Полная версия

Главная arrow Литература arrow История зарубежной литературы второй половины XX – начала XXI века

  • Увеличить шрифт
  • Уменьшить шрифт


<<   СОДЕРЖАНИЕ   >>

Поздний Грин

Как художник Грин был неизменно озабочен проблемами, моральными, нравственными, религиозными. Его отличала потребность понять природу добра и зла. Отделить их друг от друга. И все это соединялось у него с социальной критикой, непринятием пороков, человеческих и общественных. Об этом свидетельствует одно из его последних произведений – повесть "Доктор Фишер из Женевы, или Ужин с бомбой" (1980). В центре романа проблема богатства, а конкретно алчности, которая оказывает деморализующее влияние на личность. Доктор Фишер добился богатства вполне легальным путем, изобретя зубную пасту. Но по моральным качествам он остался на уровне среднего гангстера. Таких, как Фишер, по словам Грина, он встречал в разных уголках земного шара. Фишер – циничен, безжалостен к людям, бездушен. Довел до смерти жену и вызывает презрение у собственной дочери, им нелюбимой. Его плоская жизненная философия сформулирована в афористической сентенции: "У богатых нет гордости. Они гордятся только своим достоянием. Церемониться не надо только с бедняками". Под стать Фишеру люди его круга, также выписанные с сатирическим нажимом, алчные и бессердечные, которых дочь именует "жабами". Эти персонажи "репрезентируют" разные сферы: армию, налоговую систему, юриспруденцию, "массовую" культуру.

Среди произведений позднего Грина замечателен роман "Монсеньор Кихот" (1982). Это его последний творческий взлет, своеобразное подведение итогов нравственных исканий. В нем он возвращается к заботившему его вопросу: в чем основа истинной морали. Стремясь на него ответить, романист переносит ситуацию гениального сервантесовского романа в современную Испанию. Гриновский герой монсеньор Кихот на старой машине, названной "Росинантом", путешествует по стране вместе с мэром – коммунистом Санкасом, которому уготована роль Санчо Пансы. По ходу их странствий по опасным дорогам страны возникают ситуации и аллюзии, прямо перекликающиеся с "Дон Кихотом". Важнейший аспект романа – споры и столкновения точек зрения двух главных героев. Грин вообще диалогичен в своей методологии, а в этом романе – особенно. Но если у Сервантеса Дон Кихот идеален, а Санчо прагматичен, "приземлен", то у Грина герои отстаивают один католическую, другой марксистскую точку зрения. Они неутомимо и остроумно пикируются, но каждый из них отклоняется от официальной ортодоксии, католической и коммунистической. Монсеньор Кихот выражает гуманистическую точку зрения, а мэр не всегда солидарен с марксистскими "вождями", чьи лозунги порой не корреспондируются с реальностью. Грин же явно солидарен с Кихотом, который прокламирует право на сомнение, ибо оно "может объединять людей, пожалуй, даже в большей мере, чем вера". В конце концов, оба героя остаются на своих позициях, но проникаются симпатией друг к другу. Ну а сам Грин? Всего ближе ему "Евангелие любви", которое исповедовал главный герой. Вот почему мэр-коммунист в финале романа думает о любви, которую он начал испытывать к Кихоту. Она "продолжала жить и разрасталась", хотя они и "простились навеки".

Наверное, это и есть "последний вывод мудрости земной", завещанный Грином, если использовать слова из финала гетевского "Фауста".

 
<<   СОДЕРЖАНИЕ   >>