Вопросы как инструмент исследовательского интервью

Основным инструментом при использовании метода беседы является вопрос. Поскольку цель интервью заключается в сборе информации, которая часто не может быть получена при помощи других методов исследования, каждый вопрос, который задастся в беседе, должен быть четко выверен и сформулирован и должен стимулировать к высказыванию как можно большего количества интересующей исследователя информации.

Весь ход беседы управляется последовательностью различных типов вопросов. То, какие ответы будет давать респондент, напрямую зависит от того, какие вопросы ему будут заданы, и это касается не только их содержательной, но и формальной стороны: разные вопросы предоставляют респонденту разные возможности в отношении построения ответа. Вопрос формулируется в зависимости от того, какой ответ вы хотите получить: более или менее развернутый, более или менее конкретный и т.п.

Существует большое разнообразие типов вопросов, которые могут быть классифицированы исходя из конкретности и развернутости ответа, из степени прямоты, с которой в нем выражена интересующая тема, из места и роли вопроса в общей программе беседы в зависимости от содержательной направленности и т.д. Рассмотрим более подробно некоторые типы вопросов.

В зависимости от того, насколько развернутым может быть предполагаемый ответ, вопросы делятся на открытые и закрытые.

Открытые вопросы предполагают формулирование развернутого ответа, сам ответ направляется такими вопросами лишь содержательно. Такие вопросы обычно начинаются со слов "как", "почему", "расскажите, пожалуйста, о..." и т.п. В качестве примеров открытых вопросов можно привести следующие: "В каких ситуациях вы обычно испытываете гнев?", "Как вы считаете, каковы были причины этого конфликта?", "Как вы планировали провести каникулы?" и т.п. На такие вопросы нельзя ответить "да" или "нет", они подразумевают развернутое сообщение о своих позициях, мнениях, переживаниях и т.д.

Использование открытых вопросов приводит к тому, что собеседник находится в более активном состоянии, поскольку он может строить ответ по собственному усмотрению. В результате ответы оказываются более обдуманными, так как заставляют четко сформулировать то, что, возможно, никогда не формулировалось испытуемым ранее. Респондент оказывается менее ограничен рамками, заданными исследователем, и имеет возможность использовать собственный спонтанный язык для выражения своих мыслей и чувств. Преимущество использования открытых вопросов заключается в том, что они позволяют изучать сложный внутренний опыт.

Однако ответы на такие вопросы довольно сложно обрабатывать: они содержат очень большой объем информации, плохо поддаются статистическому анализу и требуют качественной обработки. Кроме того, оценить надежность ответов оказывается сложнее: они могут в большей мере содержать обман, фальсификацию, преувеличения и т.п.

Кроме того, разные респонденты могут по-разному реагировать на такие вопросы. Так, респонденты с высокими вербальными способностями будут давать очень подробные и развернутые ответы, в то время как другие могут испытывать сложности с формулированием и будут давать односложные неподробные ответы. Соответственно, открытые вопросы следует выбирать, ориентируясь не только на потребности исследователя, но и особенности испытуемых.

Закрытые вопросы строятся таким образом, что респондент вынужден сделать выбор из содержащихся в вопросе альтернатив. Они подразумевают очень краткий ответ, не требующий развернутого формулирования своей позиции. Это вопросы, на которые можно ответить "да" или "нет", а также вопросы, в которых заранее сформулирован перечень возможных ответов, и респонденту нужно лишь выбрать один или несколько из них. Например, "Считаете ли вы, что иностранные языки следует начинать учить еще в детском саду?", "Какие эмоции вы испытываете чаще всего при общении с детьми, позитивные или негативные?", "Какие виды активности, на ваш взгляд, должны преобладать в старшей группе детского сада: игры на свежем воздухе, игры в помещении, занятия, обучающие чтению и письму, или занятия, развивающие творческий потенциал?"

Вопросы, в которых подразумевается только два исключающих друг друга варианта ответа, например, "да" или "нет", называются дихотомическими. Остальные вопросы предполагают выбор из нескольких альтернатив.

Если в вопросе предполагается формулирование перечня вариантов ответа, необходимо проследить, чтобы он был как можно более исчерпывающим, чтобы все возможные альтернативы были равномерно представлены среди вариантов, а также чтобы была предусмотрена возможность не выбрать ни один из вариантов.

