Основные разновидности языка, связанные с внутренним членением языкового коллектива

§ 242. Язык как основное, важнейшее средство человеческого общения носит общенародный характер, является достоянием всех говорящих на данном языке людей. В то же время не все говорящие используют язык, его коммуникативные средство одинаково. Различия в использовании языковых средств разными людьми или разными группами людей, говорящих на том или ином языке, во многом зависят от социальных, профессиональных, возрастных особенностей говорящих, их культурного, образовательного уровня и т.д. Таким образом, один и тот же язык может выступать в разных видоизменениях, или разновидностях. Основными, важнейшими разновидностями языка, связанными с различиями среди говорящих на нем людей, или с внутренним членением языкового коллектива, являются следующие: литературный язык, просторечие и диалекты.

§ 243. Литературный язык в современном языкознании определяется как "образцовый, нормализованный язык, нормы которого воспринимаются как “правильные” и общеобязательные и который противопоставляется диалектам и просторечию", или как "форма общенародного языка, понимаемая говорящими на том или ином языке как образцовая", "обработанная форма общенародного языка, обладающая в большей или меньшей степени письменно закрепленными нормами", "высшая форма национального языка, признак национальной самостоятельности, носитель и посредник культуры и цивилизации". Предлагаются также другие определения данного понятия.

Приведенные определения в совокупности дают достаточно полное представление о понятии "литературный язык", в них называются и в какой-то степени объясняются основные, важнейшие признаки литературного языка, по которым он отличается от просторечия, диалектов и других разновидностей общенародного языка.

Важнейшим отличительным признаком литературного языка является нормированность, соответствие языковых средств и правил их употребления общепринятым языковым нормам. Под языковыми (литературными) нормами понимаются, прежде всего, орфоэпические, грамматические и иные правила использования в речи языковых средств, принятые в общественно-речевой практике образованных людей, "общественное установление, регламентирующее использование языковых средств в процессе речевого общения". Норма предполагает использование в речи единственно возможных языковых единиц или выбор предпочтительных вариантов соответствующих языковых средств: слов, словоформ, синтаксических конструкций и др. По словам К. С. Горбачевича, именно норма "является тем объединяющим и цементирующим звеном в сложной структуре литературного языка, которая придает ему характер упорядоченности, избирательности и общеобязательности".

Спорным является вопрос о том, могут ли считаться литературными языки, не имеющие письменности. Многие лингвисты утверждают, что литературные языки возможны только при наличии письменности. Более того, некоторые языковеды (например, Ю. А. Бельчиков) такой признак литературного языка, как письменная фиксация, возможность использования в письменном виде, рассматривают в качестве важнейшего, указывают на первом месте. Другие ученые допускают возможность существования бесписьменных литературных языков, полагая, что к литературным языкам ранней поры могут быть отнесены, например, язык устной поэзии и некоторые другие.

Литературный язык, будучи объединенным едиными языковыми нормами, является средством общения для всего исторически сложившегося коллектива людей, говорящих на данном языке. При этом он обслуживает все стороны жизни людей: их повседневную жизнь, быт, разные сферы деятельности (производство, науку, культуру, литературу, образование, сферу массовой информации, управленческую деятельность и др.).

§ 244. Некоторые литературные языки в силу известных исторических условий получили распространение на территориях других государств, стали государственными языками проживающих в них народов, национальностей. Например, английский язык используется в качестве государственного языка в США, немецкий – в Австрии и Швейцарии, испанский – в странах Латинской Америки (в Аргентине, Мексике, Чили, на Кубе), португальский – в Бразилии, французский – в Бельгии. С распространением на территории других государств эти языки приобретают свои специфические особенности в области фонетики, лексики, грамматики и начинают восприниматься как особые разновидности соответствующих национальных литературных языков. В современном языкознании такие разновидности литературных языков принято называть вариантами, или национальными вариантами, соответствующих языков.

Различия между вариантами (национальными вариантами) литературных языков наиболее ярко проявляются в лексике. Варианты того или иного литературного языка обычно отличаются друг от друга тем, что в них одно и то же понятие или явление может обозначаться разными словами. Так, в британском и американском вариантах английского языка по-разному называются, например, багаж, метро, железная дорога. Бельгийский вариант французского языка характеризуется сохранением значительного количества архаизмов, утраченных в собственно французском варианте, использованием большого числа диалектизмов, образованием новых лексических единиц, отражающих процесс развития национальных особенностей бельгийского народа и национальной государственности.

