Ответственность за нарушение норм публичного речевого общения

  • • Из этого раздела вы узнаете о том, как важно относиться к публичной речи ответственно; насколько необходим самоконтроль при употреблении тех или иных слов и чем может обернуться его отсутствие; какие юридические последствия может иметь употребление нецензурной лексики в общественном месте; что понимается под защитой чести, достоинства и деловой репутации; как регулируется законом использование иностранных слов в официальной и публичной сферах общения.
  • • Вы научитесь различать такие понятия, как клевета, оскорбление; узнаете, в каких случаях, кем и как проводится лингвистическая экспертиза устного или письменного публичного выступления.
  • • Вы овладеете некоторыми приемами языковой экспертизы, приобретете первые навыки разграничения бытового и юридического значения слов.

Рассуждая о культуре речи, необходимо затронуть и юридический аспект речевого бескультурья. Словом можно вдохновить, утешить и похвалить. Словом можно обидеть, ранить и унизить. Вы сами можете привести немало примеров того, как сгоряча сказанное слово надолго разрушало отношения даже самых близких людей.

Но слово может стать и преступлением. Поэтому закон приравнивает многие словесные действия к волевым актам, т.е. поступкам, имеющим юридическое значение. К таким словесным действиям относятся, например, письменное оформление договоров и иных сделок, а также клевета, оскорбления, угрозы и т.п. За публичное высказывание, не соответствующее нормам этики, вы будете нести правовую ответственность и можете быть довольно сурово наказаны.

Наказания за нарушение лингвистической этики существовали в России еще в XIX в. Так, в 1865 г. Московский окружной суд вынес обвинительный приговор доктору медицины Ельцинскому, признав его виновным в оскорблении частного пристава Врубеля неприличным словом "безобразия". На основании ст. 104, 110 Уложения о наказаниях провинившийся доктор был подвергнут денежному взысканию в размере трех рублей серебром.

В современном российском законодательстве существует целый ряд законодательных актов, карающих за несоблюдение норм публичного общения. Их нужно знать, чтобы ваше необдуманное слово – устное или письменное – не обернулось судебным делом. Прежде всего это Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях (КоАП РФ), частности ст. 5.60 ("Клевета"), 17.16 "Клевета в отношении судьи, присяжного заседателя, прокурора, следователя, лица, производящего дознание, судебного пристава", 5.61 ("Оскорбление")[1], 5.26 ("Нарушение законодательства о свободе совести, свободе вероисповедания и о религиозных объединениях"), 20.1 ("Мелкое хулиганство").

Клевета, т. е. распространение заведомо ложных сведений, порочащих честь и достоинство другого лица или подрывающих его репутацию, влечет за собой наложение административного штрафа в размере от 1 тыс. до 2 тыс. руб. Если клеветником является должностное лицо, то штраф может составлять от 10 тыс. до 20 тыс. руб., а в случае совершения этого противоправного деяния юридическим лицом размер штрафа возрастает до 100–200 тыс. руб. В качестве отягчающих обстоятельств, увеличивающих наказание, рассматривается клевета, которая высказана в публично демонстрирующемся произведении или СМИ. Она наказывается административным штрафом в размере от 2 тыс. до 3 тыс. руб. Должностные лица в этом случае обязаны выплатить от 20 тыс. до 30 тыс. руб., юридические лица – от 200 тыс. до 300 тыс. руб. За клевету, соединенную с обвинением лица в совершении тяжкого или особо тяжкого преступления, штрафы еще выше: 3-5 тыс. руб. для граждан, 30-50 тыс. руб. для должностных лиц, 300-500 тыс. руб. для юридических лиц. Непринятие мер к недопущению клеветы в публично демонстрирующемся произведении или СМИ влечет наложение административного штрафа на должностных лиц в размере от 10 тыс. до 20 тыс. руб., на юридических лиц – от 50 тыс. до 100 тыс. руб. (обычных граждан эта часть статьи не касается).

С декабря 2011 г. действует статья "Клевета в отношении судьи, присяжного заседателя, прокурора, следователя, лица, производящего дознание, судебного пристава". Клевета в отношении судьи, присяжного заседателя или иного лица, участвующего в отправлении правосудия, в связи с рассмотрением дел или материалов в суде карается административным штрафом в размере 3-5 тыс. руб. (должностное лицо в этом случае вынуждено будет заплатить 20-30 тыс. руб., юридическое лицо – 100-300 тыс. руб.). То же действие, совершенное в отношении прокурора, следователя, лица, производящего дознание, судебного пристава, в связи с производством предварительного расследования, исполнением приговора суда, принудительным исполнением иного судебного акта, акта иного органа или должностного лица, а также в связи с обеспечением установленного порядка деятельности судов, влечет наложение административного штрафа на граждан в размере от 3 тыс. до 5 тыс. руб. (на должностных лиц – от 20 тыс. до 30 тыс. руб., на юридических лиц – от 100 тыс. до 300 тыс. руб.).

