Система языка

§ 23. Разные языковые единицы в их связях и взаимоотношениях образуют систему языка, или языковую систему. Под системой в общенаучном плане обычно понимается организованная, упорядоченная совокупность элементов известного целого (ср. греч. sistema – "целое, составленное из частей; соединенное").

В специальной лингвистической литературе данное понятие определяется как "целостный объект, состоящий из элементов, находящихся во взаимных отношениях"[1], "внутренне организованная совокупность взаимосвязанных и взаимообусловленных элементов"[2], как "такое закономерное объединение частей в одно целое, в котором каждая занимает определенное место, обусловленное их взаимной связью"[3], "такая совокупность единиц, в которой каждая единица определяется всеми остальными единицами"[4]. Язык как системное образование характеризуется теми же основными, общими свойствами, которые присущи любой другой сложной системе.

Под системой языка понимается прежде всего организованная, упорядоченная разными отношениями совокупность языковых элементов, единиц языка, возможных их объединений (классов, типов и т.д.).

Для обозначения понятия системы языка, или языковой системы, в последнее время используются термины "механизм языка", "модель языка", "модель языкового механизма" и некоторые другие[5].

При определении понятия языковой системы особо подчеркиваются такие ее свойства, как целостность, наличие закономерных связей и отношений между элементами[6]. Закономерность связей и отношений между элементами языковой системы предполагает наличие определенных правил организации единиц языка как элементов системы. По словам В. М. Солнцева, "система языка – это своего рода “кладовая”, где сложены (не в прямом смысле, конечно) правила (выделено мною. – В. И.) и элементы (или единицы)"[7].

Говоря о языковой системе, необходимо обратить внимание на то, что в лингвистической литературе это понятие часто смешивается с понятием структуры языка, или языковой структуры. Это проявляется, прежде всего, в том, что система языка (в данном выше понимании) нередко называется структурой[8]. Иногда, наоборот, связи, отношения между элементами языка называются системой[9]. Аналогичное использование данных терминов встречается и в работах других авторов[10].

В последнее время наметилась тенденция к строгому разграничению рассматриваемых явлений. Если под системой языка обычно понимается организованная совокупность взаимосвязанных его элементов, то структурой языка принято называть организацию элементов в языковой системе, существующие отношения между ними, регулируемые действующими правилами (ср. лат. stmktura – "строение, расположение, порядок")[11].

§ 24. Язык как общая система включает в себя все многообразие языковых элементов – конкретные единицы и всевозможные их объединения, типы, разряды и т.д. Разные конкретные объединения языковых единиц, связанные общностью определенных признаков, входят в общую систему языка как ее частные системы, или подсистемы. Система каждого языка "обнимает множество частных систем, в разной степени между собой связанных"[12]. Это находит свое выражение в использовании таких терминов, как, например: система звуков, или звуковая система языка, система фонем, или фонологическая система, система гласных (звуков, фонем), система вокализма, или вокалическая система, система согласных, система консонантизма, или консонантная система, система мягких согласных, лексическая система, терминологическая система, или терминосистема, фразеологическая система, словообразовательная система, или система словообразования, грамматическая система, морфологическая система, система частей речи, система имени существительного, система глагола, или глагольная система, система глагольных форм, система склонения, система спряжения, система падежей, падежных форм, падежных окончаний, система видов, времен, залогов, наклонений, система совершенного вида и многие другие. Наиболее крупные из таких частных систем, или подсистем, принято называть уровнями языка, или языковыми уровнями, реже – ярусами, однако общепринятого понимания языкового уровня (яруса) в современном языкознании нет.

Обычно языковыми уровнями называются определенные совокупности, наборы единиц языка, относительно близких друг к другу в каком-либо отношении. "Чаще всего понятие уровня связывают с наличием некоторого набора единиц"[13].