§ 245. Просторечие представляет собой разновидность общенародного языка, которая находится на периферии литературного языка или же, как считают некоторые ученые, занимает промежуточное положение между литературным языком и диалектами. Иногда просторечие рассматривается как "одна из форм национального языка", или как один из "стилей литературной речи с присущим ему кругом особых форм, воспринимаемых на фоне других (книжных) стилей". От литературного языка (литературной речи) просторечие отличается тем, что используется "только при неофициальном общении", "составляет устную некодифицированную сферу общенациональной речевой коммуникации – народно-разговорный язык", характеризуется "яркой экспрессивной окраской “сниженности”, грубоватости, фамильярности". От диалектов просторечие отличается тем, что понятно всем членам данного языкового коллектива, представляет собой "общепонятную для носителей нац. языка речь".

В просторечии представлены языковые единицы разных уровней, которые используются в разговорной речи и в художественной литературе "как средство социально-речевой характеристики персонажей, для “сниженной” в экспрессивном плане характеристики лиц, предметов, событий".

Особенно широко используются в просторечии специфические единицы лексического уровня языка. В русском языке к просторечной лексике относятся такие слова и выражения, как, например: башка, дохлятина, забулдыга, лоботряс, морда, образина, пузо, рожа, замызганный, муторный, нахрапистый, втемяшиться, выпендриваться, драпать, дрыхнуть, дубасить, жрать, ложить, облапошить, окочуриться, оттяпать, рехнуться, смотаться, смыться, схапать, угробить, шарахнуть; мне без разницы, ему до лампочки. Многие просторечные слова представляют собой производные образования, соотносительные с однокоренными общеупотребительными литературными словами, например: ихний (ср. их), каковский (ср. какой), помереть (ср. умереть), пройтиться (ср. пройтись), беспременно (ср. непременно), вовнутрь (ср. внутрь), завсегда (ср. всегда), напополам (ср. пополам), отродясь (ср. отроду).

Многие просторечные элементы отличаются от литературных эквивалентов фонетическим (фонематическим, акцентным) или грамматическим (морфологическим) оформлением, т.е. представляют собой фонематические, акцентные или морфологические варианты соответствующих литературных слов или отдельных словоформ, например: тролебус (ср. троллейбус), сосредотачивать (ср. сосредоточивать), уполномочивать (ср. уполномочивать), здеся (ср. здесь), опосля (ср. после), скрось (ср. сквозь), туды (ср. туда)-, доку́мент (ср. докуме́нт), мага́зин (ср. магази́н), мо́лодежь (ср. молодёжь), по́ртфель (ср. портфе́ль), про́цент (ср. проце́нт), свекла́ (ср. свёкла), средства́ (ср. сре́дства), хозяева́ (ср. хозя́ева), упроче́ние (ср. упро́чение), ходата́йство (ср. хода́тайство), ходата́йствовать (ср. хода́тайствовать), инженера́ (ср. инжене́ры), офицера́ (ср. офице́ры), редактора́ (ср. реда́кторы); делов (ср. дел), мостов (ср. мест), сапагов (ср. сапог), брою (ср. брею), хочут (ср. хотят), захочем (ср. захотим).

Нередко в качестве просторечных выступают не слова (лексемы) или словоформы, а отдельные лексико-семантические варианты общеупотребительных литературных слов, например: баба – в значении "женщина" или "замужняя женщина", крайний – в значении "последний (в очереди)", зашиться – в значении "не успеть что-либо сделать вовремя, к сроку", рубать – в значении "есть много, энергично, с аппетитом", обратно – в значении "опять".

В рамках просторечия как особой разновидности общенародного языка иногда различается литературное просторечие, использующее языковые средства, допускаемые "в художественной литературе и разговорной речи для создания непринужденного (иногда грубоватого) колорита повествования", и просторечие внелитературное, отражающее "те явления, которые не входят в литературный язык, принадлежат ненормированной речи". Последнее представляет собой "язык той части населения, прежде всего городского, которая еще недостаточно овладела литературными языковыми нормами".

Примечание. Термин "просторечие" в современном языкознании часто употребляется и в другом значении; им обозначаются характерные для данной разновидности речи языковые средства, речевые факты, используемые для сниженной, грубоватой характеристики предмета речи.

§ 246. Литературному языку и просторечию противопоставляются диалекты (от греч. dialektos – "разговор, говор, наречие"). "Под диалектом имеется в виду разновидность языка, являющаяся орудием общения более или менее ограниченного коллектива, представители которого находятся в непосредственном взаимообщении, и потому характеризующаяся относительным единством языковой системы". В терминологических словарях при определении понятия диалекта подчеркивается, кроме того, что диалекты служат средством общения людей, связанных тесной территориальной, социальной и (или) профессиональной общностью.

