Теоретико-методологические основы мертоновской парадигмы структурного функционализма

Критика классического структурного функционализма

Социологическое воображение ученого дало ему возможность иначе взглянуть и на новации социума, и на существовавший инструментарий его интерпретации. В связи с этим Р. Мертон, приняв во внимание ускоряющуюся социокультурую динамику, поставил под вопрос правомерность трех постулатов, широко используемых социологами, работающими в рамках классического структурного функционализма (Б. К. Малиновский, А. Р. Рэдклифф-Браун).

1. "Постулат функционального единства общества". Из него следует, что любая часть социальной системы функциональна для всей системы, благодаря чему обеспечивается высокая степень интеграции всего общества.

По оценке Р. Мертона, данный постулат может в основном быть справедливым в отношении традиционных социальных систем, особенно ранних, дописьменных обществ. Однако социолог высказал сомнение в правомерности сто распространения на сложные, сильно дифференцированные современные общества. В качестве аргумента он приводит пример религиозного плюрализма. В обществе, в котором существуют разнообразные верования, религия имеет тенденцию скорее разделять, чем объединять. Поэтому социолог считает, что ныне нужно вести речь о степени функционального единства, а какова она — определяется конкретным социологическим исследованием.

"Степень интеграции является эмпирической переменной, изменяющейся во времени в одном и том же обществе и являющейся различной в разных обществах, — пишет он. — То, что все человеческие общества должны иметь некоторую степень интеграции, есть вопрос определения и постулируется нами в качестве истинного положения. Но не все они имеют ту высокую степень интеграции, при которой каждая культурно-стандартизированная деятельность или убеждение являются функциональными для людей, живущих в нем" [1].

2. Согласно "постулату универсальности функционализма", все стандартизированные социальные или культурные формы имеют позитивные функции. Этот постулат предполагает, но существу, "полезность" любой социальной практики.

По мнению Р. Мертона, данное утверждение является не только упрощенным, но может быть и неправильным. При функциональном анализе, считает он, следует исходить из посылки, что часть общества может быть функциональна, дисфункциональна или нефункциональна. Отдельная структура (игорный бизнес) может выполнять функции, но она же может вызвать дисфункции отдельных частей, либо всей системы (рекреационной, культурно-развлекальной).

Более того, социолог ратует за четкую регистрацию тех социальных единств (индивидов или социальных групп), для которых конкретная социальная структура является функциональной, дисфункциональной или нефункциональной.

Поэтому Р. Мертон предлагает заменить постулат универсальности функционализма на критерий, согласно кото

рому существующие культурные формы обладают сетевым балансом функциональных последствий.

"Вопрос о том, являются ли последствия того или иного культурного явления функциональными, решается не априорно, а в процессе исследования" [2], — заключает он. Так, бюрократия по Р. Мертону — система управления, суть которой определяется функциональным контекстом: существует функциональная, нефункциональная или дисфункциональная бюрократия.

3. "Постулат необходимости". Его суть заключается в том, что в обществе есть "универсалии" — социальные или культурные явления, которые являются атрибутами, незаменимыми компонентами для существования общества в целом.

Как правило, выделяются три группы "социальных универсалий":

  • — объективного ряда: мир, изменение, причина, целое, время и т.д.;
  • - субъективного ряда: человек, счастье, справедливость и т.д.;
  • - субъект-объектного ряда: деятельность, познание, истина и т.д.

По Т. Парсонсу, существуют десять "культурных универсалий" — общих факторов социокультурного развития и усложнения социальной организации, которые увеличивают адаптивную способность человеческих сообществ: система коммуникации; система родства; религия; тип преобладающих технологий; социальная стратификация; самоидентификация социума; формирование слоя управляющих; возникновение денег и рынка; обобщенные нормы; демократические структуры.

Им были также выделены "эволюционные универсалии" — последовательно возникающие свойства в ходе эволюции любых социальных систем, которые увеличивают адаптивную способность человеческих обществ [3]

Р. Мертон подверг критике положение о существовании необходимых "универсалий", не без оснований указав на то, о чем собственно идет речь: о существовании функциональных универсалий (условий выживания, сохранения социального порядка) или же о незаменимости отдельных структур общества.

С первым положением Р. Мертон соглашается, как и Т. Парсонс: он считает, что любая система чтобы существовать должна удовлетворять необходимые (обязательные) функции. Однако категорически отрицает второе. По его мнению, нет убедительных доказательств, какие из структур являются атрибутами всех человеческих обществ.

