Чередование звуков

§ 70. Звуки речи, входящие в состав более сложных единиц языка (морфем, слов и др.), при образовании разных грамматических форм или других однокоренных слов могут видоизменяться, заменяться один другим (ср., например, корневые гласные в русских словах: старый [starыj] – старик [stʌr'ik] – старина [stъr'ina], новый [novыj] – новеть [iiʌv'et'] – новизна [nbv'izna], белый [b'elbij] – белить [b'ei1'it'] – беловатый [b'ьlʌvatbij]; конечные согласные корня в таких словах: друг [drukj – друга [drdgb] – о друге [ʌdnig'b] – дружок [druzok] – друзья [druz'ja], нога [nʌga] – ноге [nʌg'e] – ножка [nо́skъ] – ноженька [nozъn'kь]; конечные согласные суффикса у существительных: колхозник [kʌlxoz'n'ik] – колхозница [kʌlxoz'n'ieb], школьник [skol'n'ikj – школьница [skol'n'icb]; согласные в составе префикса у глаголов: открыть [ʌtkrat'] – отбить [ʌdb'ft'] и др. Такое явление называется чередованием звуков, или альтернацией (от лат. alternatio – "чередование, смена"). Чередование обычно определяется как взаимозамена звуков в рамках определенной морфемы.

Сравним подобные определения данного понятия, предлагаемые авторами разных работ: "ЧЕРЕДОВАНИЕ, альтернация, – взаимозамена звуков в пределах одной и той же морфемы в разных словах или словоформах", "взаимозамена звуков в пределах морфемы в разных случаях ее употребления (в составе разных слов или словоформ)", "замена одних звуков другими в одной и той же части слова", происходящая "при образовании и изменении слов".

При таком понимании чередования звуков (или фонем) иногда делается существенное, на наш взгляд, уточнение: чередующиеся звуки "должны занимать одно и то же место (выделено нами. – В. Н.) в составе одной и той же морфемы". Эта мысль подчеркивается и в некоторых дефинициях рассматриваемого понятия; чередование звуков определяется как "смена звуков, занимающих одно и то же место в морфеме в разных случаях ее употребления", или: "факт различия звуков, занимающих одно и то же место в звуковой оболочке одной и той же морфемы в разных случаях ее употребления".

Некоторые лингвисты признают чередованием лишь такие взаимозамены звуков в пределах морфемы, которые носят регулярный характер, например: "Под звуковыми чередованиями мы понимаем такую смену звукового состава морфемы, которая имеет регулярный характер и связана с чередованием определенных морфологических позиций". Думается, что такое категорическое утверждение не соответствует действительности. Вряд ли можно признать регулярными взаимозамены согласных в русских словоформах другдрузья, стерегустеречь, замены нулем звука гласного а в словоформе зайца (ср. заяц), гласного и в словоформе одного (ср. один) и др. Тем не менее подобные явления следует признать именно чередованием звуков. Очевидно, правильнее было бы говорить о разных степенях регулярности чередования звуков, как поступают некоторые лингвисты, в частности, В. А. Виноградов.

Как уже отмечалось, для обозначения рассматриваемого здесь явления, наряду с термином "чередование", употребляется латинский по происхождению термин "альтернация", который удобен тем, что допускает образование производных терминологических наименований, таких, как "альтернант", "альтернационный ряд (звуков, фонем)". Альтернантами называются звуковые единицы ("звуковые величины"), участвующие в чередовании, т.е. звуки, фонемы, иногда – сочетания фонем, заменяющие друг друга при чередовании. Под альтернационным рядом понимается совокупность альтернантов, участвующих в процессе чередования, т.е. сменяющих друг друга в составе определенной морфемы, например, согласные г – г'к – ж – ш в корне следующих слов и словоформ: ног-а, ног-и, ног, нож-ной, нож-ка; мм'мл' в корне: кормкорм-итькормллю.

§ 71. Из приведенных выше (см. § 70) примеров чередования звуков в современном русском языке видно, что в одних случаях взаимозамена звуков связана с определенными фонетическими условиями (ср., например, чередование корневых гласных в словах старыйстарикстарина и др.; чередование согласных корня в словоформах другдруга – о друге, согласных в префиксе глаголов открытьотбить и др.), в других же случаях взаимозамена звуков никак не связана с фонетическими условиями их употребления в современном языке (чередования согласных в словах другдружок, ноганожка, школьникшкольница и др.). На этом основании чередования звуков делятся на два основных типа – чередования фонетические и нефонетические, или фонетически обусловленные и фонетически необусловленные. Первые (чередования фонетические) иногда называются еще позиционными, аллофонемными, живыми. Последние (чередования нефонетические) чаще всего называются историческими, реже – традиционными, непозиционными, фонемными, морфологическими, грамматическими, мертвыми и т.д.

