Изменения в морфемике и словообразовании

§ 292. В процессе исторического развития языков постоянные и весьма существенные изменения происходят в области морфемики и словообразования, которые теснейшим образом связаны друг с другом. При описании исторических изменений в области морфемики обычно обращается внимание на изменения в морфемной (морфологической) структуре слова. При этом авторы ряда учебников и учебных пособий по курсу "Введение в языкознание" рассмотрением данного вопроса и ограничиваются. Изменения в морфемной структуре слова чаще всего рассматриваются в главах или разделах, посвященных описанию грамматического (морфологического) строя языка.

Различается несколько видов изменений в морфемной структуре слова. В специальной литературе по русской морфемике чаще всего описываются два вида таких изменений: опро́щение, или интеграция, и переразложение, или переинтеграция, реже – три и более видов: опрощение, переразложение и усложнение, или осложнение; опрощение, переразложение, анализ и дифференциация; опрощение, переразложение, аналогия и агглютинация; опрощение, переразложение, усложнение и декорреляция; опрощение, переразложение, усложнение основ, декорреляция, замещение и диффузия морфем. Обьясним наиболее известные из названных изменений.

Опрощение, или интеграция (в терминологии Н. В. Крушевского), – это языковой процесс, в результате которого производное слово (точнее, слово с производной основой) изменяется в слово непроизводное (в слово с непроизводной основой). Иначе говоря, опрощение – это превращение основы более сложной структуры, т.е. состоящей из двух или более морфем, в простую, одноморфемную основу.

В. А. Богородицкий, впервые специально исследовавший проблему изменения морфемной структуры слова, определил опрощение как "морфологический процесс, посредством которого слово с сложным морфологическим (т.е. морфемным. – В. Н.) составом утрачивает значение отдельных своих морфологических частей и становится простым символом данного представления". По определению Η. М. Шанского, наиболее подробно описавшего изменения в морфемной структуре слова на материале русского языка, "под опрощением понимается такое изменение в морфологической структуре слова, при котором производная основа, ранее распадавшаяся на морфемы, становится непроизводной, нечленимой".

Основные причины опрощения основ: 1) изменение лексических значений исторически производных слов, таких, как, например: крыльцо (ср. крыло; первоначальное значение – "маленькое крыло"), красный (ср. краса; первоначально означало "красивый"), найти (ср. ити – "идти"; первоначальное значение – "подойдя вплотную, наткнуться, наскочить на что-либо, кого-либо"); 2) изменение лексических значений производящих слов, например: порошок (ср. порох – "пыль"; современное русское порох – "взрывчатое вещество"), тучный (ср. тук – "жир, сало"; современное русское тук – "минеральное удобрение"), зевать (ср. зѣвь – "пасть, отверстие, щель"; современное русское зев – "выход из полости рта в глотку"); 3) выпадение из словарного состава языка исторически производящих слов (ср.: басня (от бати – "говорить"), важный (от вага – "вес, тяжесть, сила"), учить (от укъ – "учение")); 4) изменение в звуковом составе исторически производных слов (ср.: весло (из везсло, образованного от везти), вынуть (из вынять, образованного от яти – "брать")).

Под переразложением понимается языковой процесс, в результате которого в составе производного слова меняется внешний вид (звуковой состав) служебных морфем, перемещаются границы между производящей основой и словообразующим аффиксом. При этом происходит расширение, увеличение объема словообразующего аффикса за счет определенной части производящей основы, которая в момент переразложения является самостоятельной служебной морфемой, т.е. поглощение одной служебной морфемы другою.

Η. М. Шанский определяет понятие переразложения следующим образом: "Переразложепие, или переинтеграцию, можно охарактеризовать как перераспределение морфемного материала внутри слова при сохранении его основой производного характера. При этом процессе слова, продолжая быть морфологическими составными, членимыми единствами, начинают делиться по-другому, не так, как делились раньше". Г. О. Винокур особо подчеркивает мысль о том, что "самое явление “переразложения” не должно рассматриваться как процесс механический. Конечные звуки основы могут отходить к составу суффикса лишь при определенных условиях. Важнейшее из них состоит, по-видимому, в том, чтобы отходящая к суффиксу часть основы в момент этого отделения сама по себе составляла известное звуковое единство, то есть была бы живой морфемой, а не случайным звукосочетанием".

Важнейшей причиной переразложения основ является выпадение из словарного состава языка соответствующих производящих слов. По этой причине переразложение основ произошло в таких словах русского языка, как, например: властелин (образовано от утраченного существительного властель – "господин, повелитель"), женственный (от женство – "женский пол"), бесноваться (от бесный – "бешеный, бесноватый"). Иногда переразложение основ происходит под влиянием морфемной структуры слов (основ) более продуктивных типов, например, существительное грешник, образованное в прошлом от прилагательного грешьшъ, позже стало восприниматься как производное от глагола грешить или существительного грех под влиянием таких отглагольных или отсубстантивных образований, как клеветник, насмешник, шкодник, шутник и т.п.

