Полная версия

Главная arrow Документоведение arrow Академическое письмо: процесс, продукт и практика

  • Увеличить шрифт
  • Уменьшить шрифт


<<   СОДЕРЖАНИЕ   >>

3.3. За пределами трехмерного пространства: четвертое измерение и "пятый элемент"

Вернемся к неравнозначности трех измерений академической грамотности и критическому измерению. Оно действительно имеет особую значимость в развитии исследовательских навыков в современном мире. Поскольку мир этот теперь представляет собой информационную среду без пространственно-временных ограничений, причем среду письменную, публикационную, то и академическая, и научная коммуникация должны рассматриваться в четвертом измерении — цифровом, информационнотехнологическом.

Информационно-технологическое измерение письма учитывает и Гринова ЗО-модель, и обучение письму по Янгу (см. таблицу 1). Интересно, что наиболее широкое распространение ЗО-модель получила в исследовании цифровой грамотности детей. С ее помощью отслеживаются умения критически оценивать и анализировать информацию, поскольку "цифровые аборигены", т.е. те, кто с рождения внедрился в цифровую информационную среду, живут в ней без ограничений и отличать правду от лжи, а добро от зла должны научиться сами. В результате сегодня ЗО-модель так и называют — the Green 3D Model of L(IT)eracy, с выделением букв IT (Information Technologies) в слове literacy (грамотность). Политика образования в Австралии, ориентированная (во многом благодаря Грину и его коллегам) на развитие критического мышления детей, получила такое распространение, что даже католическая церковь взяла курс на обучение детей думать и анализировать информацию из Интернета [1].

Мы уже коснулись вопроса о том, что коммуникация в "середине" не может осуществляться вне электронного и онлайнового общения, в связи с чем Арт Янг тоже скорректировал терминологию: сначала для названия своей программы он расширил общенациональный термин WAC (writing across the cutriculum, трапсдисциплипарное письмо) до С АС (communication across the curriculum, трансдисциплинарная коммуникация), а затем уточнил его до ЕСАС (electronic communication across the curriculum, электронная траисдисциплииарная коммуникация). Каким образом вплетается электронный компонент в его систему, хорошо видно в таблице 1.

Разумеется, не термины определяют суть вопроса, а наоборот, поправки в них отражают методологическую необходимость. Открытость информационного пространства привела к переходу коммуникации, а вслед за ней и образования, из массового и однонаправленного потребительского формата в индивидуализированный, разнонаправленный, избирательный и критически-оценивающий. Таким образом, цифровое измерение грамотности неизбежно усиливает критическое. Каждый из нас теперь должен думать сам, а не ждать, что скажет преподаватель, и преподаватель думает сам, а не следует утвержденным авторитетам.

Знание приходит из разных источников, единственно верных решений не бывает, а если и бывает, то лишь временно и лишь для данной ситуации. Для того чтобы быть гражданами информационного общества, надо учиться выбирать решения проблем самостоятельно, обсуждать и сравнивать их с другими и решать проблемы вместе. Публика — это те отдельные, самостоятельно думающие личности, которые умеют взаимодействовать. А публичное взаимодействие осуществляется при помощи текста.

Однако помимо четвертого, цифрового (или IT) измерения, существует еще одно важное для нас измерение письма, точнее, его "пятый элемент" (я называю его так не без ассоциации с одноименным фильмом). Этим элементом является "сила" (power). Как утверждает Билл Грин, сила связана с критическим измерением, как язык — с операциональным, а понимание — с культурным, и придаст ему большую степень важности, чем другим измерениям (вот почему в своей репрезентации ЗО-модели на рис. 1.4 я выделила его более заметной стрелкой). Поскольку русское слово "сила" не вполне передает спектр значений английского слова power, мне пришлось вступить в дискуссию с самим Грином (разумеется, в четвертом измерении) и уточнить все, что он вкладывает в английское слово, чтобы убедиться в правильности выбора мною русского. Теперь выбранный термин требует уточнений и разъяснений.

Попробуем вместе вникнуть в понятие "силы" критического измерения Гриновой модели. На ум приходит выражение "сила слова", которое подразумевает способность выразить мысль точно и емко. Более того, так обычно говорят о политическом воздействии публичного текста на общество, хотя подразумевают нечто не столько научное, сколько публицистическое. Значит, сила слова лежит в операционально-критической плоскости.

Убедить далекого, неизвестного читателя, обладающего своим собственным мировоззрением, научным знанием, политическими или религиозными убеждениями, требует силы не только слова, но и знания. Выражение Френсиса Бэкона "знание — сила" (лат. scientia potestas est; англ, knowledge is power) включает в себя, с одной стороны, владение накопленным в науке опытом (культурное измерение), но с другой — и это важно! — использование знания в качестве инструмента познания, т.е. того, что вооружает ученого способностью проникать в неведомое (критическое измерение). Знание как сила лежит в культурно-критической плоскости.