Фонетическими называются такие чередования звуков, которые обусловлены фонетически, зависят от фонетических условий, от фонетического положения, или позиции, в слове (отсюда название "позиционные чередования"). При этом чередуются звуки, относящиеся к одной и той же фонеме, т.е. разные фоны, или аллофоны, аллофонемы данной фонемы (отсюда название "аллофонемные чередования"). Иначе говоря, при фонетическом чередовании "альтернантами являются звуки, взаимно исключающие друг друга в различных фонетических позициях, т.е. принадлежащие одной фонеме". По определению А. А. Реформатского, фонетическими называются такие чередования, при которых "изменение звучания обусловлено позицией и чередуются варианты или вариации одной и той же фонемы, без изменения состава фонем в морфемах".

Фонетические чередования звуков являются результатом изменения фонем, о которых подробно говорилось выше (см. § 67–69). В зависимости от типа позиционных изменений фонем в речевом потоке (изменения собственно позиционные или комбинаторные) среди фонетических чередований звуков различаются собственно позиционные и комбинаторные чередования. По словам М. И. Матусе- вич, фонетические, или живые (по терминологии автора), чередования звуков "зависят от того или иного соседства согласных (комбинаторные чередования) или же от позиции в слове (позиционные чередования)".

Фонетические чередования широко представлены в современном русском языке, где гласные обычно чередуются с гласными же, согласные с согласными (типичные примеры фонетических чередований гласных и согласных в русском языке приводились в § 68–70).

Очевидно, можно говорить о фонетическом чередовании разных звуков (гласных и согласных) с отсутствием звука, или нулем звука. В лингвистической литературе обращается внимание, в частности, на чередование согласных с нулем звука в русском языке. Речь идет о выпадении согласных звуков при стечении согласных в составе слова, например, при произношении русских слов бездна, чувство, завистливый, счастливый, поздно и многих других. Подобное чередование распространяется также на гласные звуки.

Отличительной особенностью фонетического чередования звуков является то, что оно, как правило, не отражается на письме. Исключения, по крайней мере в русском языке, относительно редки, например: избитьиспачкать, разрезать – распилить, сватать – свадьба.

Нефонетическими называются такие чередования звуков, которые в современном языке не обусловлены фонетически, не зависят от фонетических условий употребления, от фонетической позиции (отсюда название "непозиционные чередования"). При нефонетических чередованиях в пределах морфемы взаимозаменяются не отдельные варианты, фоны, или аллофоны, той или иной фонемы (как при фонетических чередованиях), а разные фонемы или сочетания фонем (отсюда наименование "фонемные чередования"). По определению А. А. Реформатского, нефонетическими считаются чередования, при которых "изменение звучания не зависит от позиций, а чередуются разные фонемы, благодаря чему морфемы получают разный фонемный состав в своих различных вариантах".

При нефонетических чередованиях взаимозамене могут подвергаться самые разнообразные фонетические, точнее – фонемные, единицы ("величины"), например:

  • – гласный и гласный (ср. русские глух-ой – глох-нуть, сух-ой – сох-нуть – за-сых-ать, за-стел-ить – за-стил-ать, за-конч-итьза-канч-ивать, рас-смотр-етьрас-сматр-ивать; немецкие sprech-en [sprex-en] (говорить) – sprich-t [spr'ix-t] (говорит) – sprach [sprax] (говорил) – ge-sproch-en [ge-sprox-en] (сказанный), Sohn [zo:n] (сын) – Sohn-e [z'o':n-e] (сыновья); литовские grqz-inti [gra:z'-int'i] (вернуть, возвратить) – griz-ti [gr'i:s-t'i] (вернуться, возвратиться));
  • – гласный и согласный (ср. русские би-тьбью [b'j-u], пи-ть – пью [p'j-u], ши-ть – шью [sj-u]);
  • – гласный и сочетание гласного с последующим согласным (ср. русские пе-ть – пою [pʌj-u], кры-тькрою [kroj-u], при-ня-ть – при-ним-ать, нача-ть – начин-ать, при-жа-ть – при-жим-ать);
  • – гласный и отсутствие гласного, или ноль звука (так называемое ложное чередование) (ср. русские сон – сн-а, день – дн-я, надо-рвать – над-резать, ото-двииутьот-толкнуть, круж-ок – круж-к-а, лов-ец – лов-ц-а, лис-ий – лисья [l'is'-j-ь]);
  • – согласный и согласный (ср. русские друг – друзья [druz'-ja] – друж-ба, рук-аруч-ка, сух-ойсуш-ить, медведь – медвеж-ий, вес-ти – вед-у, плес-ти – плет-у, свет-ить – свеч-а – о-свещ-ать, корень – кореш-ок, напиль-ник – напиль-нич-ек; литовские ves-ti [ves-t'i] (вести) – ved-u [v'ed-u] (веду), ant-is [ant'-is] (утка) – anc-iukas [anc'-ukas] (утенок), gaid-ys [gaid'-i:s] (петух) – gaidz-iai [gaiclz'-ai [ (петухи); немецкие ver-lier-en [fer-l'i:r-en] (терять) – Ver-lus-t [fer-l'us-t] (потеря); французские dire |d'i:r] (говорить) – disons [d'izo"] (говорим);
  • – согласный и сочетание двух согласных (ср. русские лов-ить – ловл-ю, куп-ить – купл-ю, граф-ить – графл-ю.

