Ответственность за нарушение пограничного режима

К нарушениям пограничного режима относится виновное неисполнение должностными лицами, гражданами, субъектами предпринимательства и публичными органами, организациями, учреждениями обязанностей, установленных Законом РФ "О Государственной границе Российской Федерации". При квалификации таких правонарушений сотрудники пограничных и иных публичных органов, а также частноправовые лица привлекаются к гражданско-правовой, административной или уголовной ответственности.

Цивилистическая ответственность сотрудников пограничных и иных правоохранительных органов, а также сотрудников органов публичного контроля обусловлена вредом (ущербом), причиненным их незаконными действиями (бездействием). К таким деяниям относятся применение мер административного пресечения (в том числе огнестрельного оружия и специальных средств) в тех случаях, когда их применение не соответствовало правовым предпосылкам, установленным ст. 35, 36 Закона РФ "О Государственной границе Российской Федерации", в частности, когда противодействие противоправному деянию или задержание нарушителей может быть осуществлено другими средствами.

Причинение физического (телесного) вреда, имущественного ущерба, морального и репутационного вреда может быть обусловлено не только действиями, но и бездействием должностного лица, не принимающего меры по пресечению правонарушения, например в случаях, когда по факту совершенного административного правонарушения не производятся соответствующие процессуальные действия: не составляется протокол либо выносится определение об отказе в возбуждении дела. Иногда причинение ущерба (вреда) является следствием издания акта индивидуального применения – определения о проведении административного расследования, постановления о прекращении производства по делу об административном правонарушении и иных правоприменительных актов. В этих случаях пострадавший оспаривает в суде правомерность принятия такого акта.

Имущественный ущерб, физический (телесный), моральный вред, причиненный физическому лицу, а также вред, причиненный деловой репутации юридического лица, возмещается за счет федерального бюджета, бюджета субъекта РФ или местного бюджета в соответствии с правилами гражданского судопроизводства[1].

Субъектами административной ответственности за нарушение правил пограничного режима являются отечественные и зарубежные субъекты предпринимательства (применительно к правонарушениям, предусмотренным ч. 1 и 2 ст. 8.17, ст. 8.20, ч. 3 ст. 18.1, ч. 2 ст. 18.2, ч. 2 ст. 18.3 КоАП РФ), граждане, нарушающие правила пользования объектами животного мира и иные правила природопользования (ст. 7.11, 8.33, 8.35), а также должностные лица или юридические лица, не соблюдающие разрешительные правила или иные обязанности (ст. 8.16, ч. 3 ст. 8.17, ст. 8.19 КоАП РФ). Субъекты предпринимательства при совершении указанных правонарушений привлекаются к административной ответственности в качестве должностных лиц (в отношении таких нарушителей всегда применяются более обременительные публичные санкции в сравнении с гражданами). Правила публичного санкционирования, за нарушение которых установлена административная ответственность, включают в себя лицензионные требования, а также требования, установленные разрешением на осуществление хозяйственной деятельности, выданным пограничным органом (ч. 1 и 2 ст. 8.17, ч. 1 ст. 8.18 КоАП РФ).

При возбуждении должностным лицом пограничного органа дела об административном правонарушении могут быть применены рассмотренные выше меры административного пресечения, а также иные превентивные меры, в частности меры физического воздействия, огнестрельное оружие и другие специальные средства, например наручники, резиновые палки, устройства, блокирующие движение транспортного средства. В отличие от мер административного пресечения, применяемых к лицам, подозреваемым в совершении нарушения, указанные превентивные меры могут быть применены только к лицам, противоправные действия которых явно свидетельствуют о совершенном правонарушении, например при преследовании нарушителей Государственной границы, в случае противодействия нападению нарушителя. Наручники и резиновые палки применяются к нарушителям, не исполняющим требования должностного лица, необходимые для возбуждения дела об административном или ином правонарушении. Сотрудник пограничного органа или военнослужащий вправе применить физическую силу и специальные средства только в целях пресечения уже совершенного деяния либо в целях противодействия готовящемуся правонарушению. Во всяком случае указанные превентивные действия направлены на предотвращение или пресечение совершения умышленных противоправных действий[2]. В этих целях может применяться также боевая техника пограничных органов, войск ПВО и ВМФ Минобороны.

Военнослужащие внутренних войск вправе применять оружие и боевую технику в случае их непосредственного участия в поиске нарушителей государственной границы, а также при обеспечении общественного порядка в приграничных районах при возникновении чрезвычайных обстоятельств или введения режима чрезвычайного положения[3]. Военнослужащие применяют оружие и боевую технику по решению командиров (начальников), а также независимо от такого решения в случае внезапного или вооруженного нападения и в иных чрезвычайных обстоятельствах[4]. Оружие на поражение применяется к морским судам и летательным аппаратам в тех случаях, если пресечение правонарушения иными способами невозможно и только после соответствующих превентивных действий (передачи радиокоманд, визуальных сигналов или предупредительных выстрелов)[5]. Применение оружия на поражение не допускается к пассажирским судам или если в результате его применения могут пострадать другие суда, летательные аппараты или посторонние лица, находящиеся в районе пресечения правонарушения. Уполномоченные должностные лица пограничных органов в срок, не превышающий одних суток, сообщают в МИД о производстве предупредительных выстрелов и применении оружия против иностранных судов. Если применение оружия повлекло за собой ранение или гибель людей, соответствующие сведения незамедлительно передаются в органы прокуратуры.

