Социально-экономическое развитие Российской Федерации в последнем десятилетии XX в.

Реформы российской экономики методом "шокотерапии" и их провал. Уже в конце октября 1991 г. Б. Н. Ельцин обнародовал программу радикальных экономических преобразований. В ее основе лежали методы западной программы "шоковой терапии", переработанные применительно к российским условиям группой экономистов во главе с E. Т. Гайдаром.

Программа предусматривала введение свободных цен на товары и услуги (либерализацию цен), "запуск" механизма конкуренции между отраслями промышленности и предприятиями, освобождение из-под государственного контроля внутренней и внешней торговли и, наконец, широкую приватизацию и акционирование основных средств, принадлежащих государству в промышленном и сельскохозяйственном производстве, – "разгосударствление", которое должно было превратить широкие массы в собственников и предпринимателей. Намечалось также проведение жесткой антимонопольной политики. Социально незащищенные слои населения (пенсионеры, дети, инвалиды и т.п.) должны были при этом получить адресную поддержку со стороны государства. В своем выступлении на V Съезде народных депутатов России 28 октября 1991 г. президент особо подчеркивал, что лишения ждут всех россиян в течение примерно полугола, затем последует "снижение цен, наполнение потребительского рынка товарами, а к осени 1992 г. – стабилизация экономики, постепенное улучшение жизни людей".

Согласно принятой группой Гайдара концепции постсоветская экономика не могла быть усовершенствована или улучшена, она подлежала немедленному демонтажу при одновременной ломке всей командно-бюрократической системы управления и распределения. Данная модель радикально-либеральной модернизации с широким использованием монетаристских рычагов, одобренная Международным валютным фондом и Всемирным банком, а также другими международными финансовыми организациями, и была апробирована в Российской Федерации в 1992–1993 гг.

Начало радикальным реформам положил отпуск розничных цен с 1 января 1992 г. По прогнозам правительства, освобождение цен на внутреннем рынке должно было привести к сравнительно невысокому их росту. Был установлен индекс повышения заработной платы в бюджетной сфере, пенсий, стипендий и других выплат – на 70%. Однако цены сразу же выросли в 10–12 раз, а к декабрю 1992 г. – в 100–150 раз. В результате резко снизился уровень жизни абсолютного большинства россиян.

Другой проблемой, с которой столкнулось правительство либералов-рыночников, явился кризис взаимных неплатежей промышленных предприятий. К 1 июня 1992 г. сумма взаимных долгов в экономике страны составила около 2 трлн руб. В результате этого, не получая денег за производимую и поставляемую продукцию, предприятия оказались на грани краха. Хронически задерживалась выплата заработной платы. Выходом из сложившейся ситуации стало предоставление Центральным банком РФ льготных кредитов госпредприятиям, что, в свою очередь, создало условия для раскручивания инфляционной спирали. Жесткая кредитная политика, проводимая "командой Гайдара", оказалась под огнем острой критики противников курса "шокотерапии". Рост денежной массы (к январю 1993 г. в России было напечатано в 4 раза больше денег, чем в середине 1992 г.) привел к резкому падению курса рубля. Массированная эмиссия денежных знаков нс подкреплялась производимой в стране продукцией. На фоне значительного спада производства, достигшего за год проведения реформ 35%, денежная стабилизация была неосуществима. Расчеты правительства на помощь международных финансовых организаций не оправдались.

Одновременно с отпуском цен были приняты меры по либерализации торговли. Вследствие этого в течение 1992 г. в широких масштабах осуществлялось "первоначальное накопление капиталов" за счет спекулятивных операций в торгово-закупочной сфере. В основе таких операций лежало использование значительной разницы между государственными закупочными ценами и розничными ценами свободно регулируемого рынка. Наиболее опасным следствием спекуляций в торговле стало накопление огромной денежной массы вне сферы государственного контроля и налогообложения.

Важнейшей задачей макроэкономической модернизации являлось разгосударствление собственности путем акционирования и приватизации. Летом 1992 г. была утверждена чековая (ваучерная) приватизация на основе раздачи всему населению страны приватизационных чеков номинальной стоимостью 10 тыс. руб. Такая приватизация согласно концепции, разработанной А. Б. Чубайсом, должна была нейтрализовать негативные последствия рыночных реформ и способствовать формированию среднего класса – слоя собственников-акционеров. Раздача населению чеков на общую сумму 1 трлн 400 млрд руб. (так оценивалось все имущество госпредприятий, подлежащих приватизации) началась 1 октября 1992 г. Спустя полтора года, 1 июля 1994 г., было принято решение о переходе ко второму этапу приватизации – денежному. При этом фактически признавалось, что ваучерная приватизация не дала ожидаемого экономического эффекта и нс привела ни к оживлению промышленного производства, ни к появлению массы граждан-собственников. Более того, в ходе нее было допущено множество злоупотреблений, причем, как правило, занижалась реальная стоимость приватизируемых предприятий.

