Ранние романы: 1930-е годы

Грин был крупнейшим писателем послевоенной эпохи, который сложился еще до войны. Дебютирует Грин романом "Человек внутри" (1929), который имел очевидный успех для начинающего прозаика и был издан тиражом в восемь тысяч экземпляров. Заголовок определял тему произведения, комментировал же его эпиграф: "Другой человек внутри меня, и он недоволен мной". Протагонист контрабандист Эндрюс, выдав властям сообщников, испытывает муки совести, особенно под влиянием чистой любви к Элизабет. Тяжелый внутренний конфликт он разрешает, наложив на себя руки.

Но судьба писателя переменчива. Два следующих романа оказались малоудачными, а от финансовых невзгод Грина спасают четвертый и пятый – "Стамбульский экспресс" (1932) и "Это поле боя" (1934). В дальнейшем он трудится без "простоев", хотя, естественно, не чужд мукам творчества. Много путешествует, в частности по Африке, которую он хорошо узнает, по странам Востока, Латинской и Южной Америки. Пишет он трэвелы – очерково-документальные книги о своих поездках в разные регионы; они образуют существенный и значительный пласт его наследия. К середине 1930-х гг. Грин уже вступает в пору творческой зрелости, завоевывает авторитет в писательской и читательской среде, прежде всего такими романами, как "Меня создала Англия" (1935), "Брайтонский леденея" (1938) и "Доверенное лицо" (1939). В них ощущается драматическая атмосфера предвоенного десятилетия.

В первом из них значителен образ одного из капитанов капиталистического мира Эрика Крога (прототип которого, финансист Ивар Крейгер, был создателем одного из крупнейших в Европе концернов). В отличие от Крейсера, любителя роскоши, гриновский Крог, явно незаурядный в мире интриг и спекулятивных расчетов, в жизни – бесцветен. Он заложник денежного мешка, законов общества наживы, требующего от него придерживаться определенного имиджа.

В "Брайтонском леденце", одном из любимых самим Грином романов, получает художественное выражение писательская концепция "видимой действительности". Роскошный курорт в Брайтоне олицетворяет "красивую жизнь", рай праздности, гламура и условностей, которому противопоставлен "ад", уготованный для бедняков.

"Брайтонский леденец" Грин относил к той группе произведений, которые полагал развлекательным чтением. За красивым фасадом действует подпольная преступная мафия, семнадцатилетний Пинки хочет стать лидером банды, бросив вызов конкурирующей группировке, возглавляемой бандитом Корлеоне. Он убивает журналиста Хейла, творит

другие преступления, что приводит его самого к гибели. Образ леденца, вынесенный в заголовок, – символ "сладкой жизни", характеризующей роскошество завсегдатаев курорта для богатых.

"Доверенное лицо", также наполненный остросюжетными коллизиями, уже приближался по тину к политическому детективу. Жанру, ставшему одной из примет литературы XX столетия. Агент Д. в романе – враг реакционеров и фашистов, которые развернули тайную подрывную деятельность в Лондоне. Роман был актуален, будучи создан в тревожной атмосфере, когда после Мюнхенского договора (1938) нацистская угроза и опасность новой войны стремительно возросли.

Важным фактором биографии Грина было его вступление в "Офицерский боевой резерв", а в годы войны сотрудничество с английской разведкой и выполнение некоторых секретных поручений, в частности в Африке. Известно, что с ним был знаком знаменитый Ким Филби, советский разведчик в рядах "Интеллиджис сервис". Эта сторона деятельности Грина, неизвестная, конечно, в деталях, дала ему неоценимый материал для понимания тайных интриг и пружин в политической борьбе. Позволила глубже проникать в человеческую психологию и социальную среду. А это сказалось в его лучших романах, в "Тихом американце", "Комедиантах", "Почетном консуле" и др.

 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ     След >