Вопрос о границах слова

§ 109. Как видно из данного выше объяснения понятия слова, или лексемы, эта единица языка по ряду признаков сближается с другими единицами, прежде всего с морфемой и словосочетанием или, шире, сочетанием слов. Не всегда достаточно отчетливо представляются различия между лексемой и отдельными ее лексами – словоформами, вариантами слова. Для более полного представления о слове как важнейшей, основной единице языка очень важным является решение вопроса о границах слова, об отграничении слова от других единиц языка.

Рассмотрению этого вопроса посвящен ряд специальных исследований. В отдельных разделах и параграфах многих других работ этот вопрос также затрагивается.

В вопросе о границах слова обычно различаются две сложные проблемы: а) проблема отдельности слова, т.е. отграничения слова от смежных по сложности единиц – морфемы и словосочетания, и б) проблема тождества слова, т.е. разграничения слова и возможных его видоизменений, лексемы и различных ее лексов – словоформ, вариантов слова. Многие конкретные вопросы, связанные с названными проблемами, в языкознании не получили однозначного ответа, остаются спорными, дискуссионными.

§ 110. Проблема отдельности слова, как было отмечено выше, заключается в определении границ между словом и морфемой, с одной стороны, и между словом и сочетанием слов – с другой.

По словам А. И. Смирницкого, "проблема отдельности слова расчленяется на два отдельных вопроса: а) вопрос выделимости слова, представляющий собой вместе с тем и вопрос о различии между словом и частью слова (компонентом сложного слова, основой, суффиксом и пр.); и б) вопрос о различии между словом и словосочетанием".

В определении границ между словом и частью слова, морфемой спорным является вопрос о морфемном или лексемном статусе так называемых вспомогательных слов в составе аналитических (сложных, составных) грамматических форм, например, русское буду, немецкое werde в аналитических формах будущего времени глагола, бы в формах сослагательного наклонения, более в формах сравнительной степени прилагательного или наречия и т.п. Такие единицы формально напоминают слова, лексемы, а по выполняемой функции представляют собой отдельные части слов, точнее, определенных грамматических форм слов, т.е. обнаруживают сходство с морфемами. В языках, в которых имеются артикли, послелоги, они занимают аналогичное положение (подробнее об этом см. в § 84, 188).

Неоднозначно оцениваются в этом плане так называемые отделяемые (отделимые) глагольные префиксы типа немецкого auf-, которые в одних случаях употребляются в препозиции по отношению к основе глагола, т.е. ведут себя как обычные префиксы (ср. инфинитив aufstehen – "встать", "вставать", настоящее время aufstehe – "встаю"), в других – переносятся в постпозицию и могут быть отделены от основы другими словами, т.е. уподобляются лексическим единицам, лексемам (ср.: Ich stehe auf – "Я встаю", Stehen Sie auf– "Вы вставайте", Ich stehe friih auf – "Я встаю рано"). В современном языкознании подобные элементы обычно квалифицируются как префиксальные морфемы. Иногда они рассматриваются как префиксоиды, или полупрефиксы. Некоторые лингвисты считают их самостоятельными словами, наречиями, а содержащие их глагольные образования – стойкими фразеологическими словосочетаниями. В русском языке аналогичное явление представляют элементы ни-, не-, кое- в составе отрицательных и неопределенных местоимений типа никто, ничто, кое-какой; в косвенных падежах они могут быть отделены от производящих относительных местоимений предлогами (ср.: ни к кому, не о чем, кое с каким и т.п.). В последнем случае такие начальные элементы рассматриваются либо как префиксы, либо как служебные слова, частицы, о чем говорилось выше, в § 92.

Не менее сложным представляется и другой вопрос, а именно, вопрос о словарном, или лексемном, статусе конструкций типа более красивый, буду читать, писал бы, пи к кому, stehe auf и т.д., т.е. вопрос о разграничении слов и сочетаний разных слов, или словосочетаний.

Практически слово и сочетание разных слов нередко разграничиваются по пробелам в речевом потоке, т.е. на основании фонетического критерия, суть которого заключается в том, что слово в потоке речи выделяется паузами, словом считается отрезок речи, произносимый с паузами до и после него. Это значит, что словосочетания делятся (или, точнее, допускают деление) паузами на определенные части, т.е. слова́, в то время как внутри слова паузы отсутствуют. Данный критерий разграничения слов и словосочетаний нельзя считать надежным, он носит весьма условный характер. Паузы между словами в потоке речи обнаруживаются далеко не всегда. При быстром темпе речи они, как правило, отсутствуют. Служебные слова, особенно те из них, которые представлены согласными звуками (например, русские предлоги в, к, с), всегда произносятся слитно со знаменательными словами, к которым они относятся.