Итоги проведения экономических реформ в 1992–1993 гг. Построить за один год эффективную модель экономики в действительности оказалось невозможно. Вместе с тем благодаря свободному ценообразованию рынок постепенно наполнялся товарами, а процесс массовой приватизации способствовал формированию в обществе рыночных отношений. Началась структурная перестройка основных отраслей экономики, ведущую роль при этом играли факторы спроса и предложения, а не госзаказ. В то же время "шокотерапия" вызвала небывалый рост социальной напряженности, развал целых отраслей промышленности (включая военно-промышленный комплекс), был нанесен сокрушительный удар по внерыночным, или бюджетным, сферам – науке, культуре, медицине, образованию и др. Некогда относительно однородное общество подверглось сильной поляризации, изменилась его внутренняя структура: с одной стороны, произошло резкое обнищание основной массы населения, а с другой – появилась небольшая группа богатых и даже сверхбогатых россиян. Трагическим следствием радикальных преобразований стало резкое увеличение смертности россиян, которая в 1993 г. возросла на 20% по сравнению с предыдущим годом. Одновременно было зафиксировано снижение рождаемости – на 14% за тот же период. Новым явлением российской действительности стала безработица (на конец ноября 1992 г. насчитывалось 1,4 млн официально зарегистрированных безработных). Состоявшийся в декабре 1992 г. VII Съезд народных депутатов признал работу правительства неудовлетворительной.

Экономический курс кабинета В. С. Черномырдина. Новый кабинет, возглавляемый опытным руководителем топливно-энергетического комплекса страны В. С. Черномырдиным, подтвердив приверженность курсу рыночных реформ, в то же время провозгласил некоторую корректировку темпов их проведения, умеренность и сбалансированность преобразований. Была оказана значительная финансовая поддержка из средств государственного бюджета убыточным предприятиям, в том числе в оборонной промышленности, предоставлены дешевые кредиты для развития топливно-энергетического комплекса. Стабилизировалась выдача заработной платы путем введения так называемой Единой тарифной сетки (ЕТС) для работников бюджетной сферы. Кроме того, была предусмотрена система индексации тарифных ставок бюджетников.

Фактический провал экономической политики "шокотерапии" обеспечил успех и популярность лозунгов неокоммунистической оппозиции, а также стимулировал поиски другого варианта проведения реформ. В августе 1994 г. правительство Черномырдина обнародовало новую программу преобразований, которая была сориентирована на построение высокоэффективной и динамично развивающейся рыночной экономики, учитывающей социальные последствия вхождения в рынок.

Важнейшими задачами в реформировании экономики страны в 1994–1996 гг. являлись: контроль со стороны государства за состоянием производства и сдерживание инфляции с последующим достижением финансовой стабилизации, выравнивание доходов по отраслям, регионам и различным социальным группам, соблюдение минимальных социальных стандартов в сфере государственного обеспечения. Предполагалось создать условия для стимулирования инвестиций в экономику России путем как внутренних, так и внешних займов. Правительство было намерено всемерно поддерживать предпринимательскую активность населения.

Реализация намеченных мер потребовала массированных бюджетных "вливаний", что неизбежно повлекло за собой раскручивание нового витка инфляции. В 1994–1996 гг. бюджетный дефицит составлял 12–15%. Спад промышленного производства в 1996 г. достиг 55% по сравнению с 1991 г. Па высоком уровне сохранялась инфляция (в 1994 г. – 250%, в 1996 г. – 80%). При этом, несмотря на введение в октябре 1994 г. фиксированного обменного курса рубля по отношению к свободно конвертируемой валюте, так называемого валютного коридора, внутренние цены, в особенности на товары массового потребления, продолжали неуклонно расти. Вскоре российские розничные цепы на многие товары превысили мировые.

В результате проводимой структурной перестройки экономики России в наиболее тяжелых условиях оказались предприятия сложного машиностроения и наукоемкого производства, где спад достиг 70–80%. Вместе с тем относительно благоприятно складывалась ситуация в сырьевых отраслях добывающей промышленности, прежде всего в нефтяной и газовой, а также в черной металлургии, продукция которых имеет прямой выход на зарубежные рынки.

В 1996–1997 гг. главной задачей руководства РФ в сфере экономики являлось соблюдение жесткой финансовой дисциплины и сокращение бюджетных расходов. Важнейшим источником пополнения государственной казны было признано, наряду с сохранением внешних займов (внешний долг России, включая 100 млрд долл, долга, унаследованного от СССР, в этот период составил свыше 130 млрд долл.), привлечение внутренних финансовых ресурсов (расширение рынка ГКО и ОФЗ в связи с их высокой прибыльностью) и средств от реализации программы приватизации. Осенью 1996 г. развернулась кампания по проведению залоговых аукционов – продаже на конкурсной основе государственного пакета акций крупнейших промышленных предприятий страны во временное управление частным компаниям, обладающим соответствующими финансовыми ресурсами.

