Старые дихотомии в современных методологических подходах

Новые критерии научного знания

В методологии науки сосуществуют разные направления, акцентирующие один или ряд из следующих аспектов рассмотрения роста научного знания: социологический, историко-научный, формально-логический, лингвистический, теоретико-эмпирический, а также заданные дихотомиями гуманитарное – естественнонаучное, рациональное – интуитивное и т.д. Не обращаясь пока к проблеме ассимиляции их в психологии (и тем боле порождения собственных методологических представлений в рамках психологической науки и практики), представим некоторые из них. Одновременно расширим терминологию, которая призвана охватить или подчеркнуть превалирование этих аспектов в наиболее известных методологических подходах. При этом со всей очевидностью проявляется и ограниченность маркировки авторских концепций как прописывания их в рамках того или иного направления.

В концепции Т. Куна, который ввел понятие нормальной, или парадигмальной науки, сочетаются историкографический и социологический аспекты методологического анализа. Обращение к социально-психологическим аспектам деятельности ученых, общению, подчеркивание роли научного сообщества как сообщества людей (а не только идей) – эти факторы развития науки четко представлены в его "парадигмальной подходе".

Парадигмы классической науки – в период становления естествознания – включали такие существенные требования, как следование классическому идеалу рациональности, включая проверку достоверности знания, или критерий истинности, а также принятие самоочевидности истин, которые не предполагается проверять (непосредственная данность декартова "я мыслю"). Переосмысление таких картезианских критериев научности знания, как его достоверность и самоочевидность, было осуществлено Ч. Пирсом в 70-е гг. XIX в. Практические последствия действий на основе знания – вот новый критерий научности в направлении позитивистской философии, получившей название прагматизм.

Прагматизм – направление позитивизма, "рассматривающее значение понятий, суждений и пр. в терминах последствий основанного на них действия, успешность которого составляет единственный критерий истинности и отождествляется с нею" [Философская энциклопедия, 1967, т. 4, с. 336].

В 90-е гг. XIX в. благодаря работам философа и психолога В. Джеймса (1842–1910) прагматизм получил широкую популярность. Благодаря работам другого американского философа, психолога и педагога – Дж. Дьюи (1859–1952), который начинал с прагматической интерпретации логики, такой вариант прагматизма, как инструментализм, превратился в универсальный метод мышления, став в США "почти официальной философией". Основой логических форм и законов Дьюи объявил не отражение законов бытия, а "способ действий".

Инструментализм – эго разновидность прагматизма, разработанная Дьюи и рассматривающая интеллект в качестве средства приспособления к изменяющимся условиям среды.

Фаллибилизм

Ч. Пирса (1839–1914) упрекали в смешении логических и психологических аспектов позитивизма как методологии научного мышления. Отметим здесь только два момента. Первый – рассмотрение основной функции мышления и научного познания вообще с позиций биологического и психологического удовлетворения. Согласно Пирсу познание позволяет преодолевать "беспокойное и неприятное состояние сомнения", в результате чего достигается вера, на основании которой человек может действовать без сомнений и колебаний. Второй – введение представлений о том, что научное познание может начинаться с любых гипотез, в том числе и ошибочных. Акцентирование предположительного характера научного знания привело Ч. Пирса к обоснованию фаллибилизма. Для фаллибилизма гипотетичность научного знания выступает естественной составляющей его становления.

Фаллибилизм – это методологическая позиция, согласно которой любое знание лишь приблизительно и вероятностно.

Ч. Пирс подчеркнул, что научное знание может начинаться с любых предположений, в том числе и ошибочных. Научное исследование – это "жизненный процесс", протекающий в критических спорах и проверках предположений как научных гипотез.

Позитивным результатом такого процесса является корректировка гипотетического знания и повышение вероятности его как знания истинного. В критическом рационализме К. Поппера идея фаллибилизма преобразована с учетом ориентировки на роль критического размышления в построении объективного знания и возможность оценивания правдоподобия научных гипотез. Представлению этой методологической концепции, противопоставившей позитивистским установкам теорию наиболее строгой проверки гипотез как теоретических реконструкций на основе опытных данных, мы посвятили специальное место, поэтому далее кратко остановимся на других, не упоминавшихся еще концепциях.

Социологический аспект четко выделяется в подходе Дж. Агасси, рассматриваемом как вариант фаллибилизма [Агасси Дж., 1994]. Поставив вопрос о соотношении автономности науки в обществе и автономности ученого в рамках научного сообщества, он настаивает на приоритете автономности ученого. Ученый взламывает устоявшиеся каноны научной работы, включая в контекст научного познания "философские, политические и экономические баталии, идущие в той общественной среде, в которую погружена наука". То есть не устоявшиеся нормативы или парадигмальные установки ученых, а их независимость и самостоятельность в выдвижении проблем и поиске путей их решения лежат в основе развития научного знания.

 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ     След >