Полная версия

Главная arrow Документоведение arrow Академическое письмо: процесс, продукт и практика

  • Увеличить шрифт
  • Уменьшить шрифт


<<   СОДЕРЖАНИЕ   >>

2.3. Базовая модель академического текста и три аспекта риторики и композиции

Центральная модель построения эссе, которую можно в похожих вариантах найти почти в каждом зарубежном учебнике по академическому письму, описывает так называемое пятиабзацное эссе (five-paragraph essay). Связь этой модели с гамбургер-моделью очевидна, но это уже не метафора и не иллюстрация, а настоящая модель текста. Она имеет свои ограничения, поскольку крупный академический текст больше и сложнее, зато она очень удобна для отработки базовых умений академического письма и является первым этапом на пути к написанию более сложных и серьезных работ.

В связи с тем, что более сложные тексты достаточно легко выводятся из модели пятиабзацного эссе, в нашем учебнике она приводится в максимально детализированном виде (рис. 1.3). Такая детализация позволит нам в дальнейшем обращаться к ней снова и снова, и мы сможем отрабатывать навыки и умения письма на каждом витке развития по спирали, не упуская из виду целостность текста. Можно сказать, что эта модель послужит нам стержнем, вокруг которого будет раскручиваться наша спираль, поэтому рассмотрим, из чего она состоит.

На первый взгляд, все просто. Действительно, вопросы в выносках справа иллюстрируют организацию любого научного или делового текста. Однако достаточно вспомнить о текстах, с которыми мы работали в заданиях п. 2.1, чтобы убедиться, что даже в самом маленьком тексте автор должен выразить собственную мысль, "упаковать" ее в три логических блока, обосновать каждый из них соответствующими фактами и убедительно изложить все это связно, организованно и последовательно. Кроме того, этот небольшой текст должен охватить все, что имеет отношение к теме, быть объективным и стилистически грамотным. Не так мало, верно?

Итак, в основе пятиабзацного эссе лежит уже знакомый нам принцип триады: текст состоит их трех частей (введение, основная часть, заключение), а основная часть состоит из трех абзацев, каждый из которых развивает один из трех аспектов основной идеи в соответствующем порядке. В том же порядке основные аспекты идеи целесообразно привести во введении, и все три аспекта в виде выводов целесообразно привести в заключении. Изогнутые стрелки слева показывают это развитие.

Кроме того, каждый абзац имеет похожую структуру: в нем есть заглавное (вводное) предложение, развитие данного аспекта идеи (легко догадаться, что в идеале оно должно опираться на три факта) и желательно заключительное предложение, задача которого — осуществить связный переход к следующему абзацу и аспекту. Конечно, это идеальная структура, и в реальном тексте не всегда все так симметрично и уравновешено, но отклоняться от идеала слишком далеко означает уходить во мрак хаоса.

Базовая модель академического текста (пятиабзацное эссе)

Рис. 13. Базовая модель академического текста (пятиабзацное эссе)

А что показывают короткие вертикальные стрелки в середине модели? Легко догадаться, что идеи, выраженные в академическом тексте, не возникают из ниоткуда и не уходят в никуда. Во-первых, еще до работы с текстом у писателя есть некоторые знания, представления и мысли, т.е. собственная позиция, которая и побуждает его писать (верхняя стрелка). Во-вторых, писатель не должен уклоняться от темы и изложения собственной позиции, которая связывает части (абзацы) текста и движет мысль от введения к заключению (промежуточные стрелки). И наконец, выводы, к которым приходит писатель, имеют определенную цель за пределами текста (нижняя стрелка). Поскольку это публичный продукт, то читатель должен вынести из него что-то новое, кто-то может изменить свою позицию, а кроме того, вывод может подразумевать дальнейшие действия или исследования -

иначе зачем писался текст? Таким образом, модель наглядно демонстрирует, как организация текста делает его целостным и целенаправленным.