Серьезного внимания заслуживает точка зрения, согласно которой уровни языка следует различать с учетом иерархических отношений между языковыми единицами. "В понятии уровня подчеркивается прежде всего идея иерархического соотношения взаимосвязанных систем и их единиц в структуре языка..."[14]. Сравним некоторые определения уровня языка, содержащиеся в терминологических словарях: "Одна из основных подсистем языка (фонетика, морфология, синтаксис), рассматриваемых в порядке их иерархии"[15]; "Один из основных аспектов (“ярусов”) языка..., мыслимых как ступень в иерархии подсистем языка"[16]. В этом плане интересным представляется объяснение понятия языкового уровня, предлагаемое В. М. Солнцевым. Суть данного объяснения заключается в том, что языковые уровни представляют собой совокупности относительно однородных единиц языка, связанных друг с другом парадигматическими и синтагматическими отношениями и не связанных отношениями иерархическими; иерархическими отношениями они связаны с языковыми единицами других уровней. Например, все морфемы того или иного языка образуют отдельный уровень, поскольку они связаны друг с другом отношениями парадигматическими (являются однородными в известном смысле) и синтагматическими (в потоке речи могут объединяться в составе других, более сложных единиц), но не связаны между собой отношениями иерархическими (одна морфема не может входить в состав другой, быть ее частью); иерархическими отношениями морфемы связаны только с единицами других уровней – фонетического как уровня более низкого (обычно представлены сочетаниями разных фонем) и лексического как более высокого (представляют собой, как правило, определенные части лексем)[17].

В изложении В. М. Солнцева концепция языкового уровня состоит в следующем:

"Уровнем языка, по-видимому, следует называть совокупность относительно однородных единиц, не находящихся в иерархических отношениях между собой и обнаруживающих иерархические отношения (либо как величины более крупные, либо как величины более мелкие) с другими единицами, также составляющими некоторую совокупность.

Совокупности таких единиц представляют собой сверхпарадигмы относительно однородных единиц (например, все фонемы данного языка, все морфемы данного языка, все слова данного языка). Единицы, составляющие сверхпарадигму, или уровень, обнаруживают парадигматические и синтагматические свойства относительно друг друга: они группируются в классы, или парадигмы (например, разные классы фонем, разные классы морфем, разные классы слов), и сочетаются между собой в линейных (синтагматических) цепях (цепочки фонем, цепочки морфем, цепочки слов).

Единицы разных сверхпарадигм, или разных уровней, не вступают между собой ни в парадигматические, ни в синтагматические отношения. Так, не может быть класса, составленного из фонем и морфем, из морфем и слов и т.п., так же как нет линейных последовательностей, состоящих из расположенных друг за другом фонем, морфем и слов"[18].

На наш взгляд, уровни языка, определяемые с учетом иерархических отношений между языковыми единицами, различаются наиболее строго и последовательно.

§ 25. В связи с разным пониманием лингвистами языкового уровня, а также в зависимости от того, что ими понимается под единицей языка, в работах разных авторов называется и описывается разное количество языковых уровней – три, четыре, пять и более. При относительно строгом понимании языковых уровней, различаемых с учетом иерархических отношений между единицами языка, самостоятельными уровнями, очевидно, можно считать такие:

  • 1) фонетический, или фонемный, уровень фонем (иногда называется фонологическим, фонетико-фонологическим);
  • 2) морфемный, или уровень морфем (чаще называется морфологическим, иногда – морфемо-морфологическим);
  • 3) лексический, или уровень слов, лексем (называется иногда также словесным, лексико-семантическим); 4) уровень словосочетаний и 5) уровень предложений (иногда называется также синтаксическим, или коммуникативно-синтаксическим) – с возможным подразделением на два: а) уровень простых предложений и б) уровень сложных предложений.

В современном языкознании нередко традиционно выделяются также морфологический и словообразовательный уровни языка. В соответствии с предлагаемым нами пониманием языкового уровня признание отдельными уровнями данных участков языковой системы представляется неправомерным.

Морфология как система, или подсистема, представляет собой прежде всего совокупность грамматических форм слов, или словоформ, которые относятся к словам, или лексемам, как своеобразные их элементы, их представители в речи. Что же касается таких абстрактных единиц морфологии, как грамматические (точнее морфологические) категории, которые иногда рассматриваются как основные единицы морфологии, или граммемы как более частные единицы, то они тоже представляют определенные формы слов, характеризуют слова с точки зрения тех или иных грамматических признаков. "Будучи представленной в ряде словоформ и в отдельной словоформе, граммема относится к уровню слова (как словоформы). К тому же уровню относится и морфологическая категория как система граммем"[19]. Еще Фердинанд де Соссюр говорил о том, что "с лингвистической точки зрения у морфологии нет своего реал ьного объекта изучения..."[20]. Неслучайно академик В. В. Виноградов назвал свой основной труд по морфологии "грамматическим учением о слове"[21].

