Категория предикативности/атрибутивности

В противопоставлении спрягаемых и атрибутивных форм одного и того же глагола находит выражение словоизменительная морфологическая категория предикативности/атрибутивности. По своей семантике эта категория сближается с категорией полноты/краткости прилагательных. Благодаря категории предикативности/атрибутивности говорящий обозначает смысловой "ранг" процессуального признака предмета по сравнению с другими процессуальными признаками данного предмета, выраженными в том же высказывании.

Словоформы глагола в соответствии с рассматриваемой категорией делятся на две группы:

  • 1) все спрягаемые формы (рассказал, расскажу, рассказал бы, расскажи и т.п.), а также краткие формы причастия (рассказан). Эти словоформы указывают на то, что данный процессуальный признак является, по мнению говорящего, основным для данного предмета; не случайно данные формы используются в роли главного члена предложения — сказуемого: Пронизан солнцем лес насквозь. Лучи стоят столбами пыли (Паст.);
  • 2) деепричастия и полные формы причастия объединяются в другую группу словоформ как средства выражения непредикативного, дополнительного процессуального признака.

Различие смысловых "рангов" предикативных и атрибутивных форм глагола становится очевидным при их сравнении в одном контексте: ...Онегин, втайне усмехаясь, подходит к Ольге (П.) — здесь из двух действий, совершаемых одним и тем же субъектом (Онегин усмехается•, Онегин подходит к Ольге), действие, названное спрягаемой формой подходит, осмысляется как главное, а действие, выраженное атрибутивной формой усмехаясь, — как сопутствующее. Иногда противопоставлением в одном высказывании предикативных и атрибутивных форм выражается также различие не главного и второстепенного процессуальных признаков одного и того же предмета, а процессуальных признаков главного и дополнительного предметов речи: И зачем ты бежишь торопливо за промчавшейся тройкой вослед?.. (II.)

Грамматические отношения по смысловому "рангу" обозначаемого признака между разными формами глагола различны. Так, между предикативными формами глагола и деепричастиями устанавливается строгая равнозначная оппозиция: деепричастиями обозначается только дополнительный процессуальный признак предмета, а предикативными формами (спрягаемыми формами глагола и краткими формами причастия) — его основной процессуальный признак: И сердце то уже не отзовётся на голос мой, ликуя и скорбя (Ахм.). Что касается полных форм причастий, то они находятся с предикативными формами глагола в менее строгой оппозиции, поскольку могут выражать как атрибутивный, т.е. второстепенный, процессуальный признак предмета: Развевающиеся волосы украшали её лицо, так и предикативный, т.е. главный, процессуальный признак предмета: Волосы у неё были тонкими, развевающимися на ветру.

Инфинитив является формой, не охарактеризованной (т.е. не определенной) в плане категории предикативности/атрибутивности, поскольку он может обозначать и предикативный процессуальный признак: Февраль! Достать чернил и плакать!.. (Паст.), и непредикативный процессуальный признак: Часто по ранним утрам я уходил на Каменку ловить рыбу (Пауст.). Очевидно, категория предикативности/атрибутивности в инфинитиве нейтрализована. Нужно сказать, что точно так же инфинитив "ведет себя" и в отношении большинства других категорий (это, как известно, "неопределенная" форма также в плане категорий наклонения, времени, лица, числа и рода).

 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ     След >