Типы научной рациональности

В процессе изменений, имевших место в науке после ее становления, при росте научных знаний происходило утверждение и развитие типов научной рациональности, которыми предопределяются характер научных знаний, их суть и организация, формирование научного мировоззрения и научной картины мира, базовые принципы ориентации и регуляции исследовательской деятельности, исходные положения в познании мира.

Очевидно, что уяснение содержания типов научной рациональности предоставляет возможность расширить и углубить понимание внутренней природы реального мира, а также позволяет более критически оценивать научные знания, которые раскрывают сущность реального мира и самого человека.

Как утверждал когда-то Лао-цзы, тот, "кто не видит малого, потерпит неудачу в большом. Так как мудрый беспристрастно в начале видит конец, в малом — большое, то ему и самое тяжелое и рискованное дается легко".

Изначально определимся с этимологической трактовкой понятия "рациональное". Обращение к сфере греко-латинской мысли позволяет выделить в содержании данного понятия следующие признаки. Так, латинское ratio (rationalis) означает не только разумный, одаренный разумом, но и счетный, учетный [1]. В греческом языке аналогом латинского rationalis является идущее от пифагорейцев понятие ritos, означающее сказанный, выразимый, не тайный, соразмерный, произносимый [2].

Как видим, греческие аналоги понятия "рациональное" соотносятся не только с разумом, его наличием или отсутствием, но также со словом, числом, мерой. Другими словами, два важнейших познавательных компонента, предполагающих отражение и закрепление действительности в человеческом разуме через число и слово, объединены в понятии "рациональное". Таким образом, словарные определения термина "рациональное" позволяют выделить в нем три основных признака: разумное, соизмеримое, выразимое.

Обращение же к общественной практике позволяет утверждать, что рациональность как содержательный компонент познавательно-преобразовательной деятельности человека, научного познания, функционирования наук и жизнедеятельности общества вообще представляет собой сложное, многогранное и неоднозначное явление. Анализ научной литературы приводит к выводу о том, что рациональность включает в себя своеобразное единство и взаимосвязь онтологических, гносеологических, социокультурных, социопсихологических, аксиологических предпосылок и оснований.

Онтологическим основанием рациональности является признание умопостигаемого устройства реальности и самого человека с его возможностью правильно мыслить. Другими словами, с позиций онтологии мир устроен по определенным правилам и имеет такой порядок, который позволяет выявить в нем объективно существующие закономерности и даже законы.

Гносеологические основания рациональности связаны с осмыслением основного вопроса философии о первичности материи или первичности духа, сознания, о познаваемости мира. Другими словами, рациональность с позиций гносеологии предполагает, что абстрактно-логическая ступень в познании человека, проявляющаяся в виде последовательных, упорядоченных, логических операций и действий, позволяет ему открыть присущие миру внутренние, существенные, устойчивые, необходимые и повторяющиеся связи между его элементами и явлениями.

Социокультурной предпосылкой рациональности является потенциальная возможность результатов познания мира удовлетворять человеческие потребности и обеспечивать реализацию их интересов, т.е. научные знания ориентируют человека познающего и творящего на разработку проектов, моделей поведения и деятельности для всех людей в соответствии с правилами, нормами, стандартами, которые не только приняты в данном сообществе, но сохраняют и обеспечивают его целостность, единство и развитие.

Социопсихологическим основанием рациональности являются осознанные человеком его поступки и поведение, где в некоторой степени присутствует элемент стремления человека к утверждению власти, а точнее "воли власти" над другими людьми, корректировке их самоценности и самодостаточности. Другими словами, социопсихологический аспект рациональности заключен в использовании инструментов власти для координации поведения и деятельности людей, сообществ и человеческого общества вообще.

В целом можно выделить следующие основные признаки рациональности:

  • 1) рациональность — это характеристика человеческого мышления на этапе его социальной зрелости, которая позволяет ему констатировать в непротиворечивых формах разнообразные по своему содержанию реальности его бытия, а также среды его обитания;
  • 2) рациональность — это средства, способы и формы организации жизнедеятельности человека, созданные по проектам его же правильного мышления;
  • 3) рациональность — это нс просто набор форм мысли, отражающих "порядок" в изучаемых предметах, это и "установленное" содержание признаков в этих формах мысли, признаваемых в научном сообществе и доносимых до всех, кто ориентирован на научное познание предметов реального мира.

Другими словами, понятие "рациональность" отражает реальную возникающую и развивающуюся меру взаимного соответствия правильного мышления человека и порядка связей и взаимодействий элементов предметов реального мира.

Научная рациональность в смысловом и содержательном отношениях соотносится с понятием "рациональность", но при этом позиционируется в науке, обладает определенными "правами" и "обязанностями", исполняет свою роль. Она противостоит иррационализму по логическому подходу, а в гносеологическом аспекте — опытному познанию, основанному на простом переборе вариантов познавательных действий.

В целом научная рациональность имеет следующие признаки:

  • - определенные средства, способы, приемы, принципы, которые используются правильным мышлением для познавательно-преобразовательной деятельности научным сообществом с целью раскрытия законов природы, общества, человека и человеческого сознания и во имя их же интересов;
  • — алгоритм поиска истины с ее проверкой посредством разумно организованной практики;
  • — формы и правила выявления и разумного описания фактов действительности, которые отражают и характеризуют природу исследуемых объектов;
  • — понятийно-категориальный аппарат, который позволяет разным наукам давать истинные знания исследователю, научному сообществу и человечеству;
  • — характер отношения к конкретным знаниям и исследователей, и научного сообщества в целом, и человечества;
  • — своеобразная система ценностей, обусловливающая установки для исследователя на поиск истины и на постоянное наращивание истинного знания;
  • - своеобразная культура исследования, отражающая господствующее в конкретном историческом периоде миросозерцание, миропонимание, мировоззрение.

Научная рациональность — это совокупность средств и приемов познавательной (исследовательской) деятельности ученых и научных коллективов, научных школ, позволяющих усиливать их правильное мышление и обеспечивающих выявление сущности изучаемых объектов, выявление и фиксацию их качественных признаков на языке науки, а также логическое их оформление и использование в создании социоприроды, в развитии человека и общества.

Что касается типа научной рациональности, то появление и использование этой категории в философии обусловлено необходимостью соотнесения и связи результатов развития науки, научных революций с материальным производством, культурой общества и характерными чертами общества в целом.

Результаты развития науки находят свое выражение во всех социальных, религиозных, художественных, политических и других областях как проявление некоторого типа рациональности, как утверждение некоторого нового и универсального для данного исторического периода стиля научного мышления и деятельности.

Например, исторический период первой научной революции характеризовался утверждением эмпирического и прагматического типа научной рациональности. В экономической и социальной сферах он проявился в идеологии буржуазных общественных отношений, ориентированной на рост производства и индивидуального успеха. Применительно к религиозной сфере, которая внешне "далека" от науки, изменения в науке в определенной степени обусловили новую форму верований — протестантизм, который основывался на идее более полного и рационального использования человеком данных ему Богом способностей. Протестантизм

привнес в веру рационализм, что было противопоставлено средневековому мистицизму. Рационализм давал человеку убеждение в том, что все можно понять, во всем можно разобраться.

Тип научной рациональности проявляется в том, что он всегда влечет за собой образование ценностных ориентаций для всех, утверждение способов обоснования, доказательства, объяснения, формирует эталоны деятельности, методики, а также средства их трансляции, способы описания.

Другими словами, тип научной рациональности представляет собой своеобразный каркас научных оснований, норм, установок, которые обусловливают целостность исследовательской и практически преобразовательной человеческой материальной и духовной жизнедеятельности в "конкретном поле" научной революции и воплощения ее результатов в бытие человека и общества.

В контексте философского подхода к развитию науки и научным революциям классификацию типов научной рациональности осуществляют по следующим основаниям: а) по этапам становления и развития науки и научного знания; б) ценностным оценкам научных знаний в жизни человека и общества и их соотношению с культурой общества и научных исследований; в) этапам познания (научного исследования) и получаемым при этом научным знаниям, которые характерны для всех видов наук.

Применительно к этапам становления науки, ее развития, динамике научного знания можно выделить следующие типы научной рациональности: предклассическая рациональность; классический рационализм; критический рационализм; неорационализм; гибкая рациональность.

Как известно, период перехода от практического освоения мира к становлению науки связан с новым способом формулирования "идеальных объектов", уровнем развития общественной практики и культуры общества. Субъективным фактором в развитии типов научной рациональности было утверждение личностного начала в общественной жизни, когда становился преобладающим социальный компонент в борьбе биологического и социального в человеке, в сообществах, союзах людей. Ради справедливости и научной честности надо отметить, что до сих пор социальный компонент нс стал преобладающим ни в "общественной ауре" бытия человека, ни в деятельности практически всех социальных союзов и институтов общества. Он как фактор развития человека и общества то актуализируется, то практически исключается из условий становления, формирования человека, сообществ людей.

Мыслители, включенные в процесс исследования неживой и живой природы, а также человеческих сообществ, стали использовать соответствующие уровню развитости научных знаний и культуры научного сообщества, общей культуры общества разные формы первичной научной рациональности, которые можно называть и типом предклассической рациональности. Это произошло в XVII—XVIII вв. Так возникло "особое движение" в сфере развивающегося теоретического знания, которое начинало строить идеальные объекты изучаемой реальности как бы сверху по отношению к практике, но с их последующей прямой или косвенной практической проверкой.

В XIX в. в науках формируется и утверждается классический рационализм. Основным его признаком было следующее: естествознание и другие науки предполагали, что субъект "дистанцирован" от изучаемого объекта. Он как бы со стороны познает мир, проникая в сущность изучаемых объектов посредством точного и четкого фиксирования фактов действительности, потом установления между фактом и сутью предмета изучения устойчивых связей.

Условием объективного, истинного знания данный тип научной рациональности считал элиминацию из объяснения и описания всего, что относится к субъекту и средствам деятельности. Исключение субъективного в описаниях и оценках изучаемых исследователем фактов, исключение субъективного из выявленных этим же субъектом связей между элементами исследуемого объекта и оставление несубъективного признавалось показателем истинности получаемых науками знаний. В дальнейшем данный тип научной рациональности стал себя исчерпывать, но это не значит, что он перестал применяться, в том числе и в современных науках. Классический рационализм не отчуждается наукой и сейчас. Просто область его применения стала ограничиваться.

Причины ограниченного применения этого типа научной рациональности следующие.

Во-первых, произошло это в силу как усложнения жизненных и культурных контекстов, так и ошеломительного роста знаний об окружающем мире, небывалого ранее уровня дифференциации внутреннего мира личности. Самодостаточный разум классического рационализма стал ощущать собственное "бессилие" по сравнению с бесконечной сложностью все расширяющегося бытия человека, общества и познаваемой наукой природой. Становилось невозможным непротиворечивое, систематическое построение содержания знания о реальном мире. Под вопросом оказывались реализация и достижение полной прозрачности и ясности объекта познания для освоения его субъектом.

Во-вторых, причиной исчерпания классического рационализма стало требование самодостаточности разума и, как следствие, требование о "без- остаточной" выразимости смысла текста в понятии. Установка на высшую окончательную прозрачность знания как идеал безусловного долженствования разума оказалась невыполнимой. Разум оказался в замкнутом кругу. Таким образом, классический рационализм как тип научной рациональности в квантовой механике и механике "больших скоростей" себя исчерпал.

С начала XX в. и до 1950-х гг. формируется следующий тип научной рациональности — критический рационализм. В рамках данного типа рациональности пришлось отказаться от представления о самодостаточности сферы интеллекта. Более того, стало очевидным, что развитие знания подчинено не только внутренним закономерностям, но и не всегда носит "собирательный" характер. Для критического рационализма характерна идея относительности объекта к средствам и операциям деятельности. Осмысление и соотнесение этих средств и операций стали условием получения истинного знания об объекте. Образцом реализации данного подхода явилась квантово-релятивистская физика.

После 1950-х гг. формируется следующий тип научной рациональности — неорационализм. Основным компонентом данного типа научной рациональности стал постулат о конституирующей роли научного разума, который, воплощаясь в материальные конструкты, формирует техногенную "реальность второй ступени", т.е. материализованные "идеальные конструкты". Именно с ними, а не с реальным, естественным миром современный исследователь непрерывно сталкивается в своем поиске сущности исследуемой предметной области, в своей практике. Неорационализм учитывает соотнесенность знаний об объекте не только со средствами, но и ценностно-целевыми структурами деятельности, предполагая осмысление и соотнесение внутринаучных ценностей с социальными целями и ценностями.

В конце XX — начале XXI в. формируется новый тип научной рациональности, которую называют гибкой рациональностью. Сейчас обосновывается распространяемая во всех сферах мысль о том, что научная рациональность не определяется всеобщими логическими нормами, а скорее всего должна рассматриваться по аналогии с прецедентным правом в юриспруденции. Дело в том, что логические методы познания служат лишь инструментом и важно, чтобы у исследователя наличествовало адекватное соответствие процессу получения знания.

С позиций ценностных оценок научных знаний в жизни человека и общества и их соотношения с культурой общества и научных исследований можно выделить два типа научной рациональности — сциентизм и антисциентизм.

Сциентизм представляет собой утверждение во всех сферах и областях человеческой культуры доминанты науки. Это мировоззренческая ориентация, которая на всех уровнях общественного сознания проявляется как своеобразная вера в науку, ее могущество в решении всех проблем, которые стоят перед человечеством.

На уровне теоретических построений сциентизм выступает в виде некоторой мыслительной конструкции, основанной на абсолютизации конкретно-научных средств и методов в аффективном разрешении проблем человека, общества. Сциентизм "навязывает" методы научного познания всем в качестве единственно верной модели не только познания мира, но и наиболее эффективного и ценностного отношения к нему, обустройству человеком своей жизни, развитию общества и социоприроды.

Другими словами, сциентизм в достаточно жесткой форме соединяет между собой научный, научно-технический и общественный прогресс, возможность человека обеспечить оптимистическое будущее для себя и всего человечества.

Антисциентизм отрицает ценность науки, научного знания как особого элемента культуры и формирует особую ценностную ориентацию познавательной деятельности и рационального мышления в постижении мира и человека.

В рамках аитисциентизма вырабатываются формы протеста против конкретных исследований, формируются рациональные способы опровержения таких программ, основанные на ценностях бытия человека, соотносимые с развитием общей культуры людей. Антисциентизм обосновывает мысль, согласно которой человечество до реализации некоторых научных знаний "не доросло".

Осмысливая соотношение сциентизма и антисциентизма, современная философия науки рассматривает идею о соединении сциентизма и антисциентизма. Представители философии науки приходят к выводу, что определять развитие человека и общества вне философского осмысления этих типов научной рациональности невозможно. Необходимо как научное проникновение в сущность явлений мира, так и соотнесение результатов с другими общественными ценностями, иными критериями оценки научных достижений и их внедрением в технологии, технику, формы и способы жизнедеятельности человека и сообществ людей.

Суть такого подхода состоит в том, что синтез сциентизма и антисциентизма как типов научной рациональности позволяет при общей неизменности прежних смыслов и значений обнаруживать у результатов научных исследований новые смыслы и значения, которые и будут давать ответ на приемлемость или исключение научных программ из практической реализации.

Например, вариант проявления соотношения сциентизма и антисциентизма имеет место, когда осуществляется оценка результатов научных исследований через механизм преемственности. Такой вывод можно сделать, опираясь на материал книги А. Эйнштейна и Л. Инфельда "Эволюция физики". Именно так оценивают авторы научную преемственность. По их мнению, открытие — это своеобразное восхождение на гору. В результате этого восхождения исследователю открываются новые и широкие виды, показывающие неожиданные связи между отправной точкой движения и всем тем, что над ней стоя можно увидеть. Причем отправная точка, как пишут авторы, "существует и может быть видна, хотя она кажется меньше и составляет крохотную часть открывшегося нашему взгляду обширного ландшафта" [3].

Из этого следует, что оценку своих результатов исследователь будет осуществлять на основе полиаспектности критериев, которые складывались на предыдущем этапе развития науки и включали как внутрикорпоративные, так и этико-социальные установки.

Другими словами, диалектическая связь сциентизма и антисциентизма позволяет соотносить [4] развитие научного знания в любой форме, а также его значимость как с уже имеющимся знанием о мире, так и с общей культурой бытия человечества, придавая данному типу научной рациональности статус фактора в подлинно прогрессивном развитии общества и человека, его среды обитания.

По этапам познания (научного исследования) и получаемым при этом научным знаниям, которые характерны для всех видов наук, можно выделить следующие типы научной рациональности: а) иитерпретационно-установочный; б) свободного когнитивного научного творчества', в) конкурирующей фундаментальной парадигмы.

Как уже отмечалось, научное знание есть результат деятельности рациональной ступени человеческого мышления, обладающего такими признаками, как определенность, конкретность, последовательность, непротиворечивость, ясность и четкость, но с учетом и на основе чувственного познания. Формирование научного знания осуществляется как на эмпирическом, так и на теоретическом этапах познавательной деятельности. Вместе с тем содержательно-сущностной компонент рациональности эмпирического этана отличается от содержательно-сущностного компонента рациональности на теоретическом этапе познания.

Следовательно, тин научной рациональности, присущий эмпирическому этапу исследования, можно называть интерпретационно-установочным. Он включает в себя следующие компоненты, которые обеспечивают формирование эмпирических научных знаний: а) познавательную и практическую установку; б) операциональные возможности мышления (рассудка) исследователя; в) разработанный чувственно-языковой алгоритм фиксации фактов действительности; г) интеллектуальный потенциал или накопленный запас видов знаний, а также развитый тип мышления у исследователя, соотносимый с возможностями конкретной науки; д) интерпретационный потенциал существующих теорий конкретной науки.

Данный тип научной рациональности позволяет получить эмпирическое научное знание, которое может быть определено как множество непротиворечивых высказываний об исследуемой предметной области, отражающих закономерные связи между выявленными и установленными ее признаками и в определенной степени выражающих природу исследуемого объекта.

Теоретическое научное знание отличается от эмпирического тем, что отражает определенный "срез сущности" исследуемой предметной области. Оно не может быть получено непосредственно только на основе выявленных признаков предметной области. Теоретическое знание есть результат мышления исследователя с использованием теоретических способов познания (сравнения, анализа, синтеза, мысленного эксперимента и т.д.), интуиции, доказательств и опровержений гипотез и других форм деятельности разума.

Этот процесс осуществляется на основе типа научной рациональности, название которого — свободное когнитивное научное творчество. Данный тин научной рациональности имеет следующие признаки: а) он самодостаточен в себе и для себя; б) позволяет исследователю на основе идеализации создавать (конструировать) особый тип предметов — "идеальные объекты"; в) включает в себя рациональные и иррациональные процедуры; г) базируется па эмпирическом типе научной рациональности и включает в себя его основные признаки.

Кроме эмпирического и теоретического этапов научного познания и уровней научного знания в его структуре наличествует еще и третий, более общий по сравнению с рассмотренными — метатеоретический уровень знаний и науки. Данный уровень научных знаний, конечно, дифференцирован. Его

структура и содержание различаются в зависимости от того, в какой науке и научной дисциплине мы его выделяем и рассматриваем. Вместе с тем формально он включает в себя три группы знаний: 1) группу общенаучного знания; 2) группу философских оснований конкретной науки и научной дисциплины; 3) группу методологических и логических регулятивов.

Так как основной компонент этого уровня знаний составляют философские основания науки, а также методологические и логические регулятивы организации научных исследований и оценки получаемых в науках знаний, получение этих знаний в пауке осуществляется посредством особого типа научной рациональности — конкурирующей фундаментальной парадигмы.

Данный тип научной рациональности обусловливает построение научных исследований, оценку полученных в науке знаний и определение статусного положения, а также роли конкретной науки в системе наук и общей культуры.

Философские основания метатеоретического уровня научных знаний включают в себя понятийно-категориальный аппарат конкретной философской школы, которой руководствуется исследователь, ее дух и ее концептуальные установки. Недаром А. Эйнштейн подчеркивал, что его теория относительности по своей сути более философская, чем просто научная. Известно также, что немецкий физико-химик В. Нернст считал теорию относительности не физической, а философской теорией. Прав был Б. Кузнецов, который утверждал, что хотя "научное и философское мышление не идентичны, но тенденция к их сближению лежит в самой основе необратимого движения и того, и другого" [5].

Таковы основные типы научной рациональности, выделенные нами па основе критериев, характеризующих процесс становления и развития науки и научных знаний.

  • [1] См.: Латино-русский словарь / под ред. И. X. Дворецкого. М., 1979. С. 852.
  • [2] См.: Греческо-русский словарь / под ред. Л. Д. Вейсмана. М., 1991. С. 199.
  • [3] Эйнштейн А.. ИнфельдЛ. Эволюция физики. М., 1965. С. 125.
  • [4] Иначе говоря, обнаружение развития возможно только в результате рассмотрения неких временных, пространственных, ценностных и других отношений.
  • [5] Кузнецов Б. Г. Современная наука и философия. М.. 1981. С. 176.
 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ     След >