В языках, в которых фонологически различаются краткие и долгие звуки, т.е. краткие и долгие звуки одного и того же качества выступают как разные фонемы, они тоже могут чередоваться друг с другом (ср., например, латинские sede-o [sede-o] (сижу) – sdde-s [se:de-s] (сидишь), vide-о [v'ide-ol (вижу) – vidi-re [v'ide:-re] (видеть); литовские bu-ti [bu:-t'i] (быть) – bu-vo [bu-vo] (был), siH-ti [s'u:-t'i] (шить) – siu-vo [s'u-voj (шил), ly-ti [l'i:-t'i] (лить) – li-jo [l'i-jo] (лил)). Такие чередования, т.е. чередования звуков (фонем), различающихся только по долготе – краткости, называются количественными, или квантитативными (в противоположность рассмотренным выше качественным чередованиям, при которых чередующиеся звуки различаются качественно – по признакам места, способа образования и др.).

В тех языках, в звуковой системе которых имеются дифтонги, последние могут чередоваться друг с другом (ср., например: немецкие Braut [braut] (невеста) – Braut-e [broit-e] (невесты – множественное число), Maus [maus] (мышь) – Mous-chen [mois-xen] (мышка); литовские diev-as [d'iev-as] (бог) – deiv-έ [d'eiv'-ej (богиня), snieg-as [s'n'ieg-as] (снег) – snaig-έ [snaig'-e] (снежинка), laiz-yti [laiz'-i:t'i] (лизать) – liez-uvis [llez-uv'is] (язык)).

Дифтонги могут чередоваться также с монофтонгическими гласными и другими фонетическими единицами (ср. английское tol-d [toul-d] (сказал) – tell [tel] (сказать); литовские braid-ytibraid'-i:t'ij (бродить) – bris-ti [br'is-t'ij (брести), meil-έ [m'eil'-e] (любовь) – myl-eti [m'i:l'-et'i] (любить), rau-ti [rau-t'i] (вырывать) – rov-έ [rov'-e] (вырывал).

Как видно из приведенных примеров, нефонетические чередования звуков (в отличие от фонетических чередований) обычно отражаются на письме.

Нефонетические чередования в прошлом, в разные периоды развития языков, были в основном фонетическими, фонетически обусловленными (отсюда их название – "исторические чередования"). Впоследствии в связи с прекращением действия соответствующих фонетических законов они перестали быть фонетически обусловленными и сохранились в современных языках по традиции (отсюда название "традиционные чередования"). Так, например, в древнерусском языке заднеязычные согласные г [g], к [k], х могли употребляться только перед гласными непереднего ряда; в положении перед гласными переднего ряда они регулярно изменялись в соответствующие шипящие ж [z], ч [с], ш [s]. В современном русском языке в аналогичных фонетических условиях могут употребляться и те, и другие согласные звуки, т.е. возможны нефонетические чередования согласных чж, кч, хш, например, словах (словоформах) типа бежать – бегать, пекарьпечурка, пахарь – пашут. Чередование гласных о, э [е] с нулем звука связано с изменением бывших редуцированных гласных ь, ь в зависимости от их фонетической позиции: в сильной позиции они регулярно изменялись в соответствующие гласные полного образования, а в слабой позиции утрачивались. Отсюда в современном русском языке чередования: сон (из сынъ, где корневой редуцированный гласный был в сильной позиции), – сна (из съна, где этот гласный был в слабой позиции), день (из дьнь)дня (из дьня). Аналогичным образом возникло чередование гласного и [i] с нулем звука на месте соответствующего напряженного редуцированного, употреблявшегося в положении перед согласным j (ср.: лисийлисья).