Рассмотренные выше административные проступки квалифицируются по факту нарушения пограничного режима субъектами частного права. К публичным должностным лицам административные санкции применяются значительно реже. Например, субъектом административных правонарушений, предусмотренных ч. 1 и 2 ст. 8.16 КоАП РФ, может быть и капитан морского судна или судна внутреннего водного плавания, находящегося в государственной собственности. Должностные лица государственных и муниципальных органов могут быть привлечены к административной ответственности вследствие неисполнения запроса пограничного органа о предоставлении информации (правонарушение квалифицируется по ст. 19.7 КоАП РФ)[6], а также в случае непринятия мер по представлению пограничного органа об устранении причин и условий административного правонарушения (ст. 19.6 КоАП РФ)[7]. Должностные лица органов ветеринарного и транспортного контроля возбуждают дела об административных правонарушениях, предусмотренных ч. 1 ст. 19.5 КоАП РФ (невыполнение в установленный срок законного предписания органа государственного контроля). Юрисдикционная деятельность осуществляется всеми органами исполнительной власти, участвующими в обеспечении пограничного режима.

Таким образом, к субъектам рассматриваемых административных правонарушений относятся по преимуществу частноправовые физические, юридические лица; квалификация административных правонарушений, совершенных сотрудниками пограничных органов, возможна лишь в исключительных случаях[8].

Должностные лица пограничных органов и органов публичного контроля за нарушение ими прав или неисполнение ими обязанностей, обусловленных обеспечением пограничного режима, привлекаются к дисциплинарной ответственности за совершенные ими дисциплинарные проступки независимо от применения к ним мер административной ответственности (т.е. при совершении правонарушения к ним могут быть применены и административные наказания, и дисциплинарные санкции).

В качестве преступных деяний квалифицируются нарушения пограничного режима в случаях, установленных ч. 1–2 ст. 322 УК РФ (незаконное пересечение государственной границы), ч. 1–2 ст. 322.1 УК РФ (организация незаконной миграции). Осуществление хозяйственной деятельности на государственной границе может содержать признаки экологического преступления в случаях, предусмотренных правилами ч. 1 и 2 ст. 253 УК РФ. Административная ответственность не коррелируется с мерами уголовного принуждения, противоправные действия нарушителя квалифицируются в качестве проступка или преступления. Процессуальные действия, установленные КоАП РФ, прекращаются, если по факту правонарушения возбуждено уголовное дело (п. 7 ч. 1 ст. 24.5 КоАП РФ).

  • [1] Цивилистическая ответственность пограничных органов как органов, наделенных полномочиями но осуществлению оперативно-разыскной деятельности, установлена правилами ст. 1069, 1070 ГК РФ.
  • [2] Общие требования к применению сотрудниками пограничных органов оружия и специальных средств установлены ст. 35 и 36 Закона РФ "О Государственной границе Российской Федерации".
  • [3] Военнослужащие внутренних войск применяют оружие и боевую технику только при осуществлении ими указанных полномочий, предусмотренных и. 5 ст. 28 указанного Закона. В соответствии со ст. 35 этого же Закона применять оружие и боевую технику вправе только сотрудники пограничных органов и Минобороны.
  • [4] См.: Правила применения оружия и боевой техники при охране государственной границы Российской Федерации, исключительной экономической зоны и континентального шельфа Российской Федерации, утвержденные постановлением Правительства РФ от 24 февраля 2010 г. № 80.
  • [5] Применительно к воздушным судам-нарушителям см. п. 3 постановления Правительства РФ от 19 августа 1994 г. № 977 "О порядке применения оружия и боевой техники при охране Государственной границы Российской Федерации в воздушном пространстве".
  • [6] Информационные обязанности публичного органа предусмотрены п. 14 ч. 2 ст. 30 Закона РФ "О Государственной границе Российской Федерации".
  • [7] Внесение пограничным органом соответствующих представлений (и обязанность публичного органа по выполнению требований, установленных таким представлением) предусмотрено п. 16 ч. 2 ст. 30 Закона РФ "О Государственной границе Российской Федерации".
  • [8] В частности, в случае самоуправства (ст. 19.1 КоАП РФ). В данном случае на должностных лиц пограничных органов не распространяется иммунитет от административной ответственности, и они несут ответственность на общих основаниях (ст. 2.5 КоАП РФ).
 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ     След >