Объяснение и понимание в психологии

Методология "сверху" и "снизу"

Методологическое знание в отношении к психологическим объяснениям

Объяснение является главной функцией науки. В социогуманитарных дисциплинах и психологии оно может строиться иными путями, чем в естественнонаучном познании. И если в предыдущей главе раскрывалась связь объяснения с развитием естественнонаучного познания и принципа причинности как его основы, то теперь следует охарактеризовать более широкий контекст отношения к научному объяснению в методологии науки, без чего специфика психологических объяснений, базирующихся на принципиально разных способах построения психологической теории, будет выглядеть неполной.

Психология, сравнительно поздно ставшая претендовать на статус науки, благополучно прошла мимо ряда призывов позитивизма и неопозитивизма к упорядочению критериев научного познания. Одним из таковых стало предложение Л. Витгенштейна[1] (1889–1951) убрать из трех предполагавшихся за наукой функций – описания, объяснения и предсказания – именно объяснение. Развитие психологических школ шло по линии формулирования новых содержательных объяснений, базирующихся на выделении разных аспектов в предмете психологии, принципов психологического анализа, а также не в последнюю очередь и на развитии методических средств, используемых для демонстрации объяснительных возможностей различных базовых понятий.

Другое дело, что в самой психологии к концу XIX в. были разведены функции объяснения и понимания. Первая осталась за объяснительной психологией (связываемой в то время с изучением элементарных, или "низших", психических функций), в то время как вторая странным образом отнималась от научной психологии – путем отнесенности высших функций к ведению "культуральной" психологии, первоначально мыслившейся как противостоящей научной. Последующее развитие психологии показало, что культурно-исторические подходы успешно стали справляться с воссоединением функции объяснения и понимания.

Важнейшим по значимости этапом осмысления контекста методологии научного познания в психологии стала постановка Л. С. Выготским проблемы кризиса в психологии. В своей работе "Исторический смысл...", писавшейся зимой 1926–1927 гг., он представил то основание связи содержания психологической теории и научного принципа объяснения, которое велось через рассмотрение метода как основополагающего критерия различения научной и метафизической психологии. Основание кризиса, которое им было рассмотрено, – это казавшийся непреодолимым разрыв между объяснением, апеллирующим к метафизике, и объяснением на основе возможностей научного метода (гл. 9). Однако прежде чем перейти к этому, следует представить краткое развитие представлений о видах и функции объяснения в научном познании.

Кроме этого в данной главе будет обсужден ряд других аспектов, задающих в качестве "рамочных эффектов" те повороты в методологии психологии, которые регулируют отношение к способам построения и возможностям психологического объяснения. Рассмотрение проблемы объяснения в психологии связано с ориентировкой на ряд следующих методологических проблем, наряду с обычно учитываемыми трактовками принципа детерминизма и специфики тех или иных психологических школ, дающих разные содержательные варианты объяснения. Это, во-первых, проблема оценки состояния современной психологии как до- или, напротив, полипарадигмальной стадии развития (в контексте выделяемых для других наук). Вопрос о методологическом плюрализме в психологии, который будет рассмотрен в гл. 9. Во-вторых, это вопрос о том, должна ли методология "делаться" специалистами этой конкретной науки или же психологии следует дожидаться, пока ее методологические вопросы будут решены Методологами (с большой буквы), профессионально решающими те проблемы, которые выше или вне понимания психологов-исследоватслсй (или психологов-практиков). Он обсуждается в следующем параграфе.

Содержание данной главы включило также краткое рассмотрение проблем объяснения в общей методологии науки и в отношении к этому методологическому основанию психологического знания самих психологов, высказавшихся в течение последнего полувека, т.е. с позиций современного состояния психологии (начало которого условно отнесем в 60-е гг. XX в.). Это важный аспект в различии подходов к историко-психологическим вопросам – рассмотрение их истоков и решений с изначальным помещением их в исторической перспективе (взгляда из глубины веков) или же с позиций сегодняшнего дня. Последнее означает ретроспективный взгляд (назад) с учетом накопленного знания и роли тех или иных постановок проблем – и их решений – в свете того, что отстаивает психология сегодня. Поскольку данный учебник представляет методологию, а не историю психологии, выбирается именно второй путь рассмотрения проблемы объяснения, но с необходимыми науковедческими пояснениями.

  • [1] Один из ведущих представителей философии языка, в работах кото- рого появились такие термины, как "логическое пространство", "языковая игра", "семейное сходство". Языковая игра для него – это единое целое, в котором рассматриваются язык и действия, с которыми он переплетен.
 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ     След >