Полная версия

Главная arrow Журналистика arrow Основы журналистской деятельности

  • Увеличить шрифт
  • Уменьшить шрифт


<<   СОДЕРЖАНИЕ   >>

4.3.5. Исследовательские жанры

К группе исследовательских текстов относятся статья, обозрение, письмо. Выделяемые некоторыми современными теоретиками расследование, версия, исповедь, пресс-релизы вряд ли можно называть самостоятельными жанрами. Это, скорее, своеобразные разновидности статьи (расследование, версия), корреспонденции (пресс-релиз), очерка (версия). Что отличает исследовательские тексты? Во-первых, опора не на описание фактов, а на логически- рациональный их анализ. В центре повествования оказывается система рассуждений публициста, подчас подчеркнуто абстрагирующегося от используемых им фактов. Во-вторых, в текстах такого рода широко представлены не только лично наблюдаемые журналистом факты, но и сведения, добытые иными путями. Для создания убедительной картины изучаемого явления автор широко привлекает разнообразные источники информации, сопоставляет подчас противоположные точки зрения, прибегает к обширному цитированию. В-третьих, стилистика исследовательских текстов, сохраняя черты индивидуального языка публициста, тем не менее тяготеет к научному изложению проблемы.

Статья. Если в корреспонденции публицист анализирует конкретную социальную ситуацию, опираясь на лично наблюдаемые (или самостоятельно обнаруженные) факты действительности, то в статье обобщение носит более широкий характер. Здесь дается всесторонний анализ явлений, процессов и проблем. Опираясь на факты социального бытия, публицист рассматривает закономерности эволюции действительности в различных ее проявлениях – политических, экономических, нравственных, культурных и т.д. При этом публицист не просто иллюстрирует мысль примерами из жизни (как иногда принято думать), а кладет факты в основание своего исследования. Как правило, в статье автор оперирует группами фактов, создающих определенную социальную ситуацию, т.е. круг проблем, объединенных единым процессом.

В. Костиков, работавший некогда в администрации президента Ельцина, а потом послом России в Ватикане много лет, ведет в "Аргументах и фактах" авторскую рубрику "Главное". Жанр выступлений Вячеслава Костикова определить сложно: здесь сплетаются воедино комментарий, эссе, колонка, статья, но по масштабу рассматриваемых проблем и методу анализа они все же тяготеют к статейному жанру. Разноплановое на первый взгляд произведение скрепляется четкостью повествования и отточенностью мысли.

В № 27 за 2003 г. В. Костиков помещает текст "Когда умрет Дядя Ваня?" с подзаголовком "Возродится ли русская интеллигенция?". Два вопроса, прозвучавшие с самого начала, – энергичный призыв поразмышлять вместе с автором над реальными проблемами, беспокоящими думающую часть общества. Адресат текста демонстративно очевиден. В этой очевидности обращения – крик души. На кого же еще рассчитывать, как не на думающую личность?

Далее следуют другие вопросы: "Почему благие рассуждения людей, оказавшихся после Октябрьской революции лишними, продолжают волновать нас?"; "Куда завела нас волна очередных великих потрясений?"; "Те ли мы, что сто лет назад, или другие?"; "Могут ли ужиться в русской душе чистоган и совесть, любовь к деньгам с любовью к ближнему?"; "Правнучек “дяди Вани” вот-вот родится в Сколково?" Сам текст предоставляет читателю самому сделать выбор между характером авторской интонации – иронична она или задумчиво предполагает перебор вариантов?

