Культуральная социология

Широкий теоретический синтез

В процессе творчества Дж. С. Александер все более убеждался, что путь к созданию валидной социологической теории лежит через широкий теоретический синтез.

Культуральная социология как особая парадигма противопоставляется социологии культуры, имеющей дело с созданием материальных культурных объектов или производством и распространением идей, с ценностями и нормами, образцами поведения и социальными типами. Предлагаемая парадигма интегрирует весьма широкие пласты социологического знания, которые оказались востребованными для исследования усложняющейся, плюрализирующеися социальной реальности, что касается прежде всего количественного и качественного увеличения производства самых разнообразных смыслов.

Квинтэссенция культуральной социологии — нахождение и исследование "культуральных структур". Под ними социолог понимает внутренние, латентные, как правило, неосознаваемые механизмы деятельности людей, сформированные в контексте смыслов. "Они [смыслы] являются не только внешними по отношению к акторам, но и внутренними. Они значимы. Эти смыслы структурированы, социально производятся, даже если они невидимы. Мы должны научить сделать их видимыми" [1].

В качестве примера подобного рода культуральных структур социолог приводит определенную "этику спасения", имевшую огромное влияние на социальную организацию всей практической жизни людей. Ее анализ, проведенный М. Вебером, позволил раскрыть внутренний смысл формирования принципиально новых типов рациональностей, солидарностей, экономических и политических организаций [2].

В современном обществе проблема значительно усложнилась тем, что не только увеличилось само количество смыслов, но и тем, что в отсутствии арочной морали, которая в традиционном обществе выступала своеобразным "эталоном" истинности суждения, смыслы одних и тех же реалий носят релятивистский и зачастую противоречивый характер. "В нашем постмодернистском мире, — отмечает Дж. С. Александер, — фактические суждения и фиктивные нарративы плотно переплетены. Бинарности символических кодов и истинных/ложных суждений накладываются друг на друга" [3].

Отметим, что традиционно нарративы — понятие, обозначающее устную передачу историй, мифов, легенд. В культуральной социологии — смысл в форме дискурса, который, будучи многократно воспроизведен массмедиа, превращается в стереотип, что способствует формированию относительно устойчивых коллективных представлений определенного мировоззренческого и ценностного толка. Благодаря эффекту стереотипизации, но главным образом эмоционально, нарративы притягивают к себе внимание широкого круга людей.

Как эти латентные, противоречивые смыслы, к тому же подвергающиеся нелинейной динамике, парадоксальным синтезам и разрывам, можно проанализировать и интерпретировать? Что позволяет людям определенным образом адаптироваться к постоянно увеличивающемуся разнообразию смыслов? На основании чего они осуществляют выбор того или иного смысла? Что или кто подталкивает их в пользу той или иной альтернативы, какие технологии используются для различения смыслов?

Естественно, эти проблемы востребовали привлечения весьма широких пластов социологического знания.

Дж. С. Александер называет следующие теоретические источники культуральной социологии: семиотика и социолингвистика (Р. О. Якобсон), символическая реализм (Р. Беллах), антропология (К. Леви-Стросс), символической антропология (В. Турнер, М. Дуглас, К. Гиртц), феноменология (В. Дильтей, А. Шютц), этнометодология (Г. Гарфин- кель), социология модерна (И. Бурдье, Э. Гидденс), социология постмодерна (М. Фуко, Ж. Бодрийяр) [4]. Трудно назвать ДРУО'10 социологическую парадигму, которая была бы основана на столь широком теоретическом синтезе.

Только с помощью весьма широкого теоретического синтеза, но мнению социолога, можно проникнуть в суть культуральных структур. Это суть данной социологической парадигмы: "Вовлеченность в культуральную социологию, — пишет Дж. С. Александер, — не означает веру в то, что хорошие дела происходят или что идеалистические мотивы правят миром. Напротив, только если понять культуральные структуры во всей их сложности и со всеми нюансами, можно реалистически осмыслить суть власти и живучесть насилия, доминирования, изгнания и деградации" [5].

  • [1] AlexanderJ. С. The Meanings of Social Life. A Cultural Sociology. Oxford University Press, 2003. P. 4.
  • [2] Там же. P. 8.
  • [3] Там же. P. 5.
  • [4] AlexanderJ. С. The Meanings of Social Life. A Cultural Sociology. Oxford University Press, 2003. P. 11—26.
  • [5] Там же. P. 7.
 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ     След >