Звукоподражательная теория (гипотеза)

§ 257. Одной из наиболее распространенных в современной пауке теорий, или гипотез, естественного происхождения языка является теория звукоподражания (звукоподражаний), или звукоподражательная теория. В работах некоторых современных ученых эта теория называется также ономатопоэтической (от ономатопея•, греч. onomatopoieia – "производство названий"); этим термином в настоящее время обозначаются звукоподражательные явления в языке, образование слов путем звукоподражания.

Звукоподражательная теория происхождения языка, как и многие другие, возникла в античной философии. Ее зарождение связывают с именами таких древнегреческих философов, как Платон, Демокрит. В VIII в. ее заметно дополнили, усовершенствовали мусульманские филологи в арабском мире (возникает учение Аббада ибн Сулеймана). По-настоящему эта теория развивается в XVII–XIX вв. (немецкие ученые Лейбниц, Гердер, Гумбольдт и др.). Она имеет своих сторонников и в XX в. (швейцарский языковед Ш. Балли, французский лингвист М. Граммон и др.).

Звукоподражательная теория в первоначальном варианте объясняет происхождение языка "врожденной склонностью человека имитировать природные шумы", "естественной человеческой склонностью подражать звукам природы". Согласно этой теории первоначальные слова, язык в целом "представляют собой не что иное, как своеобразное звуковое подражание". Речь идет о таких звуках природы, как журчание воды, ручья, грохот камней, шум ветра, шелест дерева, о звуках, издаваемых разными животными: реве зверей, лае собаки, мяуканье кошки, ржании лошади, блеянии овцы, крике птиц и др.

На первый взгляд, подобное объяснение происхождения языка и, тем более, отдельных его слов может показаться правдоподобным. "Весьма вероятно, что многие слова первобытного языка имели такое происхождение, т.е. что подражания крикам животных, звукам природы постепенно становились словами, обозначавшими этих животных, эти явления природы". Отчасти это объясняется тем, что определенное количество слов подобного происхождения употребляется во всех современных языках. В русском языке к ним относятся такие слова, как, например: гав-гав, мяу, хрю-хрю, кря-кря, ку-ку, кукареку (кукуреку), ква (квак), ха-ха (ха-ха-ха), хи-хи (хи-хи-хи), апчхи, бац, бах, дзинь, кап, пиф-паф, пинг-понг и многие другие. От подобных слов по-разному образуются многочисленные производные, например: гавкать, гавкнуть, гавканье; мяукать, мяукнуть, мяуканье; хрюкать, хрюкнуть, хрюканье, хрюша, хрюшка; крякать, крякнуть, кряканье, кряква, крякуха, крякуша; квакать, квакнуть, кваканье, квакша, квакуха, квакушка; куковать, кукукнуть, кукование, кукушка; кукарекать, кукарекнуть, кукареканье; хаханьки (хахоньки); хиханьки (хихоньки), хихикать, хихикнуть, хихиканье; дзинькать, дзинькнуть, дзиньканье; капать, капнуть, капанье; тукать, тукнуть, туканье и др.

Несмотря на наличие в разных языках значительного количества звукоподражательных слов, вероятность возникновения на их основе первоначального языка в целом вызывает серьезные и вполне обоснованные возражения. Критики данной теории происхождения языка приводят такие аргументы:

  • 1. Удельный вес звукоподражательных слов в разных языках, несмотря на известную распространенность, в целом все же невелик.
  • 2. Звукоподражательная теория не в состоянии объяснить происхождения слов, которые никак не связаны с звукоподражанием, особенно слов с абстрактным значением, т.е. таких слов, которые обозначают то, что "не звучит", не издает каких-либо звуков, например: земля, небо, солнце, луна, дом, камень, рука, нога, квадрат, треугольник, время, пространство; добрый, умный, храбрый; ходить, думать, переживать и т.д.
  • 3. Точное воспроизведение различных звуков природы возможно лишь при наличии развитого слухового и речевого аппарата, чего у первобытных людей не было.

