Полная версия

Главная arrow Литература arrow История зарубежной литературы второй половины XX – начала XXI века

  • Увеличить шрифт
  • Уменьшить шрифт


<<   СОДЕРЖАНИЕ   >>

Публицистика: полемика с Ричардом Райтом

На исходе 1950-х гг. Болдуин вступил в полемику с Райтом в книге "Записки сына Америки" (1956). Это был эстетический спор между двумя поколениями, "отцами" и "детьми", в негритянской литературе. Для Болдуина Райт олицетворял "литературу протеста" с се открытой, несколько упрощенной пропагандистской установкой.

С полемической запальчивостью Болдуин выступил с критикой образа Биггера Томаса, героя роман "Сын Америки", в котором Болдуин усмотрел отзвуки расистского мифа об "иссиня-черном ниггере", равно как и схематичное представление о негре лишь как о жертве дискриминации. Для Болдуина темнокожий американец, как и для других писателей новой волны, был не только объектом угнетения, жертвой, но и личностью со своим неповторимым внутренним миром.

Голос "негритянской революции"

В разгар "негритянской революции" Болдуин на время возвращается на родину. Одна за другой выходят публицистические книги писателя: "Никто не знает моего имени" (1961), "В следующий разпожар" (1963), "Имени его не будет на площади" (1972). Они образуют своеобразный публицистический триптих.

В них писатель – выразитель мыслей и чаяний широких масс, своеобразный хроникер народного протеста. В первой книге "Никто не знает моего имени" запечатлен канун "негритянской революции". Особенно значим очерк "Что значит быть американцем". Он о том, как, приехав в Европу, Болдуин вытравлял из себя психологию "ниггера", человека "второго сорта", решив стать не негритянским писателем, но художником слова в полном смысле этого слова, без унизительных скидок на цвет кожи.

Во второй книге "В следующий раз – пожар" отражен- запечатлен переход к более активной фазе борьбы. В ней – предупреждение: терпение масс истощается, Америке грозит испепеляющее пламя народного гнева. Для Болдуина негритянская проблема неразрешима без радикальных, коренных сдвигов в политической и социальной структуре Америки.

В третьей книге "Имени его не будет на площади" Болдуин переключается с нравственных на политические и экономические аспекты негритянской проблемы. Главное зло для Болдуина – идеология расизма. Живучи как миф о "второсортности" негров, так и другой, не менее стойкий, – о "белом превосходстве". В нем самообман и страх носителей расовых предрассудков, людей, ослепленных собственным невежеством. На расистов неотвратимо обрушится возмездие.

Эстетика публицистического слова

Болдуин – выдающийся мастер публицистики. Его публицистические книги – не просто отклики на злобу дня, они важнейшая сторона его писательской работы. Будучи лишены внешнего четкого плана, они оригинально смонтированы из разнородных по стилю и жанру фрагментов: это эпизоды и сцены автобиографического характера, письма, адресованные близким друзьям, лирические отступления, экскурсы в область психологии, политики, социологии, истории. За всей этой пестрой стилевой мозаикой – личность автора, причастного к тому, о чем он пишет.

Болдуин-эссеист умеет сделать наглядно запечатленные эпизод, случай, сцену. А она – исходная точка в цепочке живых ассоциаций, афоризмов, размышлений, иногда неожиданных, даже парадоксальных. Писатель эмоционален, порой поднимается до библейской патетики. Магия болдуиновской стилистики – в богатстве образов и метафор, восходящих к библейской и мифологической символике.

"Если Бийл-стрит могла бы заговорить": гарлемская история

С завершением "негритянской революции" Болдуин – знаменитость, художник, удостоенный многих премий и наград. Все это, однако, не снижает остроты его критических выступлений. Об этом свидетельствует повесть "Если Бийл-стрит могла бы заговорить" (1974). Она свободна от некоторой нарочитой болезненности, безысходности, присущих романам писателя: в ней новые для него светлые и добрые чувства. Бийл-стрит – название не только одной из улиц Гарлема. Она во многих других негритянских кварталах в американских городах. Это придает истории, воссозданной в повести, масштабность и типичность.

В основе сюжета – трогательная история молодых людей, выросших в Гарлеме, черных Ромео и Джульетты. Алонсо Ханту по прозвищу Фонни 23 года, он скульптор, работающий по дереву. Его возлюбленная Тиш – продавщица. С влюбленными случилась беда. Тиш на третьем месяце беременности, а Фонни арестован по ложному обвинению в изнасиловании мексиканки, девицы легкого поведения. Фонни – явная жертва полицейского Белли, ярого расиста. Подобный сюжет – благодарный материал для обличения полицейского произвола и расизма. Но Болдуин далек от прямолинейной тенденциозности. В центре внимания изображение обитателей гетто в их бытовой, психологической достоверности. Семьи Фонни и Тиш объединяются в усилиях по спасению близкого человека. Не в изображении разобщенности людей, а в их солидарности – пафос повести. На помощь (Ронни приходят представители разных этнических групп – англосаксы, итальянцы, евреи, пуэрториканцы. Адвокату Леви удается воздействовать на мнимо пострадавшую Викторию Санчес, которая не является в суд. Собирается необходимая сумма, и Фонни выпущен иод залог. Повесть завершается на обнадеживающей ноте. Мысль о ребенке спасает от отчаяния Фонни, для Тиш полугодовая с ним разлука – школа выживания.

В повести открытый финал. Обвинение начинает рассыпаться, и появляется надежда, что Фонни оправдают.

В 1979 г. Болдуин публикует роман "Над самой головой", в центре которого история Артура Монтаны, черного проповедника, и певца, который вместе с труппой совершает турне по Америке, где он не раз сталкивается с дискриминацией. Роман построен как воспоминания Холла, старшего брата Монтаны. Болдуин воссоздает мир музыки, джаза и религиозного песнопения, в котором выражается душа негритянского народа. В 1986 г. Болдуин посетил нашу страну и принял участие в международной писательской встрече, а год спустя ушел из жизни.

 
<<   СОДЕРЖАНИЕ   >>