Уильям Стайрон: "Софи делает выбор"

Уильям Стайрон (1925–2006), безусловно, один из крупнейших американских прозаиков послевоенной эпохи, достойный художник "южной школы". Участник войны, сражавшийся в рядах морской пехоты (1944–1945), Стайрон фактически так и не прошел поры литературного ученичества и дебютировал зрелым романом "Ложись во мрак" (1951), сразу выдвинувшим его в первый писательский ряд.

В ранней прозе отозвался военный опыт Стайрона. Повесть "Долгий марш" (1956) – описание лишенного осмысленной цели изнурительного перехода батальона морской пехоты, проводящего учения в Каролине. Стайрона, южанина, художника психологического плана, неизменно притягивает внутренний мир человека, мучительные, нередко патологически тяжелые душевные состояния, им переживаемые. Свидетельство тому – роман "И поджег этот дом".

Откликом на потрясения, вызванные "негритянской революцией" 1960-х гг. стал роман Стайрона "Исповедь Наша Тернера" (1967), удостоенный Пулитцеровской премии. Его герой – историческое лицо – черный невольник Пат Тернер, который в 1831 г. поднял восстание, был схвачен, судим и повешен. Форма романа – исповедь Нага Тернера накануне казни, записанная белым журналистом. Испытав с детства ужасы рабства, Нат Тернер, встав во главе восстания, не щадит белых женщин и детей.

По выходе роман вызвал бурную полемику. Стайрона обвинили в том, что он "модернизировал" историю, придав главному герою черты современного черного лидера экстремистского толка. Между тем, своим романом, созвучным современным событиям, Стайрон желал напомнить о неизбежности исторического урока: жестокое угнетение и насилие могут вызвать беспощадные эксцессы доведенных до отчаяния людей.

Наиболее впечатляющее достижение Стайрона – роман "Софи делает выбор" (1979), произведение широкого философского гуманистического звучания.

Действие происходит в 1947 г. в нью-йоркском районе Бруклин. Стинго, начинающий писатель, "южанин", рассказывает о себе. Его жизненная история переплелась с историей мучительной любви Софи, польки Зофьи Завистовской, пережившей ужас Освенцима, и еврея-психиатра Натана Ландау, человека одаренного, но психически неуравновешенного. Софи – дочь профессора права в Краковском университете, кстати, автора сочинения антисемитского содержания. В 1939 г. фашисты оккупируют Польшу и прежде всего расправляются с польской интеллигенцией: профессор и его зять, муж Софи, отправлены в концлагерь, где гибнут. Софи, оставшаяся с двумя детьми, пытается быть в стороне от антифашистской борьбы, но схвачена во время облавы и отправлена в Освенцим. Там и происходит самое чудовищное. Пьяный эсэсовец ставит ее перед выбором: она должна отправить в газовую камеру одного из своих детей, в противном случае они пойдут туда все трое.

Софи жертвует дочерью, чтобы сохранить сына Яна. Какое-то время Софи покровительствует комендант лагеря Хесс. Софи убеждает нациста, надеясь облегчить участь сына, в том, что она, как и ее отец, – антисемитка. Но коменданта переводят в Берлин, Софи лишается защиты и возвращается в общий барак. Сына не удается спасти. Он гибнет.

Но сама героиня остается в живых. После войны она попадает в Америку, в Бруклин. Там ее спасает от физической и душевной гибели Натан Ландау, брат которого погиб в Освенциме. Это во многом объясняет привязанность Софи к Натану. Она прощает ему и ревность, и психическую нестабильность.

Стинго, герой-повествователь, читает другу, Натану, свои рукописи. Натан, в душе которого ужас холокоста, массового уничтожения нацистами евреев, оставил кровоточащий след, считает Стинго как южанина ответственным за другое преступление – угнетение чернокожих. Обвиняет Натан и Софи в том, что она выжила в Освенциме, в то время как все евреи сгорели в лагерных печах. Софи и Стинго во время очередного нервного срыва Натана становятся любовниками. Но она отклоняет перспективу благополучной жизни со Стинго и приносит себя в жертву Натану. Софи и Натан принимают яд и уходят из жизни...

Проведенная Стайроном аналогия между ситуацией в Польше и на американском Юге не вполне корректна. Но главное в романе – антифашистский пафос, страстное осуждение антисемитизма и расизма. Американская критика, высоко ценящая Стайрона, уже при жизни признала его классиком, продолжателем "южной традиции", поставив в ряд с такими мастерами, как Фолкнер и Томас Вулф.

 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ     След >