Формы существования языка (собственно язык и речь)

§ 240. Проблема разграничения языка (собственно языка) и речи привлекала внимание ученых лингвистов с начата XIX в. Ею занимались такие известные ученые, как В. фон Гумбольдт, Ф. де Соссюр, А. А. Потебня, Ф. Ф. Фортунатов, Л. В. Щерба и многие другие.

Основное различие между рассматриваемыми явлениями состоит в том, что язык представляет собой "реально существующую знаковую систему, используемую в некром социуме, в нек-рое время и в нек-ром пространстве", т.е. своего рода код, а речь – это "воплощение, реализация языка (кода), который обнаруживает себя в Р. (т.е. в речи. – В. Н.) и только через нее выполняет свое коммуникативное назначение".

Термин "речь", так же как и термин "язык", неоднозначен. Под речью понимается, прежде всего, процесс говорения, или, по определению Н. Д. Арутюновой, "конкретное говорение, протекающее во времени и облеченное в звуковую... или письменную форму". Иными словами, речь – это "деятельность говорящего, применяющего язык для взаимодействия с другими членами данного языкового коллектива; употребление (использование) разнообразных средств языка для передачи сложного содержания". Речь в данном значении называется еще речевой деятельностью, под которой понимается как устная, так и письменная речь. В данное понятие иногда включается также так называемая "внутренняя речь", т.е. мышление, осуществляемое "про себя". Кроме того, речью называется конкретный результат процесса говорения, или речевой деятельности, т.е. "речевые произведения, фиксируемые памятью или письмом". Еще Платон, известный античный ученый, называл речью "поток... звуков, идущий из души через уста".

Итак, различаются два основных значения термина "речь": процесс говорения, речевая деятельность, осуществляемая в устной (звуковой) или письменной форме, и результат этой деятельности в виде речевых произведений. В связи с этим некоторые ученые (в частности, В. фон Гумбольдт, Л. В. Щерба и др.) говорят о трех аспектах языка. Л. В. Щерба, например, различал в языке следующие аспекты: просто язык, или языковую систему, куда включались словарь и грамматика языка; речевую деятельность, т.е. процессы говорения и понимания, осуществляемые психофизиологическими механизмами человека; языковой материал, т.е. речевые произведения, или "языковые величины", которые "в непосредственном опыте нам вовсе не даны, а могут выводиться нами лишь из процессов говорения и понимания".

Собственно языку, или языковой системе, обычно противопоставляется речь в последнем значении, т.е. речевые произведения как результат процесса говорения, речевой деятельности. Иначе говоря, под речью понимается языковая система в действии, т.е. система языковых единиц, языковых средств, конкретно применяемая говорящими для выражения определенного содержания; собственно языком называется та же языковая система в отвлечении от конкретного применения.

Эта мысль четко сформулирована в работах Б. Н. Головина: "Введением в науку термина "речь" признается тот очевидный факт, что общее (язык) и частное (речь) едины и вместе с тем различны. Средства общения, взятые в отвлечении от какого бы то ни было конкретного их применения, мы называем языком. Те же самые средства общения, конкретно примененные, т.е. вступившие в связь с конкретным содержанием (мыслями, чувствами, настроениями человека), мы называем речью. Средства общения в возможности (потенции) – язык. Те же средства в действии (реализации) – речь. Общее (язык) выражается и осуществляется в частном (речь). Отдельное, частное (речь) – это одна из многих конкретных форм общего (языка)".

Ю. С. Маслов удачно иллюстрирует соотношение языка и речи конкретными фактами из области грамматики и лексики: "Язык и речь нужно различать так же, как мы различаем правило грамматики и примеры на это правило, или слово в словаре и бесчисленные случаи употребления этого слова в разных текстах, с разными оттенками значения".

Понятие речи (как результата речевой деятельности) иногда противопоставляется понятию текста. Под текстом (в отличие от речи) понимается последовательность речевых единиц (высказываний, абзацев, разделов и т.д.), объединенная смысловой связью, или "объединенная смысловой связью последовательность языковых единиц, основными свойствами к-рой является связность и цельность". Однако, как представляется, речи (в рассматриваемом значении данного термина) также свойственны названные признаки, т.е. "связность и цельность", в ней языковые единицы тоже "объединяются смысловой связью". Таким образом, разница между понятиями речи и текста весьма относительна, принципиальные различия между ними отсутствуют. Неслучайно по отношению к речи (равно как и к тексту) в специальной литературе используются такие выражения, как "речевой материал", "речевое произведение". Термины "речь" и "текст" нередко используются однозначно как абсолютные синонимы, обозначаемые этими терминами понятия в лингвистической литературе иногда отождествляются, подменяются одно другим.

Говоря о соотношении языка как системы языковых единиц, средств общения, и речи, речевых произведений, необходимо отметить, что одни ученые рассматривают язык и речь как разные явления, противопоставляют их друг другу, а другие, наоборот, говорят о единстве языка и речи, определяя их как разные стороны, разные аспекты одного и того же явления. По этому вопросу более убедительной представляется вторая точка зрения, согласно которой язык и речь представляют собой разные аспекты одного и того же явления.

§ 241. Различия между собственно языком и речью проявляются, прежде всего, в том, что речь по природе своей материальна, воспринимается чувственно, обычно на слух или зрительно, в то время как язык (языковая система) носит абстрактный характер, "включает в себя абстрактные аналоги единиц Р. (т.е. речи. – В. Н.), образуемые их различительными и общими (интегральными) признаками".

