Теория жестов

§ 259. Некоторые исследователи в качестве особой теории происхождения языка рассматривают теорию жестов, или жестовую теорию, сторонниками которой являются такие ученые и философы, как, например, Л. Гейгер, В. Вундт (XIX в.), Я. Ван-Гиннекен, Леви-Брюль, Н. Я. Марр, В. В. Бунак (XX в.). Согласно этой теории язык ведет свое начало от тех или иных форм жестикуляции, звуковому языку предшествует язык жестов, который впоследствии постепенно вытесняется голосовыми движениями, или "голосовыми жестами" (по В. Вундту), становится "второстепенным дополнением к звукам голоса".

Сторонники рассматриваемой теории видят источник происхождения языка прежде всего в ручных жестах, в "выразительных движениях руки" (например, немецкий философ В. Вундт), или же в движениях разных частей человеческого организма, среди которых главную роль играет рука (например, советский лингвист Н. Я. Марр), т.е. придерживаются теории, или гипотезы, ручных жестов. Согласно учению Н. Я. Марра жесты ("линейная или кинетическая речь") служили единственным средством общения первобытных людей на протяжении полутора миллионов лет – в период между животным состоянием и возникновением звуковой речи. При этом "ручной язык был вначале не разговорным, а производственным и полностью удовлетворял потребности общения людей".

В концепции некоторых ученых особую роль в возникновении человеческого языка играют мимические движения лицевых мускулов, наподобие тех, которые мы осуществляем, например, при ощущении горького, кислого, при чувстве довольства или недовольства. Предполагается, что в процессе эволюции человека движения лицевых мускулов постепенно передаются тем органам, на базе которых впоследствии формируется речевой аппарат, – губам, языку, голосовым связкам и др. Таким образом на смену мимическим жестам приходят звуковые жесты (возникает теория, или гипотеза, звуковых жестов). При этом вначале звуковые жесты "были непроизвольными, как аффективные реакции, а потом стати применяться сознательно", т.е. "бессознательные звуковые жесты превратились в сознательные, произвольно употребляемые речевые фонемы". В качестве одной из причин замены движений мускуловлица, равно как и других органов человека, звукоподражательными жестами (с последующим их переходом в звуки речи) называется невозможность использования первых в определенных условиях – ночью или в сумерках, по разные стороны деревьев и др.

В современной науке существует и такое мнение, согласно которому в формировании первоначального языка людей в равной мерс использовались движения разных частей тела человека – рук, головы, лицевых мускулов и др., т.е. пантомимические движения первобытного человека. Так, например, советский ученый Б. В. Якушин именно пантомиму считает "первым подлинно человеческим средством передачи информации". Иными словами, источником происхождения языка считается пантомимическое действие, действо, пантомимическое представление, т.е. действенное изображение разных жизненных ситуаций, событий (охоты на зверя, борьбы с другими сообществами и др.), которое производилось с целью воспоминания об этих событиях или представляло собой репетиции, подготовку к ним членов сообщества. Предполагается, что пантомима сопровождалась нечленораздельными звуками. С течением времени пантомимическое представление дробилось на более мелкие элементы, "блоки", в соответствии с чем должно было дробиться и их звуковое сопровождение. Таким образом увеличивается число звуков, из которых впоследствии развиваются слова-предложения, т.е. формируется человеческая речь.

Жестовая теория происхождения языка в разных ее вариантах в известном смысле сближается с рассмотренной выше междометной, или аффективной, теорией. Различие между ними заключается в том, что в соответствии с теорией жестов появление звуков речи следует за широким использованием ручных и (или) иных жестов, в то время как сторонниками междометной теории возникновение звуков речи рассматривается как явление первичное, изначальное.

В подтверждение возможности происхождения звуковой человеческой речи из жестов сторонники этой теории приводят факт широкого распространения жестов в общении многих современных племен. Так, например, у австралийского племени аранда насчитывается около 450 различных жестов, причем с их помощью обозначаются не только конкретные предметы, но и некоторые общие представления. В речи некоторых современных племен жесты обычно используются в качестве дополнительного средства общения, однако в определенных ситуациях они могут служить единственным средством обмена информацией. Это имеет место, например, в межплеменном общении американских индейцев, в общении вдов австралийского племени варрамунга, которым в течение года с момента овдовения запрещается говорить.

Теория происхождения языка из жестов представляется неубедительной, недостаточно обоснованной. Главный аргумент, выдвигаемый против данной теории, заключается в том, что первобытный человек, по мнению современных ученых, не мог при помощи жестов выражать отвлеченных, абстрактных понятий. "Символические жесты невозможны без представления о их цели, т.е. без развитого мышления. Те виды жестов, которые могут быть воспроизведены без осознания их цели, – жесты понудительные, призывные, выражают значения, а не общие понятия и представления...". Мнение большинства ученых сводится к тому, что жесты получают применение и распространение лишь после возникновения звуковой речи и служат дополнительным, вспомогательным средством общения людей, сопровождая звуковую речь, язык слов.

При объяснении роли жестов в общении первобытных людей обращается внимание на то, что и в современном мире у разных народов жестикуляция используется неодинаково. Подсчитано, например, что мексиканец в разговоре на протяжении одного часа использует жестикуляцию 180 раз, т.е. в среднем три раза в минуту, француз – 120, т.е. два раза в минуту, итальянец – 80, а финн – всего лишь один раз. Для выражения одного и того же значения у разных народов нередко используются разные жесты. Так, например, при обозначении утверждения ("да") русские делают кивок головой сверху вниз, а болгары – движение головы из стороны в сторону; при обозначении отрицания ("нет"), наоборот, русские делают движение головы из стороны в сторону, а болгары – кивок головой сверху вниз; испанцы и португальцы при этом (т.е. при выражении отрицания) делают движение рук от себя, японцы – покачивают кистью руки от себя и к себе или же покачивают вертикально поднятой до уровня лица ладонью или указательным пальцем и т.д.

 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ     След >