Антропологические идеи Н. Н. Миклухо-Маклая.

"Цель — исследование первобытных народов (курсив Н. Н. Миклухо-Маклая. — Г. О.) - мне казалась достойною посвятить ей несколько лет жизни. Совершенно согласно с моими желаниями повидать другие части света и знания мои подходящи для такого предприятия", — писал Н. Н. Миклухо-Маклай [1].

Крупнейшей научной заслугой Миклухо-Маклая является то, что он поставил вопрос о видовом единстве и взаимном родстве человеческих рас. Он опроверг распространенный в то время взгляд на папуасов как на представителей якобы особого вида, глубоко отличного от других человеческих рас и в особенности от европеоидной расы. Русский ученый показал, что утверждения об особенном распределении волос на голове папуасов, о недоразвитости у них икроножной мускулатуры, об особенной сухости кожи и другое не соответствуют действительности. Он установил существование как долихоцефалии, так и брахицефалии среди меланезийцев. При этом он доказал, что в пределах одной расы могут быть групповые различия в головном показателе.

Многие наблюдения Н. Н. Миклухо-Маклая и в XX в. оставались почти единственными материалами по этнографии некоторых областей Океании, особенно Северо-Восточной Новой Гвинеи, Западной Микронезии. Описывая изобразительное искусство, начатки идеографического письма, обычаи коренных жителей Океании, их психологию и социальные отношения, русский ученый показал, что эти народы по умственным и моральным качествам ни в чем не уступают европейцам.

В период колониальных захватов, которые нередко получали "оправдание" посредством рассуждений о якобы имеющем место неравенстве рас, выступления Миклухо-Маклая против грабительской колониальной политики имели особое значение. "...Вы первый, несомненно опытом доказали, — писал ему Л. Н. Толстой, — что человек везде человек, т.е. доброе, общительное существо, в общение с которым можно и должно входить только добром и истиной, а не пушками и водкой. И вы доказали это подвигом истинного мужества, которое так редко встречается в нашем обществе, что люди нашего общества даже его и не понимают" [2].

Имя Миклухо-Маклая в 1947 г. было присвоено Институту антропологии и этнографии АН СССР.

Основатель русской антропологической школы Д. Н. Анучин.

[3]

Биографическая справка

Дмитрии Николаевич Анучин (1843—1923) выдающийся русский антрополог, этнограф, археолог и географ родился в Санкт-Петербурге. В 13 лет лишился родителей, заботы о нем взял на себя старший брат Михаил. В 1863 г. поступил на естественное отделение физико-математического факультета Московского университета. С 1891 г. профессор Московского университета. В 1896 г. избран действительным членом Императорской Академии наук. Однако в силу научной занятости в Москве не мог переехать в Петербург (академики должны были жить в Петербурге), подал прошение об увольнении из действительных членов Академии. В 1898 г. избран почетным академиком. С 1890 г. — президент Общества любителей естествознания, антропологии и этнографии (ОЛЕАЭ), им создан Антрополого-этнографический музей Московского университета. В 1922 г. при Московском университете создан научно- исследовательский институт антропологии, носящий его имя. Некоторые труды: "Материалы для антропологии Восточной Азии. Племя айнов" (1876), "О некоторых аномалиях человеческого черепа и преимущественно об их распространении по расам" (1880). "О географическом распределении роста мужского населения России (но данным о всеобщей воинской повинности в империи за 1874—1883 гг.) сравнительно с распределением роста в других странах" (1889).

С. С. Алымов, исследователь творчества Д. Н. Анучина, подчеркивает: "В истории отечественных этнографии и антропологии Дмитрий Николаевич Анучин занимает особое место. На протяжении почти полувека (с 1880-х по 1920-е гг.) он был одной из главных “движущих сил” их развития, более того — наиболее авторитетным отечественным специалистом одновременно в области антропологии, этнографии, археологии и географии, сыгравшим важнейшую роль в становлении этих дисциплин".

Научная деятельность Д. Н. Анучина пришлась на то время, когда и предметная область, и методология, и понятийный аппарат антропологии и этнографии (в значительной мере — и географии) находились в стадии становления. Поэтому ему приходилось разрабатывать и формулировать задачи и методы новых наук, активно пропагандировать их в научной и популярной печати. Этой задаче посвящены, в частности, его ранние программные статьи — "Антропология, ее задачи и методы" (1879), "Антропологические очерки. Задачи современной антропологии в ее отношении к другим наукам" (1880). "Антропология, — писал он, — стремится к изучению видоизменений человечества, именно тех племен и рас, на которые оно распадается. В этом смысле антропология является одним из разделов естественной истории" [4].

Главной задачей антропологии как науки, по его мнению, является классификация "человеческих разновидностей" и изучение их истории. Он разделял этнографию, как собрание эмпирических фактов, и этнологию как теоретическую дисциплину, при помощи анализа создающую па этой эмпирической базе теорию. "В своей аналитической части, — писал Д. Н. Анучин, — этнология относится к этнографии как сравнительная анатомия к описательной естественной истории" [5].