В нефонетических чередованиях, происходящих в современном состоянии разных языков, прослеживаются известные закономерности, которые, однако, проявляются весьма непоследовательно. Так, например, в современном русском языке широко распространено чередование гласных э [е] и о после мягких согласных. Употребление того или другого гласного, как правило, зависит от места словесного ударения и твердости – мягкости последующего согласного: под ударением перед твердым согласным обычно употребляется гласный о, в остальных случаях – э [е] (ср., например: сёла, посёлок, но село (отсутствует ударение), сельский (следует мягкий согласный); лёд, гололёд, подлёдный, но гололедица (следует мягкий согласный), ледовый (отсутствует ударение), ледяной (отсутствует ударение и следует мягкий согласный)). Непоследовательность сформулированной выше закономерности состоит, прежде всего, в том, что данное чередование не распространяется на гласные, возникшие из звука ѣ (ср.: лес, хлеб, телега и др.), за крайне редкими исключениями (гнёзда – из гнѣзда, сёдла – из сѣдла), оно не происходит в словах иноязычного происхождения (ср.: антенна, газета, прогресс и др.) и в некоторых других случаях. С другой стороны, подобное чередование возможно и при отсутствии указанных выше фонетических условий, например, в положении перед мягким согласным (ср.: беретик, березняк и на берёзе).

В некоторых славянских языках при определенных фонетических условиях наблюдается чередование гласных э [е] и а (ср., например, болгарское хляб (хлеб) – хлеба (родительный падеж), польское las [l"asj (лес), lasu [l"asu] (родительный падеж) – w liesie [wl'es'e] (предложный падеж), siano [s'ano] (сено), siana [s'ana] (родительный падеж) – na sienie [na s'en'e] (предложный падеж). В болгарском языке чередование этих звуков обусловлено характером слога (в открытом слоге обычно употребляется звук э [е], в закрытом – а), в польском – твердостью или мягкостью последующего согласного (перед твердым согласным употребляется а, перед мягким – е). Подобное чередование характерно лишь для гласных, восходящих к древнему ѣ.

В польском языке чередование допускают носовые гласные: ц [оn] и q [еn]. Обычно (как правило) q [оn] употребляется в закрытых слогах, q [еп] – в открытых: dqb [donp] (дуб) – dqby [бепЬы] (дубы), zqb [zonp] (зуб) – zqby [zenbbi] (зубы), rqka [re"ka] (рука) – rqk [ronk] (рук). Однако бывает и наоборот, например, в словах: piqc' [р'еnс'] (пять) – piqtek [p'ontckJ (пятница).

§ 72. Нефонетические чередования звуков в большинстве случаев связаны с выражением различных грамматических (морфологических) значений. Такие чередования обычно называются грамматическими, или морфологическими. Грамматическое (морфологическое) чередование можно определить как нефонетическое чередование звуков (фонем), "служащее для выражения различного рода грамматических значений".

Данные термины иногда используются в более широком значении: грамматическим, или морфологическим, чередованием называется "использование звуковых различий алломорфов (т.е. фонематических разновидностей морфем. – В. Я.) для различения слов (выделено нами. – В. Н.) и грамматических форм". В качестве примеров подобных чередований приводятся, в частности, чередования фонем в таких словах: русские другдружитьдружбадружок, князь – княгинякняжить, дик – дичь, сухсушь, английские advice (совет) – advise (советовать) и другие подобные.

Грамматические чередования звуков обычно используются в качестве дополнительных средств выражения грамматических значений, сопровождающих другие, морфемные грамматические средства (префиксы, суффиксы, флексии и др.), что видно из приводившихся выше примеров. В то же время в разных языках довольно часто используются такие грамматические чередования, которые служат единственным средством различения грамматических значений (ср., например: русские подбегать – подбежать, убегатьубежать, разбегатьсяразбежаться, смолкатьсмолчать, умолкать – умолчать, посылать – послать, собирать – собрать•, немецкие wachsen fvasen j (мыть, стирать) – wuchsen [vusen] (мыли, стирали), Bruder [bruder] (брат) – Binder [br'u'dcr] (братья), Vogel [fogel"] (птица) – Vogel [f'o'gel"] (птицы); английские goose [gu:s] (гусь) – geese [gi:s] (гуси), foot [fut] (нога) – feet [fi:t] (ноги); литовские braidau [braidau] (брожу) – braidziau [braidz'au] (бродил), statau [statau] (ставлю, строю) – staciau [stac'au] (ставил, строил), jus [ju:s] (вы) – jus [jus] (вас – винительный падеж множественного числа).

Итак, среди грамматических (морфологических) чередований различаются чередования звуков (фонем) как единственное средство выражения грамматических значений и как средство дополнительное, вспомогательное, сопровождающее другие, морфемные грамматические средства.

 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ     След >