Использование закрытых вопросов в большом количестве может сделать беседу менее естественной для респондента, поскольку они жестко задают ответ и не подразумевают развернутого высказывания своих мыслей. И хотя закрытые вопросы приводят к единообразию ответов респондентов, а значит, и упрощают их сравнение между собой, все же нужно понимать, что за одним и тем же ответом у разных респондентов может стоять разная аргументация, которая не будет выяснена в закрытом вопросе, а также что ответы на закрытые вопросы могут быть менее обдуманными и взвешенными и иметь более случайный характер (когда человек выбирает вариант ответа, недостаточно глубоко проанализировав вопрос).

Обычно в рамках одного интервью используются как открытые, так и закрытые вопросы. В начале обсуждения какой-то темы целесообразнее задавать открытые вопросы и уже далее подводить респондента к непосредственно интересующим вас моментам при помощи ряда закрытых. Закрытые вопросы обычно преобладают в опросах, проводящихся на больших выборках. При проведении же личных интервью следует избегать использования их в большом количестве, так как это может нарушить контакт с респондентом и поставит под сомнение надежность собранных данных.

Другой классификацией, касающейся содержательного аспекта формулирования вопросов, является их деление по признаку того, насколько конкретно интересующая исследователя тема затронута в вопросе. В этом случае вопросы можно подразделить на прямые, косвенные и проективные.

В прямых вопросах интересующая исследователя проблема формулируется непосредственно — вы просто спрашиваете у собеседника напрямую о том, что хотите выяснить. Например, если вы изучаете прогулы студентов, их причины и отношение к ним, и при этом один из ваших вопросов должен прояснить, прогуливает ли сам респондент, вы можете задать ему прямой вопрос: "Прогуливаете ли вы занятия?"

Прямые вопросы удобны тем, что нацелены на наиболее непосредственное, прямое прояснение ситуации, и их интерпретация предельно проста. Однако такие вопросы, особенно если они касаются каких-то не одобряемых в социуме тем, могут вызывать защитную реакцию и приводить к неискренности респондента (особенно если прямой вопрос сформулирован как закрытый, как в приведенном выше примере). Кроме того, ответ на такой вопрос может быть неправдивым не из-за того, что респондент целенаправленно искажает информацию, а просто потому, что он никогда особенно про это не рассуждал и ему кажется, что тот ответ, который он дает, соответствует действительности, в то время как на самом деле это не так.

В таком случае могут использоваться косвенные или проективные вопросы. Формулировки таких вопросов касаются интересующей области косвенно, более опосредованно, позволяя респонденту давать весьма разнообразные ответы, не обязательно связанные с описанием его собственных особенностей. То, что интересует исследователя, в этом случае может как присутствовать, так и отсутствовать в ответе респондента, поэтому использование косвенных и проективных формулировок может потребовать дополнительных вопросов, чтобы все-таки получить нужный ответ. Либо полученный ответ должен быть дополнительно проинтерпретирован для выяснения этой информации. Такие вопросы уменьшают вероятность получения социально желательных ответов.

Примером косвенного вопроса в исследовании про прогулы может быть такой: "Что вы делаете, если вам не хочется идти на какие-то занятия?" Косвенная формулировка не вызывает того напряжения, которое может возникать от прямого вопроса, поскольку позволяет респонденту строить ответ неконкретно.

Проективные вопросы содержат в формулировке интересующую тему, но задаются не про самого респондента. Предполагается, что респондент, отвечая на такой вопрос, тем не менее, расскажет и про себя — либо упомянув про себя напрямую, либо спроецировав свои особенности, описывая других людей. (Пример: "Часто ли студенты прогуливают занятия?") Такие вопросы могут использоваться для изначального введения респондента в тему обсуждения, и после того, как респондент ответил на косвенный вопрос, а значит, начал в целом рассуждать на эту тему, далее может следовать прямой вопрос о нем самом: "А вы сами прогуливаете?"

В рамках одного интервью используются все из перечисленных видов вопросов. Выбор конкретной формы вопроса определяется сложностью обсуждаемой темы, а также качеством межличностного контакта, установленного между респондентом и интервьюером. Если установлены доверительные отношения, прямых формулировок можно использовать больше. Но в то же время следует помнить, что косвенные и проективные вопросы могут привести к тому, что в ответах респондента будут затронуты какие-то аспекты обсуждаемой проблемы, которые не могли бы возникнуть в случае использования только прямых вопросов. Кроме того, косвенные и проективные вопросы могут способствовать выявлению каких-то аспектов обсуждаемой темы, которые плохо поддаются осознанию.

Вопросы также можно подразделять по тому, какую роль в структуре беседы они играют. Подспудный вопрос — это вопрос, который лежит в основе всего интервью; но сути, это цель самого интервью. Подспудный вопрос реализуется в ряде непосредственных вопросов, т.е. тех, которые и представляют собой структуру беседы, непосредственно задаются респонденту.