Методологию антропологии он разрабатывает и в более поздних работах ("О задачах и методах антропологии" (1902), "На рубеже полутора и полустолетия" (1916)). В 1916 г. он пришел к формулировке известной "триады", указывая, что антропология распадается на три дисциплины: "а) физическая антропология (соматическая) <...> б) доисторическая археология (первобытная история, палеоэтнология) <...> в) этнология <...>, включающая в себя как так называемую общую этнологию или историю первобытной культуры, так и различные отделы частной этнографии или народоведения (по группам народностей и по сторонам народной жизни)" [6].

Д. Н. Анучин резко выступал против абсолютизации биологических факторов в антропологии, в частности, стремился дать убедительную научную отповедь расизму. Зрелая позиция ученого отражена в статьях "Расы" и "Россия в антропологическом отношении" в "Энциклопедическом словаре Брокгауза и Ефрона": "Расовые типы представляет собой более или менее отвлеченные концепции признаков, которым лишь отчасти удовлетворяют живые представители этих типов" [7]. Он утверждал, что "границы рас не совпадают <...> с границами племен и народностей: в среде одной народности могут быть представители различных рас, одна и та же раса может захватывать собою ряд народов и стран" [8]. Он указывал также на изменяемость расовых признаков во времени, что было весомым аргументом против расистских течений в антропологии, утверждавших неизменность человеческих рас.

В статье "К антропологии украинцев" (1918), он резко выступил против националистической "теории" о резких "расовых" различиях между русскими и украинцами, о том, что украинцы, в отличие от великороссов и белорусов, сохранили исконно славянский антропологический тип.

Для работ Д. Н. Анучина характерен последовательный историзм, а также использование комплексного метода исследования, основанного на привлечении данных различных наук: антропологии, археологии, этнографии и других научных дисциплин. Он активно работал в сфере археологии, что дало ему материал для опровержения прямолинейного эволюционизма: "Все эти ископаемые остатки свидетельствуют, что эволюция человека шла не таким прямым путем, как это могли думать ранее, что линий развития человека было несколько, по что только одному из них, Homo sapiens, было суждено дожить до настоящего времени, заселив почти всю сушу, выделив из себя многие разновидности и создав сложную культуру со всем ее добром и злом, светлыми и темными сторонами" [9].

Д. Н. Анучин не был типичным этнографом-полевиком, но его нельзя назвать и чисто "кабинетным" ученым. Полевые поездки ученого были связаны с археологическими и географическими исследованиями. Основным источником этнографических данных для него выступали сочинения путешественников и другие литературные данные. Благодаря их сопоставлению с археологическими данными эти материалы приобретали исторический характер.

Этнографические исследования Д. Н. Анучин подразделял на монографические и "аналитические". Монографические описания посвящены определенному народу, имеют описательный характер и требуют тщательной работы: знания оснований этнографической науки, всей литературы по данному народу, а также как минимум нескольких месяцев полевой работы и др.

"Аналитические" работы составляют теоретическое ядро науки, поскольку ее "конечные задачи должны заключаться в объяснении и истолковании фактов народной жизни и взаимного отношения и распределения племен". Предметом исследования может быть черта "народного быта": обряд, поверье, орудие и т.д.

Д. Н. Анучин первым в России организовал университетское преподавание антропологии, этнографии и географии. По его инициативе в 1884 г. в Московском университете создана кафедра географии и этнографии в составе историко-филологического факультета. Ученики Анучина — это первое поколение российских профессиональных антропологов, этнографов и географов.

  • [1] Миклухо-Маклай Н. Н. Путешествия на берег Маклая. М.: Дрофа. 2008. С. 13—14.
  • [2] Письмо Л. Н. Толстого Н. Н. Миклухо-Маклаю. 25 сентября 1886 г. // Миклухо-Маклай И. II. Путешествия на берег Маклая. С. 8.
  • [3] Подробнее см.: Алымов С. С. Дмитрий Николаевич Анучин: "естественная история человека в обширном смысле этого слова" // Выдающиеся отечественные этнологи и антропологи XX века / сост. Д. Д. Тумаркин. М.: Наука. 2004. С. 7 48.
  • [4] Цит. по: Выдающиеся отечественные этнологи и антропологи XX века / сост. Д. Д. Тумаркин ; отв. ред. В. А. Тишков, Д. Д. Тумаркин. М.: Наука. 2004. С. 18.
  • [5] Цит. по: Выдающиеся отечественные этнологи и антропологи XX века. С. 19.
  • [6] Там же. С. 20.
  • [7] Анучин Д. Н/. Расы // Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона. СПб., 1899. Т. 26. С. 359.
  • [8] Анучин Д. Н. Россия в антропологическом отношении // Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона. СПб., 1899. Т. 27а. С. 129.
  • [9] Анучин Д. Н. К вопросу о древнейших людях. М.: Типо-литография т-ва Кушнерев и К", 1916. С. 34.
 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ     След >