. Кроме того, отношение Орешкина к предполагаемой провокационной ситуации раскрывается через троекратное повторение "случайно", а также ироническое "известное дело". Рассыпанные по всему тексту статьи, такие слова и обороты являются своеобразными речевыми метками автора.

Отмеченная особенность характерна не только для статей данного журналиста, а для текстов современной авторской аналитики и художественной публицистики в целом – как в периодической печати, так и на радио, телевидении и в сетевых СМИ. В отличие от сугубо информационных материалов, где проявление авторского "Я" ограничено, им присуща высокая степень индивидуальности речи, образность и метафоричность, обилие цитат и аллюзий, использование элементов речевой игры. У них, как отмечает С. И. Сметанина, имеется "своя функция, свой набор речевых средств, и появление их в практике СМИ отвечает ситуации, сложившейся в обществе"[4].

Вместе с тем стоит заметить, что где-то авторекие следы спрятаны во внетекстовые структуры: в переданном так, а не иначе "духе времени" (недаром Александр Радищев называл журналиста "историком своего времени"); в эстетических предпочтениях или этических установках. А в телерадиожурналистике особое значение имеют невербальные элементы речевого портрета автора, такие как интонация, тембр голоса, манера говорить, жестикуляция и т.п. Например, Леонида Парфенова всегда можно узнать по голосу, четкому "скандированию" в речи, а также характерным для него жестам рук и пристрастию говорить на ходу. Главного редактора радиостанции "Эхо Москвы" Алексея Венедиктова в минуты волнения "выдаст" его фирменная скороговорка. А для известной петербургской журналистки Пики Стрижак отличительным признаком, как это ни странно, стал... дефект речи – небольшая шепелявость.

Таким образом, вольно или невольно, но создатель журналистского произведения проявляет себя во всех его компонентах (содержательных, композиционно-сюжетных, стилистических), поэтому исследователи и говорят об авторе как о специфической категории журналистского текста. Более того, современный взгляд на данную проблему заключается в том, что особенности авторства журналистских произведений в значительной степени определяют своеобразие медиатекста, наиболее существенные его отличия от художественного (или какого-либо другого). Данная взаимосвязь отражена и в устоявшихся определениях медиатекста, например: "разновидность текста, принадлежащая массовой информации, характеризующаяся особым типом автора, специфической текстовой модальностью, рассчитанная на массовую аудиторию"[5].

Подводя итог нашим рассуждениям об основных значениях понятия "автор", следует сказать, что на практике, в реальной творческой деятельности журналисты используют его чаще в общеупотребительном или юридическом значении. Над тем, какими способами в произведении для СМИ отражается личность его создателя, сами мы задумываемся нечасто, уступая это право исследователям медиатекстов. Однако мы невольно начинаем выявлять их, когда речь заходит об определении авторского стиля – нашего собственного, стиля коллег по цеху или знаменитого в прошлом журналиста. Таким образом, понятие автора является многозначным, синтетическим, и разные его значения актуализируются в зависимости от контекста.

  • [1] Аверинцев С. С. Авторство и авторитет // Историческая поэтика: Литературные эпохи и типы художественного сознания. М., 1994. С. 111.
  • [2] См. подробнее: Прохоров Е. П. Введение в теорию журналистики. М., 2005. С. 362-364.
  • [3] Под термином "текст" понимается не только письменный текст, но и телевизионный, радиотекст – как организованное с помощью понятных аудитории знаков сообщение.
  • [4] Сметанина С. И. Медиатекст в системе культуры (динамические процессы в языке и стилистике журналистики конца XX века). СПб., 2002. С. 286.
  • [5] Солганик Г. Я. К определению понятия "текст" и "медиатекст" // Вести. Моск, ун-та. Сер. 10. Журналистика. 2005. № 2. С. 15.
 
<<   СОДЕРЖАНИЕ   >>