В интервью могут присутствовать фильтрующие вопросы, позволяющие определить, насколько данный респондент знаком с той или иной темой и следует ли задавать ему вопросы по ней. Использование таких вопросов оказывается важным, особенно если учесть, что люди склонны к формированию каких-то позиций даже относительно таких тем, о которых они ничего не знают.

Так, например, В. А. Ядов приводит результаты опроса, проведенного в Институте социологии РАН, в результате которого выяснилось, что часть респондентов высказала отношение (позитивное или негативное) к вымышленному исследователями общественному движению [1]. Поэтому предварительное выяснение того, владеет ли респондент нужной информацией, может оказаться очень полезным, сэкономив время на задавание вопросов и уменьшив количество недостоверной информации. А вопросы о мнениях должны следовать после вопросов о фактах, мнение о которых вы хотите выяснить.

Также в интервью используются контрольные вопросы, позволяющие осуществить контроль ответов респондента, данных до этого. Такие вопросы другими словами спрашивают о том же, что уже было выяснено прежде. Предполагается, что если респондент дает достоверную информацию, то ответы на контрольные вопросы должны совпадать с исходными ответами. В случае обнаружения несоответствия следует выяснить его причины: "До этого вы говорили..., а сейчас отвечаете... Возможно, я что-то неправильно понял; поясните, пожалуйста, вашу позицию". В результате ответы респондента могут быть уточнены, а противоречия сняты. Однако делать такие уточнения необходимо очень корректно, ни в коем случае нельзя говорить респонденту, что он лжет или скрывает информацию, что в его ответах страдают логические связи или т.п.

Следует помнить, что несоответствие ответов респондента не всегда является признаком того, что он искажает информацию. Это может быть следствием сложности и противоречивости испытываемых им эмоций, переживаемых мнений и т.п. Несоответствия могут быть обнаружены между разными частями рассказа респондента, между его ответами и известными из других источников фактами, а также между вербальным и невербальным поведением респондента. Во всех этих случаях следует попытаться разобраться, что является причиной обнаруженных противоречий и либо снять их, либо глубже понять неоднозначность переживаемого испытуемым опыта.

Особо выделяют выясняющие вопросы. Это вопросы, которые призваны уточнить, что слова респондента поняты интервьюером правильно, или прояснить данный респондентом ответ, сделать его более точным (например, вопрос "Что вы имеете в виду?"). Такие вопросы стимулируют более глубокое обдумывание темы и формулирование комментариев к уже сказанному, в результате чего будет получена более детальная и лучше продуманная информация.

Наилучшим способом уточнения является так называемый прием перефразирования. Он заключается в том, что интервьюер, желая прояснить слова респондента, переформулирует полученный ответ и спрашивает, соответствует ли это тому, что хотел сказать опрашиваемый. Такие перефразирования могут начинаться словами "Правильно ли я понимаю, что...", "То есть вы имеете в виду..." и т.п. Здесь самое главное — перефразировать только основную мысль, не уходя в дебри побочных ответвлений, иначе попытка прояснения может только сильнее запутать и респондента, и интервьюера. Интервьюер должен уметь лаконично формулировать основную мысль респондента своими словами. Этот прием очень удобен для того, чтобы избежать ошибок интерпретации, и должен применяться, когда ответ респондента оказывается амбивалентным или нечетким. Использование перефразирования также стимулирует респондента к более четким формулировкам и позволяет избежать недопонимания.

Ряд исследователей подчеркивают важную роль пауз при проведении интервью, выделяя их в качестве отдельного структурного элемента беседы. Совсем не обязательно пытаться заполнить каждую возникающую паузу новым вопросом или уточнением сказанного. Паузы иногда нужны респонденту для того, чтобы подумать, вспомнить события, о которых идет речь, или т.п. Следует помнить, что возникшая пауза не обязательно является признаком нарушения доверия или распада ситуации интервью и в зависимости от контекста, в котором она возникла, может оказаться весьма нужной для построения ответа. Поэтому не нужно подгонять респондента или выражать нетерпение, ожидая ответа сразу после того, как задан вопрос — респонденту нужно время для размышлений.

Если респондент с ходу затрудняется ответить на поставленный вопрос, следует дать ему время на размышления и попробовать спросить еще раз. Это может привести к тому, что ответ будет найдет и сформулирован.

Паузы также могут использоваться, когда респондент дал слишком короткий или неполный ответ. В этом случае молчание интервьюера может способствовать тому, что респондент доформулирует и расширит то, что было сказано изначально.

От того, как формулируется вопрос, напрямую зависит то, какой ответ па него будет получен. В этом смысле беседа представляет собой метод, очень подверженный искажениям. Вопросы должны быть понятны респонденту и корректно сформулированы. Есть ряд общих правил относительно того, как правильно и как неправильно строить вопросы, какие формулировки можно, а какие нельзя использовать из-за того, что они могут привести к получению неадекватных ответов.

Необходимо избегать вопросов, в формулировках которых используются потенциально непонятные для респондента термины. Вопросы должны быть сформулированы понятным для респондента языком, по возможности не содержать в себе научной терминологии, а если ее использование необходимо, то интервьюер должен пояснить смысл терминов или убедиться, что респондент понимает их правильно. В противном случае полученные ответы могут быть неадекватными: респондент может неправильно истолковывать те или иные слова либо вообще не знать их смысла, но все равно давать ответы, не желая демонстрировать интервьюеру свою неосведомленность. Лексика, используемая исследователем при интервью, должна быть "подогнана" иод опрашиваемого, это должны быть более или менее простые формулировки. Если интервьюируются эксперты, то при общении с ними по необходимости должны использоваться сложные термины, соответствующие их квалификации в обсуждаемой области.

То же касается и использования иностранных слов. Они могут быть применены только в подходящем контексте. В целом же их употребления в интервью следует избегать.

Если в интервью необходимо обсудить тему, которая плохо знакома респонденту, нужно сделать соответствующую вводную, проясняющую, что именно имеется в виду.

В формулировках вопросов следует избегать двойных отрицаний (например, "не будет ли неправильно утверждать, что..."), так как это может запутать респондента. В то же время, если на них будет дан односложный ответ "да" или "нет", никогда нельзя будет точно понять, на какую часть отрицания респондент среагировал и что именно он подтверждает или опровергает.

Вопросы не должны содержать слишком много слов. Это связано со сложностью восприятия длинных формулировок как в устной, так и в письменной речи. Когда будет до конца сформулирован слишком длинный, многосложный вопрос, респондент может уже не помнить, каково было его начало. Это может нарушить ход беседы и привести к тому, что ответы будут не соответствовать целям исследователя. Таким образом, вопросы должны быть по возможности короткими и максимально понятными респонденту.

В вопросах не должно содержаться оценочной позиции или точки зрения экспериментатора. Такие вопросы будут способствовать получению социально желательных ответов, согласующихся с мнением и оценками исследователя. В вопросах следует избегать любых усиливающих конструкций, которые могут намекать на то, какой ответ одобряется интервьюером. В качестве примеров таких непригодных для интервью вопросов можно привести следующие: "Вы, конечно же, любите проводить отпуск за рубежом?", "Уверен, что такие люди, как вы, предпочитают пешие прогулки поездкам на транспорте. Это так?".

Такие вопросы называются наводящими, и их использование в интервью находится под строгим запретом. Дело в том, что при ответе на них респондент может постесняться выразить свою истинную точку зрения или, желая выглядеть в глазах исследователя лучше, будет выражать с ним согласие. В интервью должны быть полностью исключены любые выражения мнений и оценок со стороны интервьюера.

Изменение всего лишь одного слова в формулировке вопроса может повлиять на ответ, который будет на него дан. Так, например, Э. Лофтус, которая долгое время занималась изучением свидетельских показаний и влиянием опросов свидетелей на формирование воспоминаний об увиденных событиях, в одной из своих работ показала, что изменение всего одного глагола в формулировке вопроса может приводить к сильным различиям в ответах респондентов [2].

Испытуемым предъявлялись короткие видеосюжеты, в которых были показаны автомобильные аварии. После просмотра каждого сюжета испытуемые заполняли небольшую анкету с вопросами по поводу увиденного. В анкете, среди прочих, присутствовал вопрос о скорости автомобилей в момент инцидента: "Какова примерно была скорость автомобилей, когда они...?". Для разных групп испытуемых в формулировке этого вопроса использовались разные синонимичные глаголы: "столкнулись", "разбились", "соприкоснулись" и т.п. Ответы респондентов различались для разных формулировок: более высокие скорости назывались при использовании глагола "разбились", нежели чем "соприкоснулись". Таким образом, сами по себе слова, используемые в формулировках вопросов, могут влиять на то, какие ответы будут даны.

Однако использование наводящих вопросов не всегда приводит к негативным последствиям, они могут использоваться как прием для проверки надежности ответов респондента.