Существенные различия между языком как системой единиц общения и речью обнаруживаются в характере используемых в них единиц. Это различие часто объясняется следующим образом: единицами языка считаются такие, которые хранятся в памяти говорящих и в процессе говорения воспроизводятся, повторяются в готовом виде, а единицами речи – такие, которые в процессе общения создаются говорящими, производятся путем сочетания, комбинирования готовых языковых единиц, хранящихся в памяти говорящих. На этом основании к единицам языка (собственно языка) обычно относятся фонемы, морфемы и слова, а также устойчивые словосочетания, важнейшим признаком которых является "воспроизводимость в готовом виде". Некоторые лингвисты, например, А. И. Смирницкий, к единицам языка относят грамматические формы слов ("формы употребления слов в предложении") – наряду со словами и устойчивыми словосочетаниями. К единицам речи в таком случае относятся свободные словосочетания и предложения, главная особенность которых "состоит в том, что они являются результатом свободного комбинирования единиц языка".

Примечание. При разграничении единиц языка и единиц речи по сформулированному выше принципу обращается внимание на то, что повторяться в готовом виде, воспроизводиться могут и некоторые единицы речи, определенные речевые произведения, например, стихотворения при декламировании, пьесы в театральных постановках, формулировки математических теорем, физических законов, юридических положений и другие, однако эти последние, в отличие от собственно речевых единиц, повторяются либо в силу стечения обстоятельств, либо нарочито.

Представляемые таким образом различия между единицами языка и единицами речи весьма относительны, во многом условны. По всей вероятности, в речевом процессе создаются, производятся на базе хранящихся в памяти языковых единиц не только свободные словосочетания и предложения, но и многие производные слова, прежде всего окказиональные образования, которые особенно часто употребляются в художественной речи. В качестве примеров можно привести многочисленные прилагательные с суффиксом -uj- (-у-), несвойственные современному русскому литературному языку (отсутствующие в нормативных словарях современного русского литературного языка), но довольно часто употребляющиеся в поэтической речи: аврорий, атаманий, аулий, бонопартий, волгодоний, великанш, девий, зверий, индючий, карличий, ковылий, кочевничий, крабий, кукуший, куличий, ласточий, лошадий, людоежий, мадоний, морковий, перпий, овражий, Океании, партизаний, пассажирий, пичужий, сороконожий, турий и др. Очевидно, то же самое можно сказать о грамматических формах слов, точнее – о словоформах, многие из которых, по-видимому, не воспроизводятся, а образуются в процессе речи (особенно при недостаточном владении языком, например, при изучении иностранных языков). Высказывается, в частности, такое предположение: "Очевидно, что многие словоформы... хранятся в человеческом мозгу в готовом виде, хотя наряду с этим могут быть и синтезированы".

О том, что грамматические формы слов могут производиться, образовываться в процессе поэтического творчества, т.е. быть единицами речи (не собственно языка), наглядно свидетельствуют такие строки из стихотворения В. Маяковского "Разговор с фининспектором о поэзии":

Разграничение собственно языковых и речевых единиц в зависимости от способности или неспособности воспроизводиться в процессе общения представляется недостаточно обоснованным. С точки зрения рассмотренной выше концепции, согласно которой язык и речь представляют собой две стороны, два аспекта одного и того же явления, одни и те же единицы должны относиться и к языку, и к речи. На это, в частности, обращает внимание Т. П. Ломтев: "Все лингвистические единицы являются единицами языка и речи: одной стороной они обращены к языку, другой – к речи". В языковой системе они носят обобщенный, абстрактный характер, в речи же приобретают конкретное материальное (звуковое) выражение. Так, гласная фонема русского языка, обозначаемая на письме буквой "о", в речи может выступать в виде разных конкретных звуков, по-разному произноситься в зависимости от фонетических условий употребления (от места в слове по отношению к ударному слогу, к началу слова и др.), например в разных слогах прилагательного дорогой, существительного огород и т.п. Префиксальная морфема, которую условно можно обозначить звукосочетанием "воз-", в разных случаях употребления в речи, в сочетании с разными корневыми морфемами, может различаться по звуковому составу (ср., например: воз-наградить, вос-полнить, взо-рвать, возо-мнить, вз-рыхлить, вс-кипеть. Морфологически изменяемые слова (лексемы), представленные в системе языка как совокупности грамматических форм и разных значений, в разных случаях употребления в речи выступают в виде отдельных конкретных словоформ с тем или иным значением. Примерно то же самое можно сказать и о других, более сложных единицах, таких, как словосочетания, предложения.

В языке они представлены в виде абстрактных схем, моделей, которые в речи заполняются конкретными словоформами (об этом подробно говорилось в главе 2).

Количество единиц в разных конкретных языках (в языковых системах) так или иначе ограничено, хотя в процессе их развития постоянно изменяется: по мере необходимости возникают новые единицы, а некоторые из существующих единиц постепенно выходят из употребления. Языковые единицы с большей или меньшей полнотой учитываются и описываются в специальной научной и учебной литературе, в словарях, справочниках и т.д. Количество соотносительных с ними единиц речи фактически не ограничено, учет и исчерпывающее их описание практически невозможно. Это относится, прежде всего, к таким единицам, как словосочетания и предложения, которые свободно образуются в речи путем комбинирования разных слов, словоформ.

 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ     След >