Финалы чеховских пьес носили открытый характер: писатель предлагал аудитории самостоятельно задуматься о перспективах собственной жизни. Костиков идет несколько иным путем. Он разговаривает с аудиторией единомышленников. Его диалог с этой аудиторией – жесткий и бескомпромиссный. На заложенные в текст вопросы автор предлагает недвусмысленные ответы: "Двадцатый век стал веком погрома русской интеллигенции"; "Советская власть сконструировала новый тип “советского интеллигента”. Упор сделан на воспитание “правильно мыслящей” научно-технической интеллигенции"; "Волна новых потрясений, прокатившихся по России в 90-е годы, завершила погром русской интеллигенции"; "Культура стала по преимуществу развлекающей, ублажающей, обслуживающей"; "Интеллектуальная свобода подавлена не репрессиями, как при Сталине, а нищетой"; "Историческая роль русской интеллигенции, столь заметная до революции, фактически сведена к нулю".

В сущности, современный публицист повторяет знаменитую мысль А. П. Чехова: "Было лучше – стало хуже". Ответственность за сложившееся положение вещей автор возлагает не только на власть, но и на интеллигенцию, "сконструированную" при этой власти. Точное прилагательное нашел публицист: "сконструированная" – значит механическим путем созданная, а не сформированная, не воспитанная. Обезличенная у нас в массе своей интеллигенция, бездуховная. Как и общество в целом. Откуда быть другим обществу, если "телевидение настырно и неутомимо впаривает нам силиконовые груди, насилие “ментов”, “податливых кисок”, гадалок, дешевую попсу, нашутившихся смехачей, тусовки модников, депутатов, политиков и озолотившихся жен".

Это не программа передач ТВ за неделю, это социальнонравственный и духовно-практический срез нашего общества. Это картина пашей повседневной жизни, предъявленная аудитории, читающей еженедельник "Аргументы и факты". Читайте и – думайте!

Поскольку статья – это всегда развернутый поиск закономерностей, структурно она представляет собой цепь умозаключений (от частного к общему или от общего к частному). Это определяет и композицию повествования, и место факта в тексте. Современная статья активно вбирает в себя элементы других жанров – репортажа, очерка, корреспонденции, интервью. Она становится более эмоциональной по тону, более личностной, хотя, разумеется, развитие мысли остается основой ее структуры.

Жанровые признаки статьи:

  • – масштабное расширение границ повествования – пространственно-временные пределы текста определяются масштабностью фактов и их разнообразием;
  • – факты, используемые публицистом, могут быть почерпнуты из различных источников – личных наблюдений, встреч, обработки документов, выступлений СМИ, писем в редакцию и т.д.;
  • – структура текста статьи – это комплекс положений, рассуждений, суждений и умозаключений, т.е. система доказательств, опирающихся на выявление причинно-следственных связей между отдельными фактами;
  • – определенная объективация письма: текст чаще всего выдержан в интонациях рассуждения, стиль может приближаться к научному, публицист оперирует образами-понятиями, образами-тезисами; отсюда обращение публициста к логически-понятийному категориальному аппарату, четкость формулировок.

Публицистическое обозрение – один из старейших газетно-журнальных жанров (достаточно вспомнить знаменитые литературные, экономические, социально-нравственные обозрения Бестужева-Марлинекого, Белинского, Минаева, Шелгунова, Благосветлова, Салтыкова-Щедрина). Отдавая приоритет оперативности другим жанрам, обозрение представляет собой текст, фиксирующий принципиальные события и явления в их максимально полном объеме за определенный период (ежедневное международное обозрение, помесячное театральное обозрение или, например, "Теленеделя" в "Известиях" и т.д.). По своим признакам обозрение – специфический жанр, близкий и к корреспонденции, и к статье, и к комментарию. С корреспонденцией его сближает опора на факты действительности, со статьей – движение мысли, с комментарием – очевидное личностное начато, господство персонифицированной точки зрения. Но эти же факторы и разводят обозрение с близкими ему формами журналистского творчества. Если в корреспонденции публицист оперирует группой фактов, объединенных одной относительно неширокой темой, то в обозрении могут быть использованы разнообразные данные, позволяющие сделать повествование многотемным. Многотемье приводит к тому, что композиция текста приобретает "цепочечно-эпизодический" характер: мысль автора движется от описания и анализа одного эпизода к анализу другого.