Теперь, когда мы рассмотрели центральную модель базового академического письма, полезно обратиться к еще одной замечательной системе, демонстрирующей целостность и целенаправленность текста, но на более высоком уровне риторики и композиции. Эта система охватывает текст во всей его метаязыковой и языковой сложности и опирается, как вы догадались, на три ключевых понятия. Называются они фокус, организация и механика.

Итак, первое — это фокус. Пользуясь подзорной трубой, телескопом или микроскопом, вы должны, глядя в окуляр на одном конце прибора, настроить его так, чтобы на другом его конце был четко виден предмет исследования. Если вы не настроите четкость изображения, или будете перемещать прибор с одного предмета на другой, или вообще не определились, какой именно предмет вы собираетесь рассматривать, то прибор станет бесполезной игрушкой. Если вы предложите заглянуть в него еще кому-нибудь, то вас просто не поймут: "Что и зачем вы хотите мне показать? Почему вы решили, что мне это интересно, и что из этого следует?".

Фокус академического текста строится по аналогичному принципу. Поставив себе задачу рассмотреть некую проблему, вы должны понимать, что это за проблема, почему ее нужно рассмотреть, и чем результат вашего рассмотрения может быть интересен или полезен читателям (коллегам, профессиональному сообществу, вашим однокурсникам). В поле вашего зрения обязательно будут попадать и другие, порой близкие к предмету исследования проблемы или просто интересные факты, но отвлекаться на них вы не должны. Один текст — одна задача, один тезис во введении, один вывод в заключении. Количество аспектов проблемы или аргументов, поддерживающих линию доказательства, может быть разным, но все они должны иметь прямое отношение к делу. В нашей модели это условно показывают центральные стрелки.

Второе — это организация текста. Наша модель в виде блоков и боковых стрелок, конечно, наглядна, однако в жизни все не так просто, особенно если это эссе по дисциплине или диссертация (предмет риторики и композиции). Положим, вы знаете, что именно и на основе каких аргументов или методов вы доказываете, однако все это как-то не стыкуется: одному фрагменту никак не найдется места, другие два не хотят "склеиваться" между собой, а введение расходится с заключением. Возможно, "лишней" детали вовсе не должно быть в этом тексте, а в месте нестыковки не хватает еще одной детали, о которой вы не подумали. Разумеется, организация строится вокруг фокуса и помогает логически упорядочить и организовать изложение. Иными словами, организация текста подобна инженерной конструкции, на которой держится все здание.

И наконец, третье — это механика. Сюда попадает вся "материально-техническая" часть: слова, которыми вы пользуетесь, синтаксис, грамматика и отчасти стилистика. Плохая механика способна испортить даже самый организованный и умный текст. Он будет просто нечитаемым — напри-

мер, "заумным", перегруженным специальной терминологией, громоздкими предложениями, чудовищными словосочетаниями. Или, наоборот, окажется набором рубленых, примитивных фраз и разговорных оборотов. Кстати, слова-связки или "сигналы перехода" (такие как "во-первых", другой стороны" или "напротив") относятся не столько к механике, сколько к организации текста и, разумеется, помогают удержать фокус.

Такое удобное трехмерное видение академического письма на уровне риторики и композиции позволило организовать и наш учебник.

Таким образом, как базовая модель академического письма, так и аспекты риторики и композиции помогают нам видеть текст как неделимое целое и работать с ним нелинейно. Тем не менее, письмо — это система, а система может и должна изучаться по элементам. Например, человеческий организм — это тоже неделимое целое, по это не противоречит тому, что у разных врачей разная специализация. Однако ни один врач ни на минуту не забудет о том, что воздействие на отдельный элемент организма оказывает прямое и непосредственное воздействие па организм в целом. Точно так же и мы будем фокусировать внимание то на одном, то на другом элементе системы письма, но упускать из виду целостность текста мы не станем.

 
<<   СОДЕРЖАНИЕ   >>