Полная версия

Главная arrow Литература arrow История зарубежной литературы второй половины XX – начала XXI века

  • Увеличить шрифт
  • Уменьшить шрифт


<<   СОДЕРЖАНИЕ   >>

Мысль и слово: "синтез"

Сближение и сопоставление Сартра с Вольтером в широком плане – закономерно. Он яркий пример художника, сумевшего соединить философию и литературу, мысль и художественную образность. Подобная связь – целенаправлена: роман, драма, новелла и т.д. не просто обладают самоценной значимостью, а возможностью для автора представить свои идеи в наиболее наглядной, доступной форме. Экзистенциализм лишается умозрительности и абстрактности, будучи выражен в художественном слове художников первого ряда, таких как Сартр, Камю, отчасти Хемингуэй, Фолкнер, Мориак и многие другие.

Свои идеи Сартр выражал и в чисто философских трудах, весьма многочисленных, среди которых выделяется трактат "Бытие и небытие" (1943) (другой перевод "Бытие и Ничто"), Созданный в период Сопротивления, как и трактат Камю "Миф о Сизифе" (1942), он имел не только научное, но и общественное значение, носил лирико-исповедальный характер. В нем Сартр разрабатывает понятия "ничто", "бытие для себя", "бытие для другого". Все его рассуждения сводятся в конце концов к вопросу о свободе: ей и посвящен трактат. Сартр не согласен с представлением о детерминизме, согласно которому судьба человека полностью определяется обстоятельствами, средой, в силу чего он – пассивен и обречен. Трактат Сартра – это апология свободы. А она предполагает автономию выбора, сопротивление обстоятельствам и окружающему миру. Свобода не имеет пределов, будучи всеобщей. Человек "приговорен" к свободе. И поскольку индивид "заброшен" в мир, исполненный хаоса, поскольку он одинок, то может полагаться только на себя. А следовательно, призван искать и познавать себя, быть внутренне активным.

Как же эти философские категории соотносились с французскими реалиями 1940-х гг.? Думается, что читатели Сартра, пребывавшие в тяжелой атмосфере нацистской оккупации, понимали внутренний смысл трактата: необходимость устремленности к свободе и духовной независимости. Этот и другие философские сочинения Сартра вписывались в духовный климат эпохи середины XX в.: на фоне тотального духовного кризиса Сартр утверждал возрастающую роль индивидуального сознания, общественной активности и личной ответственности.

"Тошнота": тупики одиночества

Этот довоенный роман, принесший Сартру заслуженную известность, с достаточно выразительным названием "Тошнота" – художественный манифест экзистенциализма. Его тема – бытие, лишенное какого-либо осмысленного человеческого содержания. Пафос произведения – в словах одного из героев: "Вот мы здесь собрались, такие как есть, чтобы поглощать пищу и жить для поддержания своего драгоценного существования, в этом существовании нет никакого, ну совершенно никакого смысла".

Повествование – это начатый в 1932 г. дневник некоего Антуана Рокантена, историка и литератора, который после долгих путешествий обосновался в городке Бувиле, дабы завершить свои разыскания, посвященные некоему маркизу Рольбону, жившему в XVIII в. Рокантен – стопроцентный экзистенциалистский персонаж. Он абсолютно одинок, практически ни с кем не общается, кроме библиотечного служащего по имени Самоучка. Его связи с окружающими людьми обрублены. Даже отношения с любовницей почти бессловесны. Его жизнь – монотонная, близкая к чисто биологическому существованию.

Время от времени Рокантен "выдавливает" из себя очередные куски текста о Рольбоне. Реальные впечатления и образы видятся ему какими-то мутными, бесформенными наплывами. А надо всем довлеет болезненное состояние, настигшее героя. Это тошнота, его буквально поработившая. Все вызывает в нем тошноту, отвращение, омерзение. Вокруг него – фальшь, мерзкие люди, ненужные предметы, и происходящие события – ничтожны. Его удручает подобное состояние, в котором он не способен разобраться, а потому полагает себя "лишним". Иногда, когда одиночество и тошнота становятся непереносимыми, он вспоминает свою любовницу Анни, актрису на вторых ролях, живущую в Лондоне, страдающую таким же "неврозом", как и сам Рокантен, который даже называет себя живым мертвецом. Когда ради Анни он все-таки решается пересечь Ла-Манш, их встреча так ничем и не кончается. Когда-то романтик Мюссе писал о "болезни века". У Сартра она проявляется в "тошноте", этом плоде тотальной разобщенности людей. В финале герой понимает, что должен был писать не о маркизе Рольбоне, а о себе, чтобы "выговориться". Так романист намечает зыбкую перспективу: спасение от "тошноты" может быть только в создании произведения искусства. Оно не дано обывателю, буржуа, потребителю.

 
<<   СОДЕРЖАНИЕ   >>