Также в интервью следует с осторожностью подходить к использованию вопросов, содержащих в формулировках альтернативы, из которых респондент должен осуществить выбор (например, "Вы предпочитаете в одежде зеленый или красный цвет?"). Отвечая на такого рода вопросы, респондент с необходимостью должен выбрать какую-либо из перечисленных позиций. Однако его реальная позиция может быть какой-то другой, не предложенной в вопросе в качестве одной из альтернатив — скажем, он может предпочитать черный цвет в одежде. Либо же отношение к заданной теме может быть более сложным: в каких-то обстоятельствах он может предпочитать одну, а в каких-то — другую альтернативу. Такого рода вопрос не позволит выразить реальное отношение респондента к теме, и полная информация не будет получена.

Избегать следует и вопросов, которые сформулированы слишком широко (например, "Как вы относитесь к животным?"). Такие вопросы могут повергнуть респондента в ступор, так как практически невозможно ответить на них более-менее просто. На такой вопрос хочется ответить встречным вопросом: "А что вы имеете в виду?" Использование широких формулировок вопросов приведет к тому, что формулировки ответов также будут расплывчатыми, в результате никакой достойной анализа информации выявлено не будет. Вопросы следует формулировать так, чтобы на них можно было дать хоть сколько-нибудь однозначный ответ.

Существуют и общие правила, касающиеся расположения вопросов по ходу интервью в целом. Главная заложенная в них идея заключается в том, чтобы сделать интервью максимально более удобным и логичным для респондента, способствующим нарастанию его интереса и вовлеченности по ходу беседы.

Так, запланированные для интервью темы должны обсуждаться в логичной для опрашиваемого последовательности: от более общих к более частным, от следующих раньше во временной перспективе к более поздним и т.и. Конечно, если вы проводите свободное и полуструктурированное интервью, последовательность обсуждения тем будет в большей степени зависеть от респондента. Если в общей программе беседы вы предполагаете обсуждать какую-то тему под конец, а респондент сам упоминает ее и заговаривает о ней гораздо раньше, может быть логичнее изменить последовательность и перейти к этой теме сразу. Однако примерный список тем должен существовать в любом случае, и необходимо иметь представление о том, какие ответы респондента будут соответствовать той или иной теме.

Внутри каждой обсуждаемой темы вопросы также должны располагаться логично и последовательно: более общие вопросы должны следовать перед более частными, вопросы, которые следуют после, должны уточнять содержание ответов на предыдущие вопросы. При этом более сложные вопросы должны следовать за более простыми. Такой способ построения интервью — от более общих и открытых вопросов к более частным и специфическим — называется "правилом воронки". Кроме того, нужно убедиться, что все вопросы на одну тему объединены в один смысловой блок.

Правильно организованная логика обсуждения темы будет способствовать получению более продуманных, более подробных и более аргументированных ответов.

Чтобы помочь респонденту вспомнить конкретные ситуации, интервьюер может использовать ряд подводящих к этому вопросов более общего характера перед тем, как задать ключевой. Пример: "Часто ли вы переживаете состояния гнева?", "В каких ситуациях вы можете разозлиться?", "Попытайтесь вспомнить последний случай, когда вы испытывали сильный гнев. Сопровождались ли ваши эмоциональные переживания какими-то физиологическими, телесными ощущениями?", "Какие это были ощущения?" (последний вопрос здесь является ключевым).

Нужно использовать понятные для интервьюируемого фразы, которые будут сигнализировать о смене одной темы беседы на другую: респонденту должно быть понятно, что следующие вопросы будут посвящены другой проблематике до того, как эти вопросы начнут задаваться. В качестве таких переходных фраз могут использоваться фразы типа "Теперь мне бы хотелось уделить внимание другой теме..." и т.п.

Кроме того, при построении интервью должны быть учтены возможные эффекты, связанные с утомлением респондента по ходу интервью и с укреплением доверительных отношений с интервьюером. В этом смысле более сложные вопросы, затрагивающие интимные сферы жизни или сложные переживания, должны задаваться ближе к середине интервью, когда контакт с интервьюером будет достаточно надежным. При этом очень сложные вопросы не следует оставлять па конец, поскольку респондент может утомиться и предпринимать меньше усилий для того, чтобы давать на них подробные ответы.

  • [1] См.: Ядов В. Л. Стратегия социологического исследования. Описание, объяснение, понимание социальной реальности.
  • [2] Loftus, PalmerJ. Reconstruction of automobile destruction: An example of the interaction between language and memory. Journal of verbal learning and verbal behavior. 1974. Vol. 13. P. 585-589.
 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ     След >