На основании изложенных и некоторых других соображений делается такой общий вывод: сходство отдельных слов в разных языках с внешними, природными звуками "имеет вторичный характер и нисколько не характеризует начального состояния речи". Иначе говоря, "звукоподражание могло оказать некоторое влияние на формирование слов уже сложившейся речи, подобно тому, как используется звукоподражание в обращении с детьми". Такой вывод подтверждается, в частности, и результатами проводившихся наблюдений над разными языками; оказывается, звукоподражательных слов больше в развитых языках, чем в языках более примитивных народов.

В более позднем варианте звукоподражательная, или ономатопоэтическая, теория происхождения языка понимается несколько шире. Ее сторонники объясняют происхождение первоначальных слов не только как результат непосредственного подражания звукам природы, животных, но и как следствие того, что слова отражают в своем звучании впечатление говорящих о называемых ими предметах. Иными словами, названия "звучащих" вещей создавались но ощущению их звучания, издаваемых ими звуков, а названия предметов и явлений, которые "не звучат", формировались в соответствии с их воздействием на чувства говорящих.

Уже в античной философии слова, или имена, связывались "с природой вещей и людей, свойства которых отражались в звучании или значении имени". Эта мысль поддерживается и развивается в философском учении стоиков, по утверждению которых звучание слов определяется чувственным восприятием, ощущением таких признаков вещей, как мягкость, грубость, жесткость. В VIII в. вопрос о сходстве между звуковыми оболочками слов и их значениями широко обсуждается мусульманскими филологами; представители упоминавшегося выше учения Абада ибн Сулеймана утверждали, что "происхождение языка коренится в природном сходстве между словами и обозначаемыми предметами". Данную теорию в том ее варианте, который сложился у стоиков, поддерживает и развивает известный немецкий ученый и философ XVII – начала XVIII в. Лейбниц, различавший среди звуков сильные и шумные (например, согласный "р"), мягкие и тихие (например, согласный "л"), различия между которыми и выражали соответствующие признаки обозначаемых предметов и явлений. Во второй половине XVIII в. близкие мысли высказывает в "Трактате о происхождении языка" немецкий философ И. Г. Гердер, по мнению которого названия создаются по признакам обозначаемых предметов; при этом "незвучащие" предметы называются "но ощущению от осязания их". Подобных взглядов на происхождение языка придерживались французский ученый XVIII в. Шарль де Бросс и др.

В подтверждение приведенных выше суждений о происхождении языка некоторые ученые, писатели (например, латинский писатель IV–V вв. Августин, немецкий философ Лейбниц) приводят лексические иллюстрации, примеры конкретных слов из разных языков. По их мнению, мед (вещество сладкое, приятное на вкус) в латинском языке называется словом mel потому, что оно "приятно ласкает слух". Такими же свойствами обладают и другие слова, обозначающие нечто мягкое, нежное, приятное, например, латинские lene (мягкое), voluptas (наслаждение); немецкие leben (жить), lieben (любить). И, наоборот, латинское слово acer (острый, жесткий) вызывает неприятное слуховое впечатление и вкусовое ощущение. "Грубыми" звуками характеризуются латинские слова asperitas (грубость), crux (крест). "Жесткими" словами являются латинские veprus (терн), lana (шерсть), немецкое Riss (разрыв). Немецкие слова Lauf (бег), Lowe (лев) своим звуковым составом якобы указывают на быстроту и т.д.

Обобщая все сказанное о звукоподражательной, или ономатопоэтической, теории происхождения языка, следует подчеркнуть, что эта теория "различает два способа образования звукоподражательных слов: непосредственное подражание внешнему звучанию – звукоподражательные слова (булькать) и ассоциативное сходство звучания слова с признаком предмета – звукообразные слова (в банту: bafo-bafo – “живая походка”). В ономатопоэтических словах звучание в какой-то мере и в каком-то отношении аналогично значению".

Звукоподражательная теория происхождения языка в изложенном уточненном ее варианте тоже не представляется достаточно убедительной. Подражание звукам природы и ассоциативные сходства звучания слов с определенными признаками обозначаемых ими предметов и явлений не могут быть признаны единственным источником возникновения человеческой речи. Происхождение многих слов, особенно слов с абстрактными значениями, не может быть объяснено не только непосредственным подражанием звукам природы, но и ассоциативными связями их звучания с обозначаемыми ими предметами и явлениями.

 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ     След >