К концу 1997 г. российская экономика миновала стадию затяжного структурного кризиса. Большинство показателей на макроэкономическом уровне по итогам года свидетельствовало о тенденции к некоторой стабилизации промышленного производства. Впервые за предшествовавшие семь лет ВВП, по сравнению с 1996 г., не сократился, а вырос (правда, всего па 0,4%).

1997 г. был отмечен также значительным снижением темпов инфляции, которая составила около 12,5%. Таким образом, Россия входила в полосу относительно стабильных, хотя и весьма высоких по мировым стандартам цен и превратилась в страну с открытой экономикой с присущими ей как положительными, так и отрицательными явлениями.

Признанием стабильности российской валюты стало заявление руководства страны в августе 1997 г. о проведении с января 1998 г. деноминации рубля в соотношении 1000 : 1. Однако наметившееся улучшение социально-экономической ситуации было весьма непродолжительным. Середина 1998 г., наоборот, характеризовалась увеличением разрыва между реальным курсом российской национальной валюты и номинальным ее обеспечением. Итогом пагубной для отечественной экономики монетаристской политики стал структурный августовский "дефолт" (1998 г.).

Финансово-экономический кризис 1998 г. и преодоление его последствий. В результате правительственной "игры в пирамиду" ГКО (государственные краткосрочные облигации) у государства возрастал внутренний долг. Покрыть сто за счет внешних финансовых инъекций и средств, полученных в результате ужесточения налоговой политики, было невозможно. Единственной мерой по выходу из финансового тупика могла стать немедленно объявленная девальвация национальной валюты и отмена фиксированного валютного коридора. Правительство же Кириенко усилило финансовый контроль за "естественными монополиями", и прежде всего в отношении основного экспортера страны, получающего реальные валютные средства, – РАО "Газпром", потребовав срочного погашения задолженности госбюджету.

Помимо этого в июле 1998 г. в ходе консультаций с представителями международных финансовых организаций, которые вел председатель правления РАО "ЕЭС" А. Б. Чубайс как "специальный уполномоченный Президента России", было достигнуто соглашение о предоставлении нашей стране МВФ "стабилизационного" кредита на срок 1,5 года в сумме 15 млрд долл., а также займа Всемирным банком и кредита в 800 млн долл. Японией. Первый транш займа в размере 3 млрд долл, на поддержание "валютного коридора" и сохранение "твердого" рубля поступил в Центробанк России от МВФ в начале августа 1998 г. Однако это солидное финансовое вливание не смогло затормозить обвальный процесс банкротства госбюджета России, обусловленный невозможностью аккумулировать огромные финансовые ресурсы, необходимые для покрытия долгов по ГКО. Большинство участников финансового рынка прибегли к маневру "бегства от рубля", хотя ЦБ РФ путем "валютных интервенций" (около 1 млрд долл.) пытался остановить падение курса национальной валюты. Финансовый кризис 17 августа 1998 г. разрушил надежды инвесторов на постепенный выход России из полосы экономической нестабильности.

По данным Госкомстата, ВВП России в 1998 г. составил лишь 2,7 трлн руб. (в новом масштабе цен) и по сравнению с 1997 г. снизился на 4,6%, а доля производства товаров сократилась до 39,4% ВВП. В целом за 1998 г. выпуск промышленной продукции в России в количественном измерении был свернут на 5,2%. В январе 1999 г. среднемесячная инфляция составляла 8,5%. Благодаря жесткому финансовому регулированию, осуществляемому Центральным банком РФ, к маю 1999 г. удалось добиться ее снижения до 2,5%. Немаловажную роль в стабилизации всей российской валютно-финансовой системы сыграли и в целом позитивные действия руководителей финансового блока российского правительства. Благодаря их усилиям к июлю 1999 г. удалось добиться от МВФ и "Парижского клуба" зарубежных кредиторов России "пакетного" соглашения об отсрочке выплат внешних долгов нашей страны.

Важнейшим показателем изменений в макроэкономической сфере была динамика доходов и потребительских расходов населения. Масштабный финансово-экономический кризис августа 1998 г. привел к существенному падению доходов большинства россиян и изменению структуры потребления (потребительских расходов). Так, реальные личные доходы наших соотечественников к лету 1999 г. сократились в среднем примерно на 25%, а потребительские расходы – на 20%, причем значительно возросло потребление более дешевых отечественных товаров.

 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ     След >