Для замены постулата необходимости социолог предлагает концепцию "функциональных эквивалентов" или "функциональных альтернатив". Функциональной альтернативой религии, считает он, может быть идеология, отмечая, в частности, что с этой точки зрения политическая идеология, такая, как, например, коммунизм, может обеспечить функциональную альтернативу религии, ибо она может отвечать тем же функциональным требованиям, что и религия.

Вместе с классическим функционализмом Р. Мертон не принял и структурно-функционалистскую парадигму Т. Парсонса. Не ввиду ее принципиальной ошибочности, а главным образом из-за несогласия с предложенной стратегией изучения общества. Парсоновская теория, по существу, представляла собой философскую систему, которую практически невозможно было соединить с эмпирическим анализом.

Какой же теоретико-методологический инструментарий предложил Р. Мертон взамен? Прежде всего, теорию среднего уровня и свою собственную стратегию функционального анализа.

Теория среднего уровня

Р. Мертону принадлежит заслуга разработки инновационного методологического инструментария (главный компонент социологического воображения) для теории среднего уровня. Его суть состоит в том, чтобы обеспечить гибкую связь между эмпирическим и теоретическим уровнями исследования. В отличие от парсоновской всеобъемлющей теоретической системы, его теория пригодна для анализа определенной, конкретной группы фактов, характерных для отдельных сфер общественной жизни. Ее несомненным достоинством являлась легкость проверок гипотез с помощью эмпирических исследований.

К числу теорий среднего уровня социолог относил, например, теории социальной структуры, аномии, бюрократии, науки и др. В принципе Р. Мертон не исключал, что в перспективе на базе теорий среднего уровня можно создать и всеобъемлющую теорию. По для этого необходима "консолидация специальных" теорий на основе выработки взаимно согласованных понятий, а самое главное — использования общих подходов исследования. Такие подходы он также предложил в своей стратегии функционального анализа.

Мертоновские неологизмы

Р. Мертон ввел в научный оборот огромное число неологизмов, свидетельствующих о его уникальном социологическом воображении. Отметим лишь некоторые из них.

Уничтожение через поглощение — процесс, в ходе которого идеи, прежде всего научные концепции, будучи включенными в сферу общего знания и в силу долгого и широкого обращения, утрачивают корни авторства, о чем знают лишь немногие представители данной области знания.

Референтная группа — типичная для определенной социокультурной системы социальная группа, выступающая своеобразным эталоном для ряда индивидов. Многие социологи продолжили исследования в этом направлении.

Организованный скептицизм — сомнение социологов в основаниях власти, принятых процедурах исследования и сферы "сакрального" вообще1.

Эффект Матфея — работы, опубликованные признанными учеными, имеют большую общественную признательность, чем работы других исследователей.

Муштрированное изыскание — интеллектуальная ответственность за введение в научный оборот новой интересной идеи, что предполагает предварительную систематическую и глубокую проработку.

Муштрированный эклектицизм — открытость, полипара-дигмальный подход к анализу социальных реалий.

Космополитический лидер — авторитетный член группы, занимающий позицию доминирования в силу своих знаний и связей с внешним социальным контекстом.

Локальный лидер — авторитетный член группы, занимающий позицию доминирования в силу знаний специфики проблем локальной общности.

Самоисполняющееся пророчество — предрасположенность индивидов к материализации предсказаний и божественных

откровений. Опираясь на это понятие Р. Мертон по-своему интерпретирует теорему У. Томаса: "изначально ложное определение ситуации порождает новое поведение, представляющее первичное ложное суждение правдивым. Это увековечивает царствование ошибки" [4].

Стратегия функционального анализа

Р. Мертон сформулировал основную теорему функционального анализа, которая гласит: "Точно так же как одно и то же явление может иметь многочисленные функции, так и одна и та же функция может по-разному выполняться различными явлениями" [5].

Из нее прежде всего следует:

— может существовать ряд структур, которые способны выполнять ту или иную функцию;

социолог должен иметь в виду наличие функциональных альтернатив или функциональных заменителей;

— необходимо учесть требование спецификации той социальной единицы (системы или ее части), которая обслуживается конкретной социальной функцией.

Для раскрытия смысла стратегии функционального анализа Р. Мертону потребовалось ввести ряд понятий. Социолог, в частности, различает понятия "функции", "дисфункции" и "нефункционалъностъ".

