Полная версия

Главная arrow Право arrow Административная юрисдикционная деятельность таможенных органов

  • Увеличить шрифт
  • Уменьшить шрифт


<<   СОДЕРЖАНИЕ   >>

9.2. Состав административных правонарушений в области таможенного дела

В теории административного права под составом административного правонарушения понимается единство установленных КоАП РФ объективных и субъективных признаков, характеризующих конкретное общественно опасное деяние как административное правонарушение (например, незаконное перемещение товара через таможенную границу, неуплата таможенных платежей).

Состав административного правонарушения характеризуют четыре элемента: объект, объективная сторона, субъект, субъективная сторона (рис. 9.1).

Объект таможенного правонарушения – общественные отношения, урегулированные нормами таможенного законодательства, которым причиняется вред либо угроза причинения вреда. В зависимости от степени конкретизации выделяют родовой (общий) и непосредственный объект таможенного правонарушения.

В зависимости от степени конкретизации выделяют родовой (общий) и непосредственный объект таможенного правонарушения.

Родовой объект таможенного правонарушения – урегулированные нормами таможенного права России и ТС общественные отношения.

Непосредственный объект таможенного правонарушения – конкретные общественные правоотношения, возникающие на стадиях таможенных операций: декларирования товаров, взимания и уплаты таможенных платежей, помещения товаров на склад временного хранения, проведения таможенного контроля и т.д.

От объекта таможенного правонарушения следует отличать его предмет, являющийся признаком объекта и представляющий собой вещь материального мира, посредством воздействия на которую совершается правонарушение (товары, перемещаемые с сокрытием от таможенного контроля вещи; товары, утраченные вследствие непреодолимой силы; незадекларированные валюта и иные денежные инструменты).

Объективная сторона таможенного правонарушения – внешнее выражение правонарушения, которое включает деяние и его признаки, описанные в диспозиции правоохранительной нормы гл. 16 КоАП РФ.

К признакам объективной стороны могут относиться:

1) время совершения правонарушения. Например: фактическое перемещение товаров через таможенную границу вне времени работы таможенных органов (ч. 1 ст. 16.1 КоАП РФ);

Состав таможенного проступка

Рис. 9.1. Состав таможенного проступка

  • 2) место совершения правонарушения. Например, ввоз товаров и транспортных средств на таможенную территорию помимо пунктов пропуска через Государственную границу РФ и иных установленных мест прибытия (п. 1 ст. 16.1 КоАП РФ);
  • 3) способ совершения правонарушения, который представляет собой приемы, применяемые правонарушителем для совершения противоправного деяния. Например, нарушение таможенных правил способом представления недействительных документов при таможенном оформлении (ст. 16.7 КоАП РФ);
  • 4) "третье лицо", в той или иной форме участвующее в правоотношениях. Например: совершение таможенных операций от имени декларанта или других заинтересованных лиц лицом, не включенным в реестр таможенных представителей, утвержденный приказом ФТС России от 01.09.2010 № 1613, либо включенным в указанный реестр на основании недействительных документов, либо исключенным из него, за исключением случаев, если обязанность по совершению таможенных операций возникла до исключения таможенного представителя из указанного реестра либо если таможенным законодательством ТС и (или) законодательством РФ о таможенном деле предоставлено право на совершение таможенных операций без требования о включении лица в реестр таможенных представителей (ч. 1 ст. 16.23 КоАП РФ).

Объективная сторона состава характеризует правонарушение как антиобщественный акт внешнего поведения нарушителя норм права, влекущий административную ответственность.

Анализируя объективную сторону правонарушения, необходимо учитывать многообразие проявлений данного элемента состава. Содержание объективной стороны характеризуют такие квалифицирующие признаки, как повторность, неоднократность, злостность, систематичность противоправного посягательства.

Повторность означает совершение одним и тем же лицом в течение года однородного правонарушения, за которое он уже подвергался административному наказанию. Данный признак служит отягчающим ответственность обстоятельством.

Неоднократностью правонарушения признается совершение двух и более тождественных проступков, предусмотренных одной статьей КоАП РФ.

Признак злостности характеризует упорство, четко выраженное нежелание нарушителя подчинятся неоднократно предъявленных законным требованиям.

Систематическим признается правонарушение, совершаемое в течение года несколько раз (более трех нарушений), причем в какой-то одной сфере одними и теми же субъектами. Под продолжаемым административным правонарушением понимается совершение одним и тем же лицом нескольких тождественных правонарушений, за каждое из которых правонарушитель должен привлекаться к административной ответственности.

Объективная сторона правонарушений, влекущих ответственность юридических лиц, выражается в действии или бездействии руководителей, других должностных лиц либо представителей предприятий, учреждений и организаций, нарушивших установленные правила.

Объективная сторона может быть выражена в двух формах:

  • 1) форма действия, нарушающего прямой запрет;
  • 2) форма бездействия, нарушающего правовое предписание.

По конструктивным особенностям объективной стороны таможенные правонарушения являются формальными, т.е. не требуют обязательного наличия материального вреда, причиненного правонарушением.

Субъект таможенного правонарушения – лицо, совершившее проступок, закрепленный в статьях гл. 16 КоАП РФ.

Субъектами нарушения таможенных правил могут быть:

  • 1) индивидуальные субъекты – физические лица;
  • 2) коллективные субъекты – юридические лица.

Признаки индивидуального субъекта правонарушения можно поделить на две группы:

  • 1) общие, которыми должны обладать любые лица, привлекаемые к административной ответственности. Это достижение 16-летнего возраста (ст. 2.3) и вменяемость (ст. 2.8);
  • 2) специальные, связанные с особенностью их деятельности (должностное лицо, индивидуальный предприниматель без образования юридического лица) либо особенностью правового статуса лица (военный, призванный на военные сборы, имеющее специальное звание, несовершеннолетний, гражданин, иностранец, лицо без гражданства). Если норма не содержит специальных признаков субъекта, следовательно, к ответственности по ней может привлекаться любой субъект, обладающий общими признаками субъекта.

Коллективные субъекты таможенных правонарушений могут быть поделены на две группы по пределам деликтоспособности:

  • 1) общие – юридические лица, обладающие общей деликтоспособностью вследствие создания и регистрации в установленном законом порядке;
  • 2) специальные – круг юридических лиц, указанных в правоохранительной норме. Например, ст. 16.23 КоАП РФ предусматривает ответственность юридических лиц, осуществляющих коммерческую деятельность в области таможенного дела: таможенных представителей, таможенных перевозчиков, владельцев складов временного хