Междисциплинарный подход

В основе междисциплинарного подхода лежит идея объединения методов различных гуманитарных наук для исследования сложных объектов и процессов современной российской политики. Сегодня политологи наряду с политологическими и общенаучными методами нередко используют специфические методологические подходы других наук — экономики, юриспруденции, психологии, культурологии. Например, при изучении российских политических процессов в условиях мирового экономического кризиса невозможно обойтись без использования современного методологического арсенала экономики и конфликтологии. При этом важно опираться на нормативные правовые акты, регулирующие политические процессы в России.

Синергетический подход

Синергетический подход при разработке политического курса подразумевает преимущественное внимание к исследованию сложных механизмов самоорганизации. Эвристическое значение синергетики состоит в том, что эта методология позволяет объяснить бифуркационный, взрывоопасный, нестабильный характер современного российского политического процесса, подчеркнуть стабилизирующее воздействие на него государственного регулирования.

Основы синергетики разработаны Ильей Пригожиным (1917— 2003), который в книге, написанной им в соавторстве с Изабеллой Стенгерс, утверждал: "Современная научная картина мира претерпевает радикальные изменения в сторону множественности, темпоральности и сложности... По своему характеру наша Вселенная плюралистична, комплексна. Структуры могут исчезать, но могут и возникать. Одни процессы при существующем уровне знаний допускают описание с помощью детерминированных уровней, другие требуют привлечения вероятностных соображений"[1].

С позиций синергетики многообразие мира является важным условием его развития, поэтому и при анализе политических феноменов необходимо принимать во внимание разнообразные факторы, влияющие на российскую политику со стороны других сфер жизни: экономики, экологии, культуры, социальной сферы, географии, демографии. Синергетическая методология рассматривает любое упрощение или снижение многообразия как серьезное искажение в картине научного исследования, что на практике может привести к тяжелым политическим ошибкам. Иными словами, синергетический подход обязывает исследователя при изучении политического процесса исходить не только из анализа его политических составляющих, но обязательно принимать во внимание сложные опосредованные воздействия на политику со стороны других, неполитических, факторов.

В основе синергетической методологии лежит принципиально новый тип рациональности — нелинейное мышление, или синергетическая рациональность. Синергетическая теория рассматривает саморазвивающиеся системы как открытые, находящиеся во взаимодействии с окружающей средой и обладающие источниками и стоками энергии. При этом для саморазвивающихся систем характерны нелинейные обратные связи, т.е. жесткие причинно-следственные зависимости в таких системах обычно не проявляются.

Формирование российской политики в рамках синергетики выступает как нелинейный процесс, где периоды стабильного развития — аттракторы — сменяются зонами бифуркации, или кризисов, после которых возникает целый спектр альтернатив в государственном регулировании общественного развития.

Термин "бифуркация" (от лат. bifurcus — раздвоенный) в научный оборот ввел французский физик и математик Анри Пуанкаре (1854—1912), который изучал разнообразные проявления механизма бифуркации в природном мире. В теории государственного управления процесс бифуркации означает период катастрофической перестройки всего механизма государственного регулирования, один из важнейших механизмов самоорганизации. Несомненно, понятие "точка бифуркации" в процессе разработки политики — это некая абстракция, в действительности же бифуркация есть протяженный во времени процесс, в ходе которого происходит качественная перестройка свойств государственной системы. Приближаясь к точкам бифуркации политический процесс теряет устойчивость, а затем переходит в новое состояние. Такой переход осуществляется за счет флуктуаций, случайных факторов. Как утверждают Пригожин и Стенгерс, "необратимость и случайность отныне рассматриваются не как исключение, а как общее правило... В наши дни основной акцент научных исследований переместился с субстанции на отношение, связь, время"[2].

Фундаментальная роль случайностей в режиме бифуркации — важная отличительная особенность синергетической парадигмы разработки государственной политики. Возрастание влияния случайностей происходит за счет утраты способности государственной системы активно противодействовать флуктуациям в режиме бифуркации. Академик Н. Н. Моисеев утверждал, что система в этот период полностью "теряет память", и ее последующая эволюция определяется только теми случайными факторами, которые действуют в момент бифуркации[3].

Различают два основных типа бифуркаций — структурные и системные.

Структурный кризис в политике означает, что среди альтернативных сценариев, которые могут быть реализованы после прохождения точки бифуркации, имеется по крайней мере один, который предполагает только структурную перестройку государственного управления без потери его функциональных особенностей.

Системный кризис в политике ведет к самоуничтожению: за порогом бифуркации данное государство уже не может существовать, на его месте возникает нечто принципиально новое.

В политике очень важно правильно различать структурные и системные кризисы. Иногда только с высоты исторического опыта удается провести верный сравнительный анализ. В начале XX в. большевики вслед за В. И. Лениным говорили об империализме как высшей и последней стадии капитализма, пророчили его системный кризис. Однако на самом деле речь шла только об очередном структурном кризисе капиталистической системы, которая с тех пор вот уже более ста лет успешно структурно перестраивается.

Выбор альтернативных сценариев за порогом зоны бифуркации может происходить случайно, но синергетическая методология предусматривает возможность прогнозирования будущего развития. В этом случае процесс прохождения зоны бифуркации должен быть взят под контроль, чтобы сознательно подтолкнуть переход к оптимальному политическому сценарию. Таким образом, синергетический подход позволяет, с одной стороны, увидеть многовариантность, многовекторность российской политики, а с другой — подчеркнуть роль и значение политического выбора субъектов государственного управления: ведь выбор сценария будущего развития в значительной степени зависит от политической воли лиц, принимающих решения у руля государства.

Синергетическая методология придает особое значение регулировочным параметрам развития, которые должны достаточно полно описывать весь комплекс факторов, влияющих на формирование курса российской политики. В число таких параметров могут входить социальные, социокультурные, экологические, экономические, природно-географические, технические и многие другие пограничные факторы, которые напрямую к сфере государственного регулирования не относятся, но оказывают на нее серьезное влияние. В бифуркационные периоды такое влияние может значительно усилиться, поэтому изучение регулировочных параметров в синергетике занимает особое место.

Среди ключевых социокультурных факторов, оказывающих наиболее сильное влияние на процесс формирования российской политики, можно выделить: ценности, традиции, менталитет, этос культуры, социокультурную идентичность.

Среди природно-географических факторов со времен "Духа законов" Ш.-Л. Монтескье (1689—1755) при формировании политики принято учитывать ряд параметров, которые определяют специфику политического курса и собственно "дух законов" (естественноисторическую обусловленность правотворчества) в разных странах мира: размеры территории, климат, плотность населения, плодородие почвы, развитие коммуникаций.

Среди экономических факторов, без учета которых невозможно прогнозировать основные направления государственной политики в современном обществе, выделяют: ВВП (валовый внутренний продукт), ВНП (валовый национальный продукт), уровень жизни населения, темпы роста национального дохода, уровень инфляции.

В число экологических факторов, о росте значения которых в государственном управлении предупреждают экологи, входят: уровень загрязнения окружающей среды, пределы роста научно-технического прогресса, истощение запасов энергоносителей, истощение запасов природного сырья и материалов, сокращение озонового слоя атмосферы Земли и др.

Многие исследователи подчеркивают, что благодаря концепции регулировочных параметров развития синергетический подход позволяет несколько сблизить естественно-научную и гуманитарную парадигмы при разработке политики. В этом проявляется такое важное преимущество синергетики, как стирание граней между естественно-научными и гуманитарными дисциплинами. Подобное разделение, ясно обозначившееся еще во времена Декарта (XVII в.), обусловило методологическое отставание общественных наук, явившееся одной из причин тех политических кризисов, которыми был так богат ушедший век[4]. Синергетика сегодня позволяет органичным образом навести мосты между обеими ветвями позитивного знания.