Данное выше объяснение понятия диалекта (в широком смысле) предполагает наличие в рамках общенародного языка территориальных диалектов и диалектов социальных, профессиональных. При этом термин "диалект" нередко употребляется в более узком значении – для обозначения диалекта территориального.

§ 247. Территориальный диалект может быть определен как "диалект, распространенный в определенной местности", а точнее – как диалект, который "распространен на сравнительно ограниченной территории и служит на ней для повседневных бытовых и производственных нужд местного населения, по преимуществу крестьянства", или как "разновидность языка, к-рая характеризуется относительным единством системы (фонетической, грамматической, лексической) и используется как средство непосредственного общения в коллективе, находящемся на определенной ограниченной территории".

Наряду с термином "диалект" в данном его значении употребляются также термины "говор" и "наречие". Говорами называются территориальные разновидности языка, используемые в общении относительно небольших территориально связанных коллективов людей (ср.: говор села, деревни, района). Наречия представляют собой крупные объединения разных говоров, характеризующиеся наличием общих диалектных особенностей (ср. севернорусское, южнорусское наречие). Таким образом, диалект можно рассматривать как понятие родовое по отношению к говорам и наречиям.

Характерной особенностью территориальных диалектов, по сравнению с литературным языком, является то, что они используются только в устной форме (о формах речи см. ниже), в речи сельского населения, главным образом представителей старшего поколения. Диалектная речь используется также в произведениях устного народного творчества, тексты которых часто распространяются в письменном виде (публикуются в специальной филологической литературе). Наиболее распространенные диалектные особенности находят известное отражение в письменных текстах художественной литературы, где используются для характеристики речи героев художественных произведений. Поскольку территориальные диалекты распространены только (или преимущественно) в крестьянской среде, их можно рассматривать как явление не только территориальное, но и социальное.

В языках различается неодинаковое количество территориальных диалектов, или наречий, которые по-разному соотносятся друг с другом и с литературным языком. В русском языке, например, выделяется два основных диалекта, или наречия: севернорусское (северновеликорусское) и южнорусское (южновеликорусское), территории которых разделены узкой полосой среднерусских (средневеликорусских) говоров, образующих переход между двумя указанными основными наречиями (эта полоса тянется с северо- запада на юго-восток, проходя через Псков, Тверь, Москву, Пензу, Саратов и т.д.). На территории распространения польского языка обычно различаются пять основных диалектных групп: великопольская, малопольская, силезская, мазовецкая и кашубская. В немецком языке в качестве основных различаются три диалектные группы: нижненемецкая, средненемецкая и южнонемецкая группы, каждая из которых подразделяется на западную и восточную подгруппы. В литовском языке существуют два основных диалекта – жемайтский и аукштайтский, каждый из которых представляет собой довольно пеструю гамму говоров; жемайтский диалект распространен на северо-западной части территории республики, аукштайтский – на юго-восточной части.

Существующие языки заметно различаются по степени близости выделяющихся в них территориальных диалектов. В русском и в ряде других славянских языков диалектные различия относительно незначительны и, в основном, не препятствуют взаимопониманию представителей разных диалектов, хотя иногда эти различия весьма существенны. Так, в русском языке, несмотря на огромную территорию его распространения, диалектные различия относительно слабы, в то время как в польском они гораздо заметнее. Один из польских диалектов (кашубский) по своим языковым особенностям настолько выделяется среди других диалектов и отличается от литературной его разновидности, что некоторые ученые рассматривают его как отдельный самостоятельный язык. Слабо различаются диалекты тюркских языков. Почти полностью нивелированы диалектные различия в английском языке. Довольно заметны они в таких языках, как испанский, итальянский, немецкий, литовский, китайский, хинди (один из индийских языков). Общение говорящих на разных диалектах этих языков в разной мере затруднено, а в ряде случаев даже невозможно.

Территориальные диалекты, как уже отмечалось при определении данного понятия, характеризуются специфическими языковыми особенностями, относящимися к разным уровням языка. Так, в русском языке севернорусский диалект отличается от южнорусского и от литературного языка оканьем (т.е. отчетливым различением безударных гласных а и о), цоканьем и чоканьем (т.е. неразличением, смешением согласных ц и ч), совпадением форм творительного падежа множественного числа существительных и других склоняемых слов с формами дательного падежа (ср. за грибам, с длинным волосам), употреблением особых синтаксических конструкций (например: им бумага надо, никто его тронет), наличием большого количества специфических севернорусских слов (например: кочет – "петух", векша – "белка", баской – "хороший", орать – "пахать") и др.; южнорусский диалект характеризуется такими особенностями, как произношение фрикативного согласного г, употребление форм родительного и винительного надежей личных и возвратного местоимений с окончанием -е {мене, тебе, себе), форм 3-го лица глаголов с конечным мягким согласным (видеть, спить, просють), форм винительного падежа единственного числа существительных 1-го склонения с ударением на окончании {воду́, гору́, ногу́), наличие особых южнорусских слов (например: бирюк – "волк", дежа – "квашня", скородить – "бороновать") и т.д.

