Полная версия

Главная arrow Литература arrow История зарубежной литературы второй половины XX – начала XXI века

  • Увеличить шрифт
  • Уменьшить шрифт


<<   СОДЕРЖАНИЕ   >>

"Бильярд в половине десятого"

Как и всякий большой художник, Бёлль пребывал в постоянном творческом поиске. Незалеченные раны войны, в 1940–1950-е гг., постоянно напоминали о себе. Трагическое прошлое Германии настоятельно требовало осмысления и оценки, расчет с фашизмом не был закончен, о чем напоминали и недобитые нацисты, и новоявленные реваншисты. Осваивая новые темы, Бёлль обогащал художественные средства выражения, опробовал свежие приемы, что показал один из наиболее известных его романов "Бильярд в половине десятого". Он увидел свет в том самом 1959 г., когда "Жестяной барабан" Гюнтера Грасса, другой антифашистский роман, стал настоящей литературной сенсацией.

В романе Бёлля присутствует это "непреодоленное прошлое". Его композиция сложна. События обнимают полвека (1907–1957), судьбоносную для Германии пору; воскрешаются отдельные временные отрезки, по-разному увиденные и осмысленные персонажами, которые образуют две четко очерченные группы. Одна – это милитаристы, военные преступники, пропитанные "арийскими" мифами, принявшие "причастие буйвола". Это тс, кто шел "в ногу со временем". Другая – те, кто принял "причастие агнца", люди честные, совестливые, не желающие сосуществовать с жестокостью, с несправедливостью. Но многие из той, первой группы, уцелев после войны, цинично внешне перекрасились: чиновник из "коридоров власти" Кетлингер, в пору "работы" в концлагере приказывавший выламывать у мертвецов золотые зубы, теперь играет роль демократа. Подобны ему и другие из "бывших", образующие социальный фон, щедро выписанный в романе. Но главное – это история семьи Фемелей, трех ее поколений. Старик Генрих Фемель, отметивший в 1947 г. свое 80-летие, архитектор, уважаемый и респектабельный член общества, не запятнал себя прямым сотрудничеством с нацистами, но и не противостоял им. Самим своим присутствием он словно "облагораживал" режим. (Надо помнить, что тоталитарные структуры нуждаются в "вывесках", в неких авторитетных лицах, как и в символах внешней респектабельности; хотя из Германии уехали многие ученые и деятели культуры, фашисты пытались использовать оставшегося Нобелевского лауреата престарелого Г. Гауптмана.) И все же Генрих Фемель разрушает легенду о себе как о верноподданном гражданине, когда швыряет в канаву свои ордена.

В романе поставлена проблема вины. Бёлль считает, что ее нельзя автоматически распространять на всех немцев. Одни творили преступления, другие молчали и своей "непричастностью" покрывали зло; третьи боролись с режимом.

Сам Фемель вроде бы оказался удачливым. Его ум и талант были оценены. Он построил аббатство, которое должно было стать ему прижизненным памятником. У Фемеля была благополучная семейная жизнь, жена Иоганна из патрицианского старонемецкого рода. Но любимый сын Отто подался в нацисты и бессмысленно погиб па войне иод Киевом. Жена, братья которой солдафоны пали в Первой мировой войне, после многих потрясений переживает острый душевный кризис. Ее сын Роберт, совершивший покушение на нациста, чудом избегает смертной казни. Позднее, архитектор по специальности, служит в саперных частях, занимается разрушением творений рук человеческих, в том числе аббатства, возведенного отцом. Но позднее Иозеф, внук Фемеля его восстановит.

В романе показано, что фашистский строй не был страшной, необъяснимой случайностью, но исторически обусловленным порождением прусских милитаристов, националистов, тех, кто уверовал в слова песни: "Сегодня нам принадлежит Германия, а завтра весь мир". (Это провидел еще Генрих Манн в "Верноподданном".) Порождение тех, кто молчанием, трусостью, мещанско-обывательской законопослушностью поддерживали режим. Вот почему персонажи романа – старый Фемель, Роберт, Иоганна и др. – предаются воспоминаниям, судят себя за грехи или ошибки.

 
<<   СОДЕРЖАНИЕ   >>