Специфика обозрения как жанра заключена прежде всего в том, что его предметную основу составляет не механический конгломерат разрозненных сведений, а совокупность социальных фактов в форме панорамы жизни всего общества или определенной его сферы. Каждый из них рассматривается не изолированно, а как элемент более обширного целого. При этом главное значение имеют не рассуждения автора, а события, явления, процессы в их сущностном выражении. Панорамность изображения достигается тем, что журналист предлагает, с одной стороны, максимально широкий охват действительности, а с другой (по аналогии с панорамой как произведением живописи) – различную глубину изображения: крупный план, средний, общий. Крупный план – это лично наблюдаемые автором факты, воспроизводимые в отдельных эпизодах, картинках, репликах. Средний план – описание возникшей социальной ситуации, процессов и явлений. Общий план – установление взаимосвязи между отдельными фактами, создание целостной картины действительности в ее противоречиях, выявление общих закономерностей развития социального мира, создание собственно панорамы событий.

Обозрение, на что обратил в свое время внимание Е. П. Прохоров, универсально по содержанию и форме. Эта универсальность жанра определяется тем, что в качестве предмета исследования публицист берет реальную жизнь в разнообразных ее проявлениях: в СМИ встречаются обозрения нравов, процессов, протекающих в искусстве, экономике, политике, науке, военном деле, спорте и т.д. Обозрение универсально и по назначению, поскольку ставит своей задачей выявить закономерности как на бытийном, даже бытовом уровне, так и в общенациональном, международном, цивилизационном масштабе. Наконец, оно универсально, поскольку элементы других жанров в его тексте выступают не как чужеродные вкрапления, а как естественные компоненты структуры. Чрезвычайно значима и фигура автора. Журналист-обозреватель – это не просто системно мыслящий человек, эрудит в определенной области, он совмещает в себе функции зоркого наблюдателя, глубокого аналитика и мастера точного слова. Обозрение – публицистический жанр, представляющий собой основанную на разнообразных фактах картину действительности в форме панорамы жизни общества. В последние годы в отечественных СМИ господствует тематическое обозрение.

Письмо (вариант названия – открытое письмо) не следует путать с почтой, приходящей в редакцию от граждан. Как специфический жанр периодики оно встречается нечасто, его появление, как правило, бывает вызвано остротой проблем, требующих немедленного разрешения. В этом смысле о письме надо говорить как о жанре оперативно- исследовательском, хотя его формальная оперативность заметно ослаблена тем, что излагаемые факты чаще всего уже стали достоянием гласности. В то же время письмо – остропублицистический жанр, ибо предлагает аудитории личностно окрашенную точку зрения, требующую ответной реакции. Жанровое своеобразие письма характеризуется следующими признаками:

  • – в тексте отчетливо прослеживается коммуникативная цепочка: автор – проблема – адресат. Персональная адресность письма в сочетании с его проблемностью делает послание максимально актуализированным;
  • – ядром текста служит проблема, требующая немедленного разрешения;
  • – явственно просматриваются как личность адресата, так и личность автора (ссылки на факты собственной биографии, упоминание эпизодов из жизни адресата и т.д.);
  • – материал строится по принципам "мягкой аргументации": в нем взвешиваются за и против, текст представляет собой доверительный (хотя и публичный) разговор с адресатом.

Таким образом, существенным природообразуюшим компонентом письма является его жесткая структура, предполагающая обсуждение проблемы автором и адресатом как бы в присутствии аудитории. При этом акцепт в повествовании легко переносится с авторского восприятия проблемы на описание самой ситуации или на личность адресата. Отсюда различные стилевые интонации, закрепленные в тексте: интимный диалог, монолог, ораторское выступление. Письмо – эпистолярный жанр публицистики, в форме публичного обращения к конкретному лицу или коллективу, поднимающий актуальные проблемы, которые требуют немедленного разрешения.

 
<<   СОДЕРЖАНИЕ   >>