Полная версия

Главная arrow Литература arrow История зарубежной литературы второй половины XX – начала XXI века

  • Увеличить шрифт
  • Уменьшить шрифт


<<   СОДЕРЖАНИЕ   >>

Немецкоязычные писатели: современный этап

Примерно с 1980-х гг., особенно после воссоединения Германии (1989), начинается новый этап ее истории и литературы. Завершают свой путь писатели первого послевоенного кризиса, например Г. Бёлль (1985). Сохраняют авторитет и вес ветераны, такие как Гюнтер Грасс. Как Нобелевский лауреат заявляет о себе Патрик Зюскинд (р. 1949), драматург, прозаик, эссеист. Его роман "Парфюмер" (1985), ставший бестселлером, переведен иа три десятка языков и экранизирован.

В центре романа – внешне отвратительный Гренуй, персонаж из XVIII в., напоминающий гофмановского Крошку Цахсса, творящий преступления, будучи обладателем магического, действующего на людей флакона с всевозможными запахами. Определяя смысл романа, переводчица Э. Венгерова пишет: "История Жана Батиста Гренуя читается как предупреждение о преступлении, таящемся в разрыве с природой, бесстыдном и безжалостном насилии над ней..." Поистине, все зло мира питается из одного источника, а источник этот – вакуум человеческой любви к Богу и ближнему.

Одна из заметных фигур австрийской литературы последних десятилетий – Петер Хандке (р. 1942). Воспитанник католического колледжа, затем выпускник-юрист университета в Гатце, он выпустил роман "Шершни" (1966), написанный в фрагментарно-калейдоскопической манере и основанный па детских впечатлениях. После этого он твердо избрал литературную стезю, живя преимущественно за пределами Австрии, в Париже и Германии.

Па первых порах выступал, по преимуществу, как экспериментатор. В чем-то близкий к театру абсурда, прибегал к стилистике экспрессионизма (пьесы "Поругание публики", "Крик о помощи", "Кошмар" и др.), к "драме крика". Последнюю отличает выразительность языка, который способен "говорить за себя". Фразы, как у Ионеско, аллегоричны, противоречивы по смыслу, словно "опрокидывают". Примерно с 1970-х гг. Хандке обращается к прозе, провозгласив поиск "новых методов в литературе". Об этом свидетельствуют романы "Страх вратаря перед одиннадцатиметровым" (1970), "Короткое письмо перед прощанием" (1972), "Женщина-левша" и др., в которых разлито экзистенциалистское мироощущение.

Герой его самого известного романа "Страх вратаря перед одиннадцатиметровым" Вальтер Блох, когда-то способный футболист, после завершения футбольной карьеры трудится монтером. Получив извещение об увольнении, он некоторое время бесцельно бродит по городу, заполняет время пустыми разговорами со случайными людьми, знакомится с женщиной-кассиршей в кинотеатре, проводит с ней ночь, а утром неожиданно, без всякого повода душит ее. Чтобы не попасть в руки полиции, уезжает в один из южных городов, также бесцельно фланирует по улицам, пока не узнает из газет, что объявлен в розыск. Отныне в нем – нарастающий страх, ощущение неотвратимой развязки. Анализ внутреннего состояния героя при достаточно бедных "внешних" событиях, – главный предмет художественного внимания романиста.

Блох, в духе экзистенциалистского мироощущения, осознает себя "посторонним", словно сошедшим со станиц одноименного романа Камю. Когда-то Блох был неплохим вратарем, увлекался игрой, переживал волнение и ответственность, защищая ворота. Это придавало смысл его существованию. Завершив футбольную карьеру, он занят работой неинтересной, вовлеченный в однообразную механическую рутину. Герой словно погружен в сонно-равнодушное состояние; он даже нс может припомнить, уволили его с работы или он сам ее бросил. Жизнь утратила для него краски, былые острые переживания стерты бесцветной монотонностью. Он – никому не нужен и одинок, озлоблен на весь мир, а немотивированное убийство – это инстинктивная попытка сыграть "страшную преступную игру", чтобы вновь оказаться, как когда-то, в центре всеобщего внимания. Он словно заново переживает те волнующие моменты, когда стоял на воротах, готовый к отражению одиннадцатиметрового удара. Иногда ему удавалось его парировать. В этом объяснение заголовка романа. Когда же в газетах публикуют его описание и предполагаемый портрет, на улицах его никто не узнает. Он – предельно безлик и "среднеарифметичен", почти не отличим от окружающих посреди всеобщей серости и равнодушия.

Всепронизывающий мотив романа – некоммуникабельность людей. Их абсолютное непонимание друг друга. В романе Хандке – зримые черты общества "всеобщего благоденствия", которое на самом деле глубоко дискомфортно для индивида.

Перу Хандке принадлежат книги, эссе и стихи, посвященные общефилософским, эстетическим, культурологическим проблемам ("История карандаша", "Писатель по полудню" и др.), которые свидетельствуют о его творческой эволюции: от эксперимента он склоняется к художественной традиции, а от критики действительности к ее философскому истолкованию.

Среди значительных явлений немецкоязычных литератур последних десятилетий – творчество австрийской писательницы Эльфриды Елинек (р. 1946). Она – лауреат Нобелевской премии (2004), а также удостоена немалого числа наград (включая премии Бюхнера, Гейне, Бёлля). Оригинальная, как в драматических, так и в прозаических жанрах, Елинек тяготеет к изображению острых, даже вызывающих психологических ситуаций и состояний, демонстрируя "шоковую эстетику".

Таков ее роман "Пианистка" (2006), в основе которой мучительные взаимоотношения матери и дочери, учительницы музыки Эрики Кохут. Мать, лишившаяся мужа, которого как психически больного помещают в сумасшедший дом, всю свою нерастраченную, но деспотическую энергию направляет на дочь. Страдая нравственной "глухотой" и прямолинейностью, мать пытается дочь поработить, подчинить, а главное – воспитать из нее музыкального "гения", каковым она, несмотря на очевидную одаренность, не является. Эрика – "маленький ураган", ей уже 30 лет, пребывает в атмосфере неутихающих конфликтов и раздоров с родительницей, которая пытается огородить ее от внешнего мира. И все же дочь не может оторваться от матери. А она властвует не только дома, но и за его пределами. Шпионит за дочерью, не только "досматривает" ее вещи, но словно "свинчивает крышку с черепа и запускает туда руку". При всей своей "зажатости" в домашних стенах, Эрика раскрепощается и отдается своим сексуальным фантазиям во время интимных встреч с учеником Вальтером Клеммером. Вообще в трактовке психологических ситуаций в романе Елинек предлагает художественную интерпретацию теории Фрейда, авторитет которого в Австрии неизменно исключительно высок.

Ее психологические открытия, касающиеся болезненного состояния индивида, дали основания одному из критиков назвать ее манеру "клиническим реализмом", или "неопсихологизмом". В основе ее художественной методологии прекрасное владение языком, всеми его нюансами, включая музыкальные (как в "Пианистке"), а также учет широкого спектра австрийских и европейских художественных традиций.

 
<<   СОДЕРЖАНИЕ   >>