В фонетическом аспекте многие слова отличаются от сочетаний слов тем, что могут иметь только одно основное словесное ударение, т.е. характеризуются одноударенностью, или недвуударенностью (акцентный критерий, называемый также акцентологическим, фонетико-акцентологическим). Этот критерий тоже не является универсальным. Как отмечалось выше, при определении понятия слова, по указанному признаку слова отличаются от сочетаний слов (фразеологизмов и свободных сочетаний), включающих не менее двух знаменательных слов. В то же время по этому признаку слова́ не отличаются от предложно-падежных и иных конструкций, содержащих только одно знаменательное слово, имеющее словесное ударение, о которых говорилось выше. В таких конструкциях служебные слова в потоке речи сливаются со словами знаменательными, образуя вместе с ними так называемые фонетические, или акцентные, слова.

На письме слова отличаются от словосочетаний тем, что отделяются друг от друга пробелами, или интервалами (так называемый графический критерий). Согласно этому критерию словом признается "последовательность знаков (точнее, звуков. – В. Н.), ограниченная пробелом". Данный критерий, так же как и рассмотренные выше, не отражает действительного соотношения слова и сочетания слов, что объясняется условностью орфографии. Условный характер носит, например, слитное и раздельное написание в случаях типа налицо и на глазок, навытяжку и на побегушках. Можно привести случаи, когда тождественные по значению единицы неодинаково отражаются в орфографии разных языков. Так, например, в русском языке глагольная морфема -ся (-сь), восходящая к форме винительного падежа единственного числа возвратного местоимения, пишется слитно с глаголом (и, в соответствии с этим, рассматривается как часть слова, морфема), а в польском аналогичная единица sie с глаголом пишется раздельно (и, соответственно, квалифицируется как самостоятельное слово, возвратное место- имение); в русском языке частица не с глаголом пишется раздельно, в литовском соотносительная с ней единица пе на письме сливается с глаголом. Полуслитное написание (написание через дефис) в русском языке принято для сложных (составных, сложносоставных) слов типа диван-кровать, плащ-палатка, черно-бурый и т.п. и для сочетаний существительных с приложениями типа мать-старуха, студент-отличник, художник-самоучка и т.д. Сказанное можно подытожить следующими словами В. А. Никонова: "Слитность или раздельность подчас различна лишь в написании и зависит от переменчивых капризов орфографии, не всегда разумной. Канцелярский произвол решает, быть ли населенному пункту Новой Каховкой, Ново-Каховкой или Новокаховкой".

Как отмечалось выше, при определении понятия слова, одним из существенных отличительных признаков последнего является лексическая непроницаемость, т.е. невозможность помещения внутрь слова других лексических единиц (структурный критерий разграничения слова и сочетания слов, или критерий структурной цельности слова). По этому признаку, т.е. на основании структурного критерия, словами (не сочетаниями слов) считаются упоминавшиеся выше и другие подобные им составные наречия, модальные слова, предлоги, союзы, которые по другим критериям относятся к сочетаниям разных слов.

Обращалось также внимание на то, что, по мнению некоторых ученых, сложные (составные, сложносоставные) слова, в отличие от сочетаний разных слов (словосочетаний), характеризуются морфологической цельнооформленностью, т.е. морфологически изменяются только в одном из компонентов сложения (морфологический критерий). По словам А. И. Смирницкого, "в отличие от словосочетания слово может быть характеризовано как обладающее цельнооформленностью... В отличие от слов как цельно- оформленных образований словосочетания могут быть определены как образования раздельнооформленные". Данный критерий не распространяется на морфологически неизменяемые слова, в частности, на слова служебные, которые "вообще не обладают морфологической оформленностью, характерной для большинства знаменательных слов". К тому же, в некоторых языках, например, во французском, отдельное морфологическое оформление могут получить разные части сложного слова; ср. также русские образования типа диван-кровать, родительный падеж дивана-кровати, которые по целому ряду признаков относятся к словам (не сочетаниям слов).

§111. Проблема тождества слова, как уже отмечалось, предполагает решение вопросов, связанных с разграничением слова, или лексемы, и всевозможных его видоизменений, или лексов. К данной проблеме относятся вопросы разграничения слов и их грамматических форм, с одной стороны, и слов и их семантических (лексико-семантических) вариантов – с другой.