Как справедливо отмечается в докладе Римскому клубу "Фактор “четыре”" (1997), главный недостаток современного политического анализа состоит в том, что политологи "часто впадают в ошибку, рассматривая почву как грязь, живые организмы как мертвые, природу как какую-то помеху, опыт, накапливаемый на протяжении миллиардов лет, как не заслуживающий внимания, а будущее как товар, теряющий свою ценность (в соответствии с учетной ставкой, составляющей десять процентов годовых)". Сегодня как никогда важно, чтобы политологи принимали во внимание задачу продуктивного использования тех благ, которые мы берем взаймы у Земли и друг у друга, что даст нам выигрыш во времени для поиска новых эффективных решений проблем человеческого существования в условиях глобального экологического кризиса[5].

Синергетический подход позволяет политологам отказаться от классических дихотомий "политика — экономика", "природа — культура", "духовная жизнь общества — материальное производство" и прийти к новому научному синтезу. Политическая жизнь дает бесчисленное множество примеров, показывающих, насколько безнадежно смешались такие понятия, как создание богатства и стремление к счастью, возможности для получения прибыли и исконные права человека, личный успех и общественные интересы. Синергетический метод при разработке политического курса позволяет глубже понять, что эффективность — это всего лишь средство, а не самоцель: государственная политика должна быть эффективной, но не самодостаточной. Именно поэтому особое значение среди регулировочных параметров политического развития синергетика придает социокультурным факторам.

Согласно второму закону термодинамики платой за очередное повышение уровня структурной организации государственного управления являются постоянно возрастающие выбросы энтропии в окружающую среду. Для того чтобы эти побочные энтропийные процессы не разрушили систему, необходимо повысить уровень администрирования. Сделать это можно за счет повышения культуры государственного управления, введения в действие новых правил и этических принципов. Таким образом, согласно синергетике при формировании политического курса все большую роль должны играть вопросы политической этики, духовные факторы, нравственные императивы.

Академик Н. Н. Моисеев (1917—2000) в своих последних работах неизменно отмечал возрастающее значение духовных факторов в современном развитии российского общества. Он писал: "Духовный мир — это мощный поток человеческого бытия... Сегодня степень раскрепощенности личности, реализуемые таланты людей в первую очередь определяют успех и положение страны (а также любой фирмы или какой-то группы людей) в мировом сообществе"[6].

Синергетическая методология обладает высоким эвристическим потенциалом в процессе разработки российской политики, что, к сожалению, не нашло пока должного применения в отечественной политической практике. Анализ российской политики в парадигме синергетической бифуркации предполагает строгий учет регулировочных параметров развития, разработку альтернативных сценариев и оценку политических рисков по каждому из них, проведение линии корректирующего менеджмента с целью своевременного выявления роли случайных факторов, способных оказать непропорционально высокое влияние в зоне бифуркации. Но самое главное — синергетика нацеливает политиков на более высокий уровень управления, укрепление духовных, нравственных основ общества, которое должно воспринимать политический процесс как движение к более высоким общественно значимым целям. Именно поэтому национальная идея, выступающая выражением символического капитала культуры в информационном обществе, является важным фактором самоорганизации общества. Только актуализация в общественном сознании высоких духовных мотивов, обращение к национальным символам веры способны поднять уровень нравственного самосознания народа. Тогда на пути случайных разрушительных факторов в российской политике, которые невозможно полностью учесть никакому гениальному реформатору, будет поставлен надежный заслон в лице гражданского общества, по-настоящему заинтересованного в успехе политических преобразований.

  • [1] Пригожий, И., Стенгерс И. Порядок из хаоса. Новый диалог человека с природой : пер. с англ. М.: Прогресс, 1986. С. 34—37.
  • [2] Пригожин И., Стенгерс И. Указ. соч. С. 53.
  • [3] Моисеев Н. Н. Быть или не быть... человечеству? М.: ГУП ИПК "Ульяновский Дом печати", 1999. С. 119.
  • [4] См.: Лесков Л. В. Знание и Власть. Синергетическая кратология. М. : СИНТЕГ, 2001. С. 31.
  • [5] См.: Вайцзеккер Э., Ловинс Э. Б., Ловинс Л. X. Фактор "четыре". В два раза больше богатства из половины ресурсов // Новая постиндустриальная волна на Западе : антол. М.: Academia, 1999. С. 625—628.
  • [6] Моисеев Н. Н. Указ. соч. С. 207.
 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ     След >