Усложнением (осложнением) называется языковой процесс, прямо противоположный рассмотренному выше опрощению. Под усложнением понимается такой процесс, в результате которого слово простой морфемной структуры (т.е. слово с непроизводной, нечленимой основой) превращается в слово более сложной структуры (в слово с производной, членимой основой).

Сравним следующие определения: "Усложнение предстает перед нами как процесс превращения ранее непроизводной основы в производную. В результате его слово, ранее имевшее нснроизводный характер, становится делимым на определенные морфемы". "Осложнение – это появление границы между морфемами на месте, где ее не было, членение одной морфемы на две".

В русском языке усложнению подвергаются слова (главным образом имена существительные), заимствованные из других языков. Основной причиной данного процесса является наличие в языке рядом с данными словами (или более позднее заимствование) других родственных им слов, осознание говорящими словообразовательных отношений между теми и другими. Так, основа существительного почтальон (ср. французское Postiljon, польскоe posztylion) расчленяется на корень и суффикс благодаря наличию слова почта, заимствованного из польского языка, основа слова поэтесса (ср. французское poetesse) – в связи с заимствованием из греческого языка слова поэт, попадья (ср. греческое papadia) – в связи с заимствованием из греческого же языка слова поп. Усложнение основ может осуществляться также благодаря влиянию на иноязычные заимствования морфемного строения схожих по звучанию слов заимствующего языка, имеющих производные основы. В русском языке данной причиной вызвано усложнение основ таких слов, как, например: зонтик (из голландского Zonnedek – "покрышка от солнца"; ср.: домик, котик, столик и т.п.), фляжка (из польского flaszka – "фляга"; ср.: книжка, ножка и др.).

Декорреляция определяется как "изменение характера или значения морфем и соотношений их в слове при сохранении последним того же числа и порядка морфем, которое в нем наблюдалось первоначально". Данный процесс происходит, главным образом, в связи с утратой исторически производящих слов. Это нашло отражение в словах типа: бахвал (образовано от утраченного хвал – "хвастун", в современном русском языке соотносится с глаголом хвалиться), пастух (восходит к существительному пасть – "пастьба", "пастбище", сейчас мотивируется глаголом пасти), заморозки (ср. исчезнувшее заморозы – "первые морозы" и современное заморозить), обильный (ср. обиль – "обильный" и современное обилие), вкось (ср. кось – "кривизна" и косой).

Говоря о возможных изменениях в морфемной структуре слова, его основы, необходимо иметь в виду, что исторические изменения в области морфемики не ограничиваются рассмотренными выше и другими подобными процессами, касающимися морфемной структуры слова. Не менее существенным представляется вопрос об изменении морфемного состава языка в целом, об изменении характера имеющихся в языке морфем (их материальной, фонемной структуры и семантики) и возникновении новых морфемных единиц, а также о возможном исчезновении отдельных морфем. Многие изменения подобного рода связаны непосредственно с рассмотренными выше изменениями в морфемной структуре слова – опрощением, пере- разложением и др.

§ 293. Обогащение морфемного состава языка осуществляется разными путями. Новые морфемные единицы могут возникать в связи с теми или иными изменениями в морфемной структуре слов, в результате превращения в служебные морфемы отдельных слов или словоформ, преобразования морфемных единиц одного вида в морфемы другого вида, путем заимствования морфем разных видов из других языков.

В связи с переразложением основ производных слов в русском языке возникает большое количество новых морфов словообразовательных морфем, например: -итель (наряду с -тель, ср. властитель, гонитель), -ность (наряду с -ость, ср. горячность, готовность, сущность), -ниц-а (наряду с -иц-а, ср. мельница), -лищ-с (наряду с -ищ-с, ср. удилище), -бищ-е (наряду с -ищ-е, ср. лежбище), -инк-а (наряду с -к-а, ср. пылинка), -очк-а (наряду с -к-а, ср. косточка), -лив-ьт (наряду с -ив-ый, ср. молчаливый), -ебн-ьт (наряду с -н-ый, ср. врачебный, лечебный), -ственн-ый (наряду с -н-ый, -енн-ьтй, ср. женственный), -ощав-ьт (наряду с -ав-ый, ср. сухощавый, худощавый) и др. В отдельных случаях при этом возникают не новые морфы существующих словообразующих морфем, а совершенно новые морфемы, характеризующиеся особыми значениями. В качестве примеров можно привести некоторые глагольные префиксы: недо- (на месте двух префиксов: не- и до-; ср. недовыполнить), обес- (на месте префиксов о- и бес-; ср. обессилеть), распре- (на месте рас- и пре-; ср. распределить).

В результате опрощения возникают вариантные формы корневых морфем, например: белк-, наряду с бел- (ср. белка и беличий), бочк-, наряду с боч- (ср. бочка и бочар).

Новые корневые морфемы образуются в результате усложнения. Это такие корни, как, например: зонт- (из зонтик), фляг- (из фляжк-а).

Вследствие декорреляции появляются новые словообразовательные аффиксы, омонимичные прежним (ср., например: префикс за- и суффикс -к- в составе существительного заморозки при первоначальной и современной морфемной структуре данного слова).

Многие служебные морфемы образовались в результате семантических изменений омонимичных им слов (служебных или знаменательных), утраты ими лексических значений. Так, например, русские глагольные префиксы (в-, из-, на-, над-, от-, под-, при-, с-, у- и др.) возникли из омонимичных предлогов, префиксы имен прилагательных и других частей речи не- и ни– из омонимичных частиц, постфиксы -то, -либо, -нибудь, -ся – из местоимений, субстантивный суффикс -ин- со значением единичности (в горошина, картофелина и др.) – из местоимения инь – "один, сам", суффикс числительных -дцатьдвадцать, тридцать) – из числительного десять, -надцатьдвенадцать, тринадцать и др.) – из сочетания того же числительного с предлогом на.

Аналогичные процессы наблюдаются и в других языках. Так, например, немецкий субстантивный суффикс -heit, употребляющийся в составе слов типа Schonheit – "красота", Weisheit – "мудрость" восходит к омонимичному существительному со значением "вид", "образ", "способ"; во французском наречный суффикс -ment, входящий в состав слов типа clairement – "ясно", восходит к латинскому существительному mens, родительный падеж mentis, обозначавшему "ум", "намерение" и т.д.

К знаменательным словам (к местоимениям или числительному со значением "один") исторически восходят употребляющиеся в ряде языков артикли, которые в лингвистике рассматриваются как аффиксальные морфемы или как служебные слова.

В лингвистической литературе высказывается мнение о том, что в большинстве языков все служебные морфемы возникли из знаменательных слов.

Новые служебные морфемы нередко возникают в результате изменения вида или функций имеющихся в языке морфемных единиц. Так, при образовании наречий из грамматически изменяемых слов или отдельных их словоформ окончания производящих слов (словоформ) утрачивают признаки флексийных морфем и превращаются в словообразовательные суффиксы (ср., например: красиво – краткая форма единственного числа среднего рода прилагательного и красиво – наречие; весной, летом, авансом – форма творительного падежа единственного числа существительных и весной, летом, авансом – наречия). Подобные преобразования могут сопровождаться фонетическими изменениями, например, безударное окончание бывшей падежной формы может приобретать ударение (ср.: бе́гом и бего́м ве́рхом и верхо́м и др.). В отдельных случаях изменяется фонемный состав бывшей флексийной морфемы; это произошло, например, при образовании наречия домой из домови – формы дательного падежа единственного числа существительного домь. Грамматические суффиксы бывших причастий -ач-, -уч-, -л- с переходом бывших причастий в прилагательные превратились в адъективные словообразовательные суффиксы, что нашло отражение в словах типа лежачий, пахучий, усталый и других подобных.

Морфемный состав разных языков интенсивно пополняется служебными морфемами, прежде всего словообразовательными суффиксами и префиксами, путем их заимствования из других языков. Словообразовательные аффиксы заимствуются вместе с иноязычными словами и используются впоследствии при образовании новых слов от имеющихся в заимствующем языке слов или их основ. В русском языке это такие морфемы, как, например, суффиксы -аж (ср. листаж), -изм (хвостизм), -ист (связист), префиксы анти- (антимир, антинародный), вице- (вице-губернатор), контр- (контрразведка), супер- (суперприбыль, суперсовременный), транс- (транссибирский), ультра- (ультразвук, ультраправый).