В качестве отягчающего обстоятельства рассматривается клевета, соединенная с обвинением лица в совершении тяжкого или особо тяжкого преступления. В этом случае для граждан предусмотрен административный штраф 5 тыс. руб. или административный арест на срок до пяти суток; для должностных лиц – штраф от 30 тыс. до 50 тыс. руб., для юридических лиц – от 300 тыс. до 500 тыс. руб.

Карается также оскорбление, т. е. унижение чести и достоинства другого лица, выраженное в неприличной форме (ст. 5.61 КоАП РФ). Неприличная форма дискредитации потерпевшего означает, что отрицательная оценка его личности дается в грубой, циничной, а потому резко противоречащей принятой в обществе манере общения между людьми. Оскорбление наказывается административным штрафом в размере от 1 тыс. до 3 тыс. руб. (штраф, накладываемый на должностных лиц, составляет от 10 тыс. до 30 тыс. руб., на юридических лиц – от 50 тыс. до 100 тыс. руб.). Более тяжким правонарушением считается оскорбление, содержащееся в публичном выступлении, публично демонстрирующемся произведении или СМИ. Оно влечет за собой наложение административного штрафа в размере от 3 тыс. до 5 тыс. руб. (в случае если виновным признано должностное или юридическое лицо, размер штрафа составляет 30-50 тыс. руб. и 100– 500 тыс. руб. соответственно). Непринятие мер к недопущению оскорбления в публично демонстрирующемся произведении или СМИ наказывается штрафом в размере 10–30 тыс. руб. (должностные лица) или 30-50 тыс. руб. (юридические лица).

Административную ответственность за оскорбление религиозных чувств граждан предусматривает ст. 5.26 КоАП РФ "Нарушение законодательства о свободе совести, свободе вероисповедания и о религиозных объединениях". Подобные действия влекут за собой наложение административного штрафа в размере 500-1000 руб.

Нецензурная брань в общественных местах в соответствии со ст. 20.1 КоАП РФ расценивается как мелкое хулиганство и влечет за собой наложение административного штрафа в размере 500-1000 руб. или административный арест на срок до 15 суток. Те же действия, сопряженные с неповиновением законному требованию представителя власти либо иного лица, исполняющего обязанности по охране общественного порядка или пресекающего нарушение общественного порядка, влекут наложение административного штрафа в размере от 1000 до 2500 руб. или административный арест на срок до 15 суток.

Помимо административной, нарушение норм публичного общения может повлечь за собой уголовную ответственность, предусмотренную Уголовным кодексом Российской Федерации (УК РФ). Например, ст. 297 УК РФ "Неуважение к суду" устанавливает ответственность за оскорбление участников судебного разбирательства, которое расценивается как одно из преступлений против правосудия. Такое оскорбление наказывается штрафом до 80 тыс. руб. или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до шести месяцев, либо обязательными работами на срок до 480 ч, либо арестом на срок до четырех месяцев. То же деяние, выразившееся в оскорблении судьи, присяжного заседателя или иного лица, участвующего в отправлении правосудия, карается штрафом в размере до 200 тыс. руб. или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до 18 месяцев, либо обязательными работами на срок до 480 ч, либо исправительными работами на срок до двух лет, либо арестом на срок до шести месяцев. Публичное оскорбление представителя власти при исполнении им своих должностных обязанностей или в связи с их исполнением (ст. 319 УК РФ) относится к преступлениям против порядка управления и влечет за собой штраф в размере до 40 тыс. руб. или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до трех месяцев, либо обязательными работами на срок до 360 ч, либо исправительными работами на срок до одного года.

В соответствии с нормами Гражданского кодекса Российской Федерации (ГК РФ) достоинство личности, честь, доброе имя, деловая репутация относятся к личным неимущественным правам и охраняются законом. В ст. 151 ГК РФ предусматривается компенсация за причиненный гражданину моральный вред (т.е. физические или нравственные страдания), который может быть нанесен в том числе и в словесной форме. Согласно ст. 152 ГК РФ гражданин вправе требовать по суду опровержения порочащих его честь, достоинство или деловую репутацию сведений, если распространивший такие сведения не докажет, что они соответствуют действительности. Таким образом, организация не может требовать компенсации морального вреда, поскольку неспособна на нравственные или иные страдания. В то же время нормы ГК РФ, касающиеся защиты деловой репутации гражданина, применяются и к защите деловой репутации юридического лица.

В 2005 г. был принят Федеральный закон № 53-Φ3 "О государственном языке Российской Федерации", согласно которому при использовании русского языка как государственного не допускается использование слов и выражений, не соответствующих нормам современного русского литературного языка, за исключением иностранных слов, не имеющих общеупотребительных аналогов в русском языке.

