Методы публичной регламентации

Методы государственного регулирования в сфере экспортноимпортной деятельности включают в себя установление органами исполнительной власти разрешительного порядка осуществления внешнеэкономических операций. Федеральная служба по техническому и экспортному контролю (ФСТЭК России), выступая в качестве органа исполнительной власти, уполномоченного на проведение экспортного контроля в сфере внешнеторговой деятельности, выдает свидетельства о государственной аккредитации организаций, осуществляющих деятельность, подлежащую экспортному контролю[1]. К ее компетенции и компетенции других органов экспортного контроля отнесены выдача российским юридическим лицам разрешений на осуществление внешнеэкономической деятельности, а также проведение контроля за установленным порядком их осуществления[2].

Таким образом, государственное регулирование внешнеэкономической деятельности включает в себя ее санкционирование (лицензирование, установление разрешительного порядка) и проведение государственного контроля. К уполномоченным органам государственного регулирования относятся органы экспортного, валютного контроля, а также таможенные и иные правоохранительные органы.

Органы экспортного контроля вправе осуществлять также принудительную деятельность к нарушителям законодательства. Меры властного принуждения всегда обусловлены фактом выявленного правонарушения. В отличие от принудительных действий меры государственного регулирования применяются к добросовестным лицам[3].

Публичная ответственность за нарушения законодательства об экспортном контроле

К нарушениям законодательства об экспортном контроле относятся несоблюдение установленного разрешительного порядка, а также неисполнение (ненадлежащее исполнение) лицом информационных, учетных и иных обязанностей, установленных законодательством РФ об экспортном контроле (например, воспрепятствование законной деятельности должностных лиц уполномоченных государственных органов, осуществляющих контрольные функции)[4].

Меры государственного принуждения включают в себя административные санкции, а также меры юридической ответственности (гражданско-правовой, дисциплинарной административной ответственности и иные). Особенность административных санкций состоит в бессудном порядке их назначения и применения. Должностные лица органа экспортного контроля квалифицируют факт противоправного деяния и выполняют меры властного принуждения, т.е. осуществляют все процессуальные действия – от установления факта правонарушения до исполнения санкции. Специфика мер экспортного контроля заключается в расширенных юрисдикционных полномочиях государственных органов, осуществляемых на административной (бессудной) основе: органы валютного контроля, таможенные и иные правоохранительные органы не наделены такими обширными властными полномочиями при осуществлении обязанностей по контролю и надзору за деятельностью субъектов частного права при исполнении ими цивилистических сделок, а также в других случаях, установленных гражданским законодательством.

Отличие мер юридической ответственности, применяемых к нарушителям законодательства об экспортном контроле, от административных санкций заключается в процессуальных особенностях их назначения и исполнения. Административные и уголовные наказания назначаются по решению (приговору) суда, их применение обусловлено спецификой исполнительного производства, установленного соответствующим процессуальным законодательством. Административные санкции и меры юридической ответственности представляют собой соподчиненные действия органов экспортного контроля. Назначению и исполнению административного, уголовного или цивилистического наказания предшествуют превентивные правоохранительные действия уполномоченного государственного органа, применяющего административные санкции. Вместе с тем рассматриваемые меры административного принуждения являются и взаимообусловленными действиями: легитимной предпосылкой назначения юридического наказания выступает неисполнение (ненадлежащее исполнение) действий, установленных решением (предписанием) уполномоченного органа, применившего административные санкции.

В зависимости от общественно опасных последствий деяния нарушение законодательства об экспортном контроле квалифицируется в качестве административного проступка (ст. 14.20 КоАП РФ) или преступления (ст. 189 УК РФ). Должностные лица ФСТЭК как юрисдикционного органа рассматривают дела о нарушениях законодательства об экспортном контроле. Они также вправе составлять протоколы о нарушениях законодательства об экспортном контроле (ч. 1 и 2 ст. 14.20 КоАП РФ); назначать административное расследование по делу об указанном административном правонарушении, в том числе назначать экспертизу (в случае, если данный административный проступок сопряжен с нарушением валютного законодательства).

При квалификации нарушений законодательства об экспортном контроле следует учитывать следующие правовые критерии, отграничивающие административный проступок от преступления.

  • 1. По субъективной стороне состава правонарушения: административное правонарушение может быть совершено с обеими формами вины (особенно применительно к ч. 2 ст. 14.20 КоАП РФ); преступление, предусмотренное ст. 189 УК РФ, всегда является умышленным противоправным деянием.
  • 2. По объективной стороне состава правонарушения: для административного проступка характерно неисполнение нарушителем публичных обязанностей, установленных законодательством об экспортном контроле. При этом нарушение учетных обязанностей, предусмотренных ст. 23 Федерального закона "Об экспортном контроле", в том числе и совершенное умышленно, всегда квалифицируется как административное правонарушение (ч. 2 ст. 14.20 КоАП РФ). Указанные обязанности прямо или опосредованно обусловлены разрешительным порядком проведения внешнеэкономических операций, подлежащих экспортному контролю (например, идентификация контролируемых товаров и технологий в соответствии с правилами ст. 7, 24 Федерального закона "Об экспортном контроле").

  • [1] См. ст. 16 Федерального закона "Об экспортном контроле"; п. 2, подп. 54 и. 8 Положения о Федеральной службе по техническому и экспортному контролю (далее – Положение о ФСТЭК), утвержденного Указом Президента РФ от 16 августа 2004 г. № 1085. ФСТЭК находится в непосредственном подчинении Минобороны (см. гл. 36).
  • [2] Согласно правилам ст. 17 Федерального закона "Об экспортном контроле" уполномоченный публичный орган проверяет финансово-экономическую деятельность лиц, осуществляющих внешнеэкономические операции, подлежащие экспортному контролю. Кроме того, указанная деятельность осуществляется органами валютного контроля, таможенными и иными правоохранительными органами (см. подп. 56 п. 8 Положение о ФСТЭК).
  • [3] Если принудительная деятельность всегда обусловлена правонарушением, то меры государственного регулирования во всяком случае применяются независимо от применения административных санкций и иных мер юридической ответственности. Тем самым меры экспортного контроля всегда упорядочены, стадийны, при этом принудительной деятельности органов экспортного контроля предшествуют меры государственного регулирования.
  • [4] Информационные, учетные и иные обязанности лиц, осуществляющих деятельность, подлежащую экспортному контролю, установлены правилами ст. 13, 14, 17, и. 2 ст. 20 Федерального закона "Об экспортном контроле". Действия (бездействие) лица, влекущие за собой применение административных санкций и иных мер юридической ответственности, установлены в ст. 30 указанного Федерального закона.
 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ     След >