§ 294. В результате процесса опрощения основ некоторые словообразовательные аффиксы исчезают; вначале они перестают выделяться в составе основ отдельных слов, а затем полностью утрачивают морфемный статус в языке. Так, например, в русском языке в свое время был утрачен словообразовательный суффикс -р-, ранее выделявшийся в составе отглагольных имен существительных типа дар (от дать), жир (от жить), пир (от пить). То же произошло с омонимичным суффиксом в составе имен прилагательных, таких, как добрый (от доба – "пора, время"), острый (от общеиндоевропейской основы, сохранившейся в латинском acus – "игла", литовском astrus – "острый"); пестрый (от созвучной общеславянской основы, сохранившейся в глаголе писать с первоначальным значением "пестрить, украшать"), старый (от созвучной общеславянской основы, сохранившейся в глаголе стать), хитрый (от хытати – "хватать, похищать"). Утрачен (или почти утрачен) словообразовательный префикс у- в составе отсубстантивных и отадьективных по происхождению существительных и прилагательных, сохранившийся у многих глаголов и отглагольных имен (существительных и прилагательных). Э го относится к таким исторически производным словам, как, например: уют (от ють – "крыша"; ср. приют, ютиться), убогий – первоначальное значение "лишенный богатства, бедный" (от утраченного богь – "богатство"), упрямый – буквально значит "прямой, откровенный" (от прямой), утлый – первоначальное значение "бездонный, дырявый" (от тьло – "почва, пол, основание").

Для обозначения морфем (точнее, аффиксов – суффиксов и префиксов, которые с синхронической точки зрения перестали быть морфемами, утратили морфемный статус, в лингвистической литературе используются разные термины; они называются мертвыми (аффиксами, суффиксами, префиксами, или приставками), неживыми – в противоположность живым, окаменевшими. Сравним некоторые определения рассматриваемого понятия: "Аффикс мертвый. Аффикс, выделяющийся в составе слова лишь в результате этимологического анализа, с учетом фактов истории языка"; "Мертвыми называются суффиксы и приставки, которые перестали употребляться в языке для образования новых слов и не ощущаются говорящими как составные части слова"; "Мертвыми мы называем только такие суффиксы и приставки, которые не выделяются из состава ни одного слова и значение которых в языке неясно".

§ 295. В процессе развития языка (языков) существенные изменения происходят в области словообразования, в словообразовательной системе (системах). Многие из них связаны непосредственно с рассмотренными выше изменениями в морфемике, точнее – в словообразовательной морфемике. В связи с изменениями в морфемной структуре слов и в морфемном строе языка в целом часто изменяются словообразовательные отношения между словами (производные слова превращаются в непроизводные и наоборот, непроизводные слова становятся производными), появляются новые словообразовательные средства – словообразовательные аффиксы, происходят различные процессы образования новых производных слов, возникают новые словообразовательные модели, утрачиваются некоторые словообразовательные аффиксы, а вместе с ними и соответствующие модели и типы и т.д.

Словообразовательные отношения между словами могут изменяться в связи с такими процессами, как опрощение и усложнение. Как уже отмечалось в предыдущих параграфах, в результате опрощения исторически производные слова превращаются в непроизводные, в результате усложнения происходит обратный процесс, слова первоначально непроизводные становятся производными (примеры из русского языка см. в § 293).

Новые словообразовательные аффиксы возникают в результате таких изменений в морфемной структуре слова, как переразложение и декорреляция, вследствие преобразования в аффиксальные морфемы отдельных слов (служебных и знаменательных), перехода грамматических морфем в словообразовательные, путем заимствования аффиксов из других языков (см. § 293).

С появлением новых словообразовательных аффиксов или особых морфов отдельных аффиксальных морфем возникают новые словообразовательные модели и подмодели, или варианты моделей, и, соответственно, новые словообразовательные типы и подтипы. Вследствие возможных семантических изменений, появления у аффиксов новых значений новые словообразовательные типы (и подтипы) производных слов появляются также в рамках одной и той же модели (подмодели), как в случаях типа истребитель – о человеке и самолете.

По образцу словообразовательных моделей и типов, действующих в языке на том или ином этапе его развития, в разные периоды развития языка образуется большое количество новых слов – неологизмов (см. § 286), которые создаются разными способами словообразования (см. § 287). В ряде случаев меняется словообразовательная структура существующих производных слов, в том числе способ их словообразования, например, исторически сложные слова превращаются в аффиксальные (суффиксальные или префиксальные) образования (как в случаях с числительными двадцать, пятнадцать, прилагательными белобрысый, лопоухий), префиксальные производные – в префиксально-суффиксальные (как в случае с глаголом обессилеть) и т.д.

В связи с появлением новых видов словообразовательных средств возникают новые способы словообразования, например, постфиксация и смешанные способы словообразования с использованием словообразовательных постфиксов (префиксально-постфиксальный, суффиксально-постфиксальный, префиксально-суффиксально-постфиксальный способы), полуаффиксация, т.е. образование производных слов при помощи полупрефиксов и полусуффиксов, подробно описанная М. Д. Степановой на материале немецкого языка.

В результате процесса опрощения утрачиваются отдельные словообразовательные аффиксы – суффиксы и префиксы (см. § 294); вместе с этим прекращают действие соответствующие словообразовательные модели и типы.

 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ     След >