По определению В. Г. Гака, "проблема тождества С. (т.е. слова. – В. II.) включает два аспекта: а) вопрос о принадлежности разных грамматич. форм одному С.... и, в связи с этим, определение критериев отграничения словоизменения от словообразования.:, б) вопрос о принадлежности разных употреблений одного звукового комплекса одному С. и, в связи с этим, определение критериев отграничения полисемии и омонимии".

Много спорного, дискуссионного в разграничении слов и грамматических (морфологических) форм слов. Это относится, например, к причастиям (грамматические формы глагола, отглагольные прилагательные или слова особой части речи), деепричастиям (грамматические формы глагола или наречия), видовым, залоговым формам (грамматические формы глагола или самостоятельные слова), порядковым словам типа пятый, сороковой, трехтысячный (имена числительные или отчислительные прилагательные), формам сравнительной степени прилагательных (адъективные грамматические формы или слова особой части речи, называемой иногда компаративом), формам числа существительных и др.

Некоторые лингвисты склонны рассматривать в качестве отдельного слова любую форму грамматически изменяемого слова. Другие ученые, наоборот, формами слов называют аффиксальные образования, которые обычно рассматриваются как самостоятельные производные слова.

До настоящего времени спорным остается вопрос о статусе так называемых супплетивных образований, или супплетивов, типа человеклюди, хорошийлучше, я – меня, говоритьсказать и т.п., которые принято считать разными грамматическими формами слов, хотя некоторыми лингвистами рассматриваются как разные, самостоятельные слова (подробнее об этом см. в § 195).

Не менее сложным представляется вопрос о разграничении слов и их семантических (лексико-семантических) вариантов.

Некоторые лингвисты считают разными словами все возможные семантические видоизменения любого слова, все его лексико-семантические варианты.

По утверждению А. А. Потебни, например, "малейшее изменение в значении слова делает его другим словом".

Такой подход к определению границ слова представляется неприемлемым по разным соображениям. При таком понимании слова утрачиваются системные связи между лексическими единицами языка. Как отмечал П. С. Кузнецов, "теряется, ускользает от нас всякая связь между различными значениями одного слова, теряется всякая связь между прямым и переносным значением данного слова, если мы вслед за Погебней каждое новое значение будем рассматривать как новое слово". При этом становится практически невозможным лексикографическое описание словарного состава языка, на что, в частности, обращает внимание Д. Н. Шмелев: "Мысль А. А. Потебни о том, что “малейшее изменение в значении слова делает его другим словом”, противоречит как “языковому чутью” носителей языка, так и лексикография, практике".

В современном языкознании нет единства мнений по вопросу о разграничении слов и некоторых видов их формальных вариантов. В частности, мнения лингвистов расходятся в вопросе о словесном статусе парных образований с полногласными и неполногласными звукосочетаниями типа берегбрег, золотозлато, седовласый – седоволосый. Одни лингвисты считают их вариатами определенных слов (О. С. Ахманова, К. А. Левковская, Р. М. Цейтлин, Ф. П. Филин, В. В. Лопатин, В. В. Иванов, В. Н. Прохорова и др.), другие – самостоятельными словами, синонимами или дублетами (В. В. Виноградов, И. С. Ильинская, А. В. Калинин, Г. П. Князькова, Р. П. Рогожникова, С. М. Соколов, И. С. Улуханов, Е. П. Ходакова и др.). Последняя точка зрения иногда объясняется тем, что рассматриваемые образования различаются по происхождению: формы с полногласными звукосочетаниями являются исконно русскими, формы с неполногласными сочетаниями представляют собой заимствования из старославянского языка.

Аналогичным образом в лингвистической литературе характеризуются параллельные однокоренные образования с синонимичными аффиксами типа варка – варенье, волчихаволчица, взгорокпригорок, апельсинныйапельсиновый, идиоматичныйидиоматический, невинный – безвинный, напроказитьнапроказничать, прямикомнапрямик и другими подобными, которые рассматриваются то как разные слова, однокоренные синонимы, или дублеты, то как разные варианты соответствующих слов, называемые словообразовательными вариантами.

Тоже самое можно сказать о сложных словах, допускающих разный порядок расположения компонентов: блюдолиз – лизоблюд, зубоскалскалозуб, любомудрмудролюб, префиксально-суффиксальныйсуффиксально-префиксальный, префиксально-сложныйсложно-префиксальный, сложно- суффиксальныйсуффиксально-сложный, префиксально- сложно-суффиксальныйсложно-префиксально-суффиксальныйсложно-суффиксально-префиксальный и т.п. Одни лингвисты квалифицируют такие образования как разные самостоятельные слова, другие склонны рассматривать их как варианты слов. Более подробно вопрос о границах слова рассматривается в первом издании учебника.

 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ     След >