Полная версия

Главная arrow Литература arrow История зарубежной литературы второй половины XX – начала XXI века

  • Увеличить шрифт
  • Уменьшить шрифт


<<   СОДЕРЖАНИЕ   >>

Глава 57. Пути и перепутья послевоенной драмы: Артур Миллер и Теннесси Уильямс

Достижения послевоенной американской литературы, получившие международное признание, – это, прежде всего, помимо романного жанра, – сфера драмы. Среди драматургов послевоенной эпохи возвышаются две всемирно прославленные фигуры – Теннесси Уильямс и Артур Миллер. Это своеобразная пара равноправных по таланту, но контрастная по методологии мастеров. Уильямс – тонкий лирик, погружающийся в тайники человеческой души. А. Миллер – художник с отчетливо выраженной общественно-политической ориентацией, социальным зрением.

Но рядом с ними – несколько других выдающихся мастеров.

Послевоенная драма: Хеллман и Олби

После смерти Юджина О'Нила его традиции в широком плане получали продолжение и развитие. После войны завершили свой путь талантливые драматурги, расцвет которых падает на 1920–1930-е гг.: Максуэлл Андерсон, Элмер Райс и Клиффорд Одетс.

Первой женщиной-драматургом Америки по праву считается Лилиан Хеллман (1905–1984). Мастер "хороню сделанной пьесы", она умела передать и тонкое движение души своих персонажей, и их социально окрашенную психологию. Широкое признание принесла ей драма "Лисички" (1939), в которой на примере "южной" аристократической семьи Хаббардов она ярко и убедительно ставила "вечную" тему: разрушительная сила хищных, собственнических инстинктов, разрушающих человеческие отношения. Художник демократических убеждений, Хеллман обратилась к антифашистской проблематике в драме "Стража на Рейне" (1940): в СССР она ставилась иод названием "Семья Ферелли теряет покой". Хеллман была в числе тех американских драматургов, для которых особенно значим опыт Чехова, авторитет которого за океаном был исключительно высок. С чеховским "Вишневым садом" перекликается ее пьеса "Осенний сад" (1950), поставленная во МХАТе. В годы войны она приезжала в СССР, а работая в Голливуде, написала сценарий фильма "Северная звезда" о советских партизанах. Когда в разгар "охоты на ведьм" ее вызвали на допрос маккартисты, она держалась мужественно, заявив: "Я не могу и не стану перекраивать свою совесть по моде нынешнего сезона". Она оставила серию книг мемуарного характера. Одну из них, посвященную маккартистской эпохе, она хлестко озаглавила "Время негодяев".

Наиболее ярким представителем поколения драматургов, которые выступили после Миллера и Уильямса, стал Эдвард Олби (р. 1928). Его смелые новаторские пьесы ставятся в лучших театрах мира, уже при жизни ему посвящались монографии, а общее количество работ, ему посвященных, перевалило за тысячу. Его старт в драматургии сразу оказался счастливым; признание же пришло к нему из-за океана: феномен, как известно, вообще-то нередкий для американских художников слова. В 1959 г. в Шиллеровском театре Западного Берлина на премьере его пьесы " Что случилось в зоопарке" разразилась мощная овация. Затем пьесу поставили и на других европейских сценах.

С начала 1960-х гг. Олби завоевывает американские театральные подмостки. Он приходит в литературу в переломную пору. Бродвейский театр переживает кризис. Америка нуждается в драматурге, способном выразить "новые времена". Им и становится Олби. Он нс приемлет театр и кинематограф, включенный в "индустрию развлечения", которая ориентирована исключительно на прибыль и потрафляет непритязательным невзыскательным вкусам. Видит в театре и "наставление", и "просвещение", а это достигается эстетическими средствами, исключающими "лобовую" тенденциозность. Зрителя способны увлечь новизна, "такие сильнодействующие" средства, как гротеск, парадокс, сарказм, соединенный с лиризмом. Его кредо укладывается в бескомпромиссную формулу "Необычное. Невероятное. Неожиданное".

А она реализовалось в серии его однократных экспериментальных пьес ("Американская мечта", "Ящик председателя Мао", "Крошка Алиса" и др.)• В пьесе " Что случилось в зоопарке" парадоксальный сюжет – выражение глубинной мысли Олби: тотальное одиночество людей; в другой пьесе "Смерть Бесси Смит", истории негритянской певицы, попавшей в автокатастрофу, которой не сделали переливания крови в "больнице для белых", – осуждается расизм (действие происходило в 1937 г.).

Пишет Олби и в традиционной манере. Его хрестоматийная драма "Не боюсь Вирджинии Вулф" прочно утвердилась в мировом театральном репертуаре. За острыми словесными перепалками несчастливой бездетной семейной пары Джорджа и Марты обнаруживается более широкая тема: крушение иллюзий, конфликт мечты и реальности. Атмосфера безнадежности разлита в пьесе "Все кончено"', ее герои собираются у смертного одра главы семьи, объединенные и искренним горем, и чисто формальным долгом.

Себя Олби причисляет к театру абсурда, и в его пьесах налицо стилистика абсурдизма и очевидный алогизм ситуаций. Но в то же время его пьесам присущи и реалистическое начало, психологические нюансы и тонкое ощущение трагикомизма и драматизма бытия. Наверно, справедливо полагать, что по своей методологии Олби пребывает в "пограничье" между психологическим реализмом и абсурдистской художественной философией.

 
<<   СОДЕРЖАНИЕ   >>