В некоторых диалектах польского языка (мазовецком, малопольском), а также в северных говорах силезского диалекта распространено произношение свистящих согласных вместо твердых шипящих ж, ш, ч, дж (в польской графике: z, sz, cz, dz); для великопольского и некоторых других польских диалектов характерно озвончение конечных глухих согласных перед словами, начинающимися гласными или согласными л, м, н, р, й (в польской графике: l, m, п, r, j); в ряде говоров характерные для литературного языка гласные о и е носовые произносятся как соответствующие чистые (без носового оттенка) или как сочетания данных чистых гласных с последующими носовыми согласными м или н (m, n) и т.д.

Каждый территориальный диалект, каждое наречие, каждый говор того или иного языка характеризуется определенными совокупностями диалектных особенностей. При этом разные диалектные особенности имеют свои зоны распространения, границы между которыми обычно не совпадают. Территория, область распространения той или иной диалектной особенности, того или иного конкретного языкового явления, называется ареалом (от лат. area – "площадь, пространство"), а граница между ними – изоглоссой (от греч. isos – "равный, одинаковый" и glossa – "язык, речь"). Поскольку зоны, территории разных диалектных особенностей, или ареалы, различны и границы между ними, или изоглоссы, расходятся, разные диалекты, точнее – зоны их распространения, разделяются не одной какой-либо изоглоссой, а определенными наборами, совокупностями, пучками изоглосс. Это значит, что строгих границ между разными диалектами нет, эти границы расплывчаты.

В настоящее время диалекты разных языков утрачивают свои особенности и сближаются с литературными языками под сильным воздействием школы, печати, радио, телевидения, в результате постоянных контактов сельского населения с городским и т.д. На месте диалектов появляются смешанные, переходные разновидности общенародных языков, совмещающие особенности диалектной речи и кодифицированного литературного языка, которые называются полудиалектами, служащими средством общения среди представителей сельской молодежи, некоторой части городского населения (преимущественно выходцев из села), и др.

§ 248. От территориальных диалектов существенно отличаются диалекты социальные, под которыми понимаются специфические разновидности общенародного языка, служащие средством общения людей ограниченных социальных или профессиональных групп. В отличие от территориальных диалектов они не связаны с определенной территорией и выделяются среди других разновидностей общенародного языка только по словарному составу, сохраняя общепринятые в данном языке фонетические, грамматические и другие особенности.

К социальным диалектам относится, прежде всего, речь людей, занимающихся отхожими промыслами и ремеслами (охотников, рыболовов, гончаров, портных, сапожников, шорников, овчинников, шерстобитов), бродячих торговцев (или офеней), так называемых деклассированных элементов (воров, нищих, бродяг). Речь перечисленных групп людей называется еще социальными арго (франц. argot), условными языками, тайными языками. Основное назначение социальных диалектов – скрыть от окружающих, сделать непонятным для них содержание речи. Лексика таких диалектов включает заимствования из других языков (ср. в русском языке заимствования из новогреческого: кресо – "мясо", хирьга – "рука", мае – "мы"; из шведского: стад – "бог", "икона"; из марийского: пурт – "нож") и измененные разными способами слова собственного языка (ср.: рогатка – "корова", грейка – "печка", темнуха – "ночь", кустра – "сестра", кулото – "золото" и др.). Широко используются также общеупотребительные слова и словосочетания с особыми метафорическими значениями (например: браслет – "наручники", пожар – "арест", царева дача – "тюрьма", запороть медведя – "вскрыть несгораемый шкаф").

К социальным диалектам относятся также разновидности языка, используемые в общении людей отдельных социальных групп, объединенных общностью интересов, привычек, возраста, положения в обществе, профессии, рода занятий и т.п. Такие диалекты часто называются жаргонами (ср. франц. jargon), сленгами (англ. slang). Различаются, например, жаргоны молодежи, студентов, филателистов, военнослужащих, моряков, спортсменов, программистов, русского дворянства и т.д.

 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ     След >