В последнее время участились случаи судебных исков, связанных с нарушениями норм публичного общения. В таких делах вынести обоснованное решение возможно лишь в том случае, когда суд опирается на компетентное мнение. Нередко для вынесения решения требуется проведение лингвистического анализа, и поскольку знаний и умений юристов для этого бывает недостаточно, суд привлекает на помощь экспертов-языковедов. В 2001 г. в России была создана Гильдия лингвистов-экспертов по документационным и информационным спорам (ГЛЭДИС) – независимая организация, которая объединяет высококвалифицированных филологов, представителей ведущих вузов Москвы и других городов. Функции ГЛЭДИС – проведение лингвистических экспертиз, например: разъяснение значения и происхождения слов, словосочетаний и фраз; исследование случаев, связанных с исками о защите чести, достоинства и деловой репутации (в том числе анализ публикаций в СМИ); исследование структуры текстов, анализ основного и дополнительного содержания текстов; определение авторства текста; толкование отдельных положений законодательных актов; исследование товарных знаков на предмет их соответствия нормам современного русского литературного языка, а также на предмет соответствия другим товарным знакам; анализ текстов, размещенных в Интернете, и пр.

Приведем конкретный пример одной из лингвистических экспертиз[2], которая была проведена по запросу суда, рассматривавшего иск мэра Москвы Ю. М. Лужкова к телеведущему С. Л. Доренко по поводу авторских передач последнего от 5 сентября 1999 г., 26 сентября 1999 г. и 3 октября 1999 г. На разрешение экспертизы были поставлены следующие вопросы. Содержит ли выступление С. Л. Доренко негативную информацию о Ю. М. Лужкове? Если содержит, то в какой форме: утвердительной, предположительной или в какой-либо другой? Содержит ли выступление С. Л. Доренко оскорбление по отношению к Ю. М. Лужкову? (Заметим, что это обычный минимум вопросов, которые помогают судье вынести вердикт по делу о защите чести, достоинства и деловой репутации.) В результате проведенного исследования эксперты пришли к следующим выводам: материалы выступления С. Л. Доренко от 3 октября 1999 г. содержат в себе негативную информацию о Ю. М. Лужкове: его деятельности как мэра г. Москвы и его личностных качествах. (Все выводы в экспертизе подтверждены выдержками из стенограммы телепередач и их лингвистическим анализом.) Фрагменты выступлений, которые названы выше, имеют форму утверждений. Если эти утверждения не соответствуют действительности, то их следует квалифицировать как порочащие Ю. М. Лужкова (вывод о соответствии действительности той или иной информации, о наличии умысла в том или ином высказывании находится в компетенции суда, это не относится к задачам лингвистов). Высказывания С. Л. Доренко не содержат оскорблений Ю. М. Лужкова в прямой форме, т.е. в виде оскорбительных номинаций, прозвищ и т.п. Экспертами выступили сотрудники Института русского языка им. В. В. Виноградова РАН (Москва). Кстати сказать, ответчик, не согласный с решением суда, послал апелляцию в высшую инстанцию, и лингвистическая экспертиза была проведена повторно – на этот раз сотрудниками Института лингвистических исследований РАН (Санкт-Петербург). Эксперты пришли к противоположным выводам: словесные выпады Доренко против мэра Лужкова были признаны сатирическими приемами, соответствующими жанру передачи (памфлет); признаков оскорбления в телепередаче найдено не было.

Таким образом, лингвистическая экспертиза происходит на стыке лингвистики и юриспруденции, говорят даже о становлении новой отрасли науки – юрислингвистики. Ведь юристы не обладают нужными знаниями и инструментами, необходимыми для лингвистического анализа текста, речевой конфликт выходит за границы сугубо правового поля, а лингвистам порой недостает юридической строгости, без которой невозможно вынести однозначно трактуемый, объективный вердикт.

Либерализация общества, свобода слова заметно снизили планку, предъявляемую к качеству публичной речи. Политики, представители государственной власти, даже деятели культуры не стесняются на публике "блеснуть" своим знанием сленговой и обеденной (нецензурной) лексики, более того – ее употребление становится своего рода шиком. Неудивительно, что именно речевые конфликты в последнее время получили столь широкое распространение и активно входят в судебную практику. Конечно, они не могут быть разрешены только карательными методами. Вспомним еще раз об этическом аспекте нормы. В публичном общении необходимо стремиться к постоянному внутреннему самоконтролю речи, который, к сожалению, у многих попросту отсутствует. А это уже вопрос не права, а культуры общества и воспитания.

  • [1] До внесения изменений в Уголовный кодекс Российской Федерации (УК РФ) в декабре 2011 г. клевета и оскорбление являлись исключительно уголовными преступлениями и преследовались по ст. 129 и 130 УК РФ соответственно. Статья 17.16 "Клевета в отношении судьи, присяжного заседателя, прокурора, следователя, лица, производящего дознание, судебного пристава" также является новой в КоАП РФ. Обратите внимание, что оскорбление некоторых лиц (участников судебного разбирательства, представителей власти) до сих пор является уголовно наказуемым деянием.
  • [2] Цена слова / Отв. ред. М. В. Горбаневский. 3-е изд., испр, и доп. М., 2002.
 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ     След >