Словообразование, или словообразовательная система (подсистема), включает в качестве важнейших единиц прежде всего производные слова, относящиеся к лексическому уровню языка наряду с другими, непроизводными словами, ввиду чего некоторые ученые (например, А. И. Смирницкий, К. А. Левковская) относят эту область языка к лексике. Что касается так называемых комплексных единиц словообразовательной системы языка, таких, как словообразовательный тин, словообразовательная модель, которые иногда рассматриваются в качестве основных единиц словообразования, то они представляют собой определенные схемы производных слов, т.е. характеризуют определенную часть лексических единиц с точки зрения известных словообразовательных признаков (подобно тому, как грамматические категории и граммемы характеризуют слова в грамматическом, морфологическом отношении).

  • [1] Солнцев В. М. Язык как системно-структурное образование. С. 11.
  • [2] Мельничук А. С. Понятия системы и структуры языка в свете диалектического материализма // Ленинизм и теоретические проблемы языкознания. М., 1970. С. 43.
  • [3] Гепнер Ю. Р. Очерки по общему и русскому языкознанию. Харьков, 1959. С. 52.
  • [4] Панов М. В. Современный русский язык. Фонетика. С. 6.
  • [5] Киров Е. Ф. Теоретические проблемы моделирования языка. Казань, 1989; Его же. Фонология языка. Ульяновск, 1997. С. 26.
  • [6] См., например: Русский язык: энциклопедия / гл. ред. Ю. Н. Караулов. С. 477; Лингвистический энциклопедический словарь. С. 452; Кубрякова E. С. О словообразовательной системе языка и отношениях словообразовательной производности // День Артура Озола. Проблемы словообразования в современном языкознании: материалы науч. конф. Рига, 1969. С. 3.
  • [7] Солнцев В. М. Язык как системно-структурное образование. С. 63.
  • [8] Головин Б. Н. Введение в языкознание. 1966. С. 23.
  • [9] Жирмунский В. М. О синхронии и диахронии в языкознании // Вопросы языкознания. М., 1958. № 5. С. 50.
  • [10] Об этом см., например: Чесноков П. В. Спорные проблемы курса "Общее языкознание". С. 4.
  • [11] См.: Степанов Ю. С. Основы общего языкознания. С. 228; Кодухов В. И. Введение в языкознание. 1979. С. 105; Мельничук А. С. Понятия системы и структуры языка в свете диалектического материализма. С. 43; Гречко В. А. Теория языкознания. С. 84; Философский энциклопедический словарь. С. 584, 629.
  • [12] Жирмунский В. М. О синхронии и диахронии в языкознании. С. 50.
  • [13] Солнцев В. М. Язык как системно-структурное образование. С. 80– 81; подробнее см.: Русский язык: энциклопедия / гл. ред. Ф. II. Филин. С. 359; Русский язык: энциклопедия / гл. ред. Ю. Н. Караулов. С. 579: Лингвистический энциклопедический словарь. С. 539; Лопатин В. В., Улуханов И. С. К соотношению единиц словообразования и морфонологии // Единицы разных уровней грамматического строя языка и их взаимодействие. М., 1969. С. 120; Кубрякова E. С. Что такое словообразование. М., 1965. С. 74; Кодухов В. И. Введение в языкознание. 1979. С. 106; Немченко В. Н. Введение в языкознание. 2008. С. 79–80.
  • [14] Архангельский В. Л. Устойчивые фразы в современном русском языке. Основы теории устойчивых фраз и проблемы общей фразеологии. Ростов н/Д, 1964. С. 93.
  • [15] Розенталь Д. Э., Телешова М. А. Справочник лингвистических терминов. С. 456.
  • [16] Ахманова О. С. Словарь лингвистических терминов. С. 488.
  • [17] Солнцев В. М. Язык как системно-структурное образование. С. 81.
  • [18] Солнцев В. М. Язык как системно-структурное образование. С. 81–82.
  • [19] Бондарко А. В. Грамматическая категория и контекст. Л., 1971. С. 32.
  • [20] Соссюр Ф. де. Курс общей лингвистики. С. 130.
  • [21] Виноградов В. В. Русский язык. Грамматическое учение о слове. М.; Л., 1947.
 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ     След >