Функции — это те наблюдаемые последствия, которые способствуют адаптации или приспособлению данной системы.

Дисфункции — это те наблюдаемые последствия, которые уменьшают приспособление или адаптацию системы" [6]. Дисфункция указывает на наличие напряжения на структурном уровне.

Нефункциональность — это наблюдаемые эмпирически те последствия, которые безразличны для рассматриваемой системы [7].

Мертон также вводит понятие "социологическая амбивалентность" [8], обозначающее, что некая форма, способная

выполнять позитивные функции, может также играть и дисфункциональную роль в этой же системе. Например, синдром успеха может благотворно влиять на экономическое положение семьи. Однако в то же время, будучи абсолютизированным, может своими последствиями привести к разрушению семейной структуры как таковой. Иными словами, предложен метод социологического анализа сосуществующих контрастных функций одной и той же социальной формы.

При исследовании тех или иных реалий социолог сталкивается со случаями, когда субъективные цели совпадают с объективными последствиями и когда они расходятся. Для учета данного разграничения Р. Мертон предложил ввести понятия "явные функции" и "латентные функции".

Явные функции — это те объективные последствия, которые вносят свой вклад в регулирование и приспособление системы и которые входили и осознавались участниками системы.

Латентные функции, соответственно, те объективные последствия, которые не входили в намерения и не были осознаны" [9].

Что дает социологу подобное разграничение функций? Оно позволяет понять стандарты социального поведения, которые на первый взгляд кажутся иррациональными.

Р. Мертон, в частности, приводит в качестве примера церемониал по вызыванию дождя, распространенный среди некоторых народов. Для большинства современных наблюдателей — это просто предрассудок. Однако социолог на этом не может остановиться. Для него важно понять истинную роль этого церемониала в жизни людей. Вот здесь-то понятие латентной функции употребляется для объяснения того, что церемониал по вызыванию дождя может выполнять для участвующих в этом процессе людей функцию, совершенно отличную от ее явной цели.

Данное понятие может направить социологическое воображение исследователя на иной срез анализа — в частности, выполняет ли этот церемониал функцию укрепления групповой солидарности. Социолог пишет: "Путем систематического применения понятия латентной функции иногда можно обнаружить, что явно иррациональное поведение является положительно функциональным для группы" [10].

Р. Мертон прямо указывает на то, что специфический интеллектуальный вклад социолога в исследование социальных реалий состоит прежде всего в изучении непреднамеренных последствий, к которым относятся латентные функции. Это принципиально отличает познавательные возможности социологии от того, что может здравый смысл.

Обнаружение латентных функций способствует увеличению социологического знания. Каковы, например, были латентные функции показательных публичных процессов над "врагами народа" в советское время?

Явные функции очевидны: покарать "отступников, чужаков", вызвать всеобщий страх перед возможностью любого несанкционированного поведения. Что же касается латентных функций, то можно предположить следующее: эти акции способствовали групповому сплочению индивидов, участвовавших в них; утверждению лояльностей по отношению к партийно-государственным структурам, общих, разделяемых большинством населения моральных ценностей коллективистского толка; отчуждению индивидуальных прав в пользу коллективов; развитию индивидуальной социальной пассивности вообще и т.д.

  • [1] Мертон Р. Явные и латентные функции // Американская социологическая мысль. Тексты. М.: МГУ, 1994. С. 388.
  • [2] Мертон Р. Явные и латентные функции // Американская социологическая мысль. Тексты. М.: МГУ, 1994. С. 394.
  • [3] Т. Evolutionary Universals in Society // American Sociological Review. 1964. V. 29. № 37.
  • [4] Sztompka Р. Robert К. Merton // The Blackwell Companion to Major Social Theorists. Edited by G. Ritzer. Blackwell Publishers Ltd, 2000.
  • [5] Мертон P. Явные и латентные функции // Американская социологическая мысль. Тексты. М.: МГУ, 1994. С. 396.
  • [6] Там же. С. 414.
  • [7] Там же.
  • [8] Merton R. К. Sociological Ambivalence and Other Essays. N. Y.: Free Press, 1976.
  • [9] Мертон Р. Явные и латентные функции // Американская социологическая мысль. Тексты. М.: МГУ, 1994. С. 414.
  • [10] Там же. С. 429.
 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ     След >