Таким образом, мы имеем две разные силы, поскольку их векторы имеют разные цели: сила слова направлена на публику, но не несет нового научного знания, а сила знания направлена на открытие нового, но не заботится о его пропаганде.

Чтобы понять силу критического измерения в модели Грина, необходимо объединить эти две силы и соединить их с уже знакомой нам дискуссионностью научных текстов и взаимодействием в информационном пространстве, т.е. с коммуникацией. Сила "пятого элемента" — это сила, помогающая обществу развиваться [2]. Сила знания и сила слова необходимы ученым наравне с силой эффективной коммуникации (в том числе и цифровой), чтобы через коллективный вклад и коллективное обсуждение вклада каждого делать достоянием публики все то, что происходит в науке. Очевидно, что разделить три измерения письма практически невозможно, но критическое измерение своей силой будет не только удерживать, но и направлять эту коммуникацию.

Говоря языком точных наук, "пятый элемент" определяет вектор письма и позволяет автору направлять этот вектор в определенном направлении и с определенной силой.

Помните, в какой плоскости лежит "реферат"? Правильно, в операционально-культурной (в нашем "кубике" это как бы "пол"). Задача академического письма, риторики и композиции состоит в том, чтобы подняться с "пола" и устремиться вверх, используя силу направлений, смежных с критическим. Рисунок 1.5 иллюстрирует идеальное сложение всех векторов.

Сила критического измерения

Рис. 15. Сила критического измерения

Мы уже не раз говорили о важности собственной позиции. Автор или присоединяется к чьей-то позиции в уже идущей дискуссии, пополняя се новыми доводами, добавляя ей веса и, соответственно, опровергая иные точки зрения (усиливает общую позицию ряда ученых), или выдвигает собственную позицию, ранее не представленную в дискуссии (для этого нужно обладать особой силой ума, знания и слова). В любом случае, как подчеркивает Билл Грин, для участия в дискуссии необходимо не только критическое и аналитическое мышление в приложении к конкретному кругу обсуждаемых вопросов (что, безусловно, важно, но относится только к формуле Бэкона), но и понимание того, каковы могут быть социальные и эпистемологические последствия этой дискуссии для всей дисциплины и для общества в целом.

Сила публичного научного текста, таким образом, имеет далеко идущие последствия и возлагает на писателя большую социальную и политическую ответственность. Отстаивать собственную позицию непросто, и здесь помимо силы знания и убеждения порой нужна и сила духа. И хотя сегодня никто вас не отправит на костер или в концлагерь за попытку переворота в науке и общественном сознании, но преодолеть сопротивление многочисленных консервативно настроенных и при этом авторитетных ученых будет нелегко (для начала попробуйте убедить в своей правоте коллег по группе и преподавателя). Гораздо эффективнее доказывать свою правоту коллективно и в международном масштабе, что вполне возможно благодаря четвертому измерению. А для того, чтобы привлечь сторонников, надо уметь достойно общаться и включать "пятый элемент".

Как научить студентов быть независимыми исследователями, понимающими социально-политическую, публичную значимость своей научной позиции? Это большой вопрос, выходящий за пределы данного учебника, однако научить их (т.е. вас) думать самостоятельно и использовать силу слова для обоснования своей точки зрения вполне возможно.

Мы будем учитывать силу "пятого элемента" в критическом измерении ЗЭ-модели, но при оценке академического (учебного научного) текста будем исходить из равенства измерений. Технологиям создания текста научиться не так сложно, но не будем забывать, что к кажущейся простоте этих технологий зарубежные исследователи письма шли около полувека. То, что стоит за этими технологиями, и представляет собой "пятый элемент", ту силу, ради которой написаны сотни разнообразных учебных пособий для студентов родного и иностранного языка, начинающих авторов и исследователей, делающих первые шаги в международных публикациях.

Попробуем и мы удержать равновесие в трехмерном пространстве и развиваться вверх (спираль, кстати, тоже многомерна). В нашей системе операциональное и культурное измерения будут образовывать не горизонтальную плоскость, а вертикальные плоскости, образованные единой для них гранью критического измерения.

  • [1] См., например, сайт Catholic Education, Diocese of Cairns: Learning with faith and vision (cns.catholic.edu.au).
  • [2] Слово pozeer имеет также значение "власть", как например, в концепции "власти-знания" Мишеля Фуко. Это значение Б. Грин также считает важным в своей модели, поскольку в нем отражается социально-политический характер знания: знание наделяет его обладателя определенной властью и позволяет влиять на общественно-политические процессы.
 
<<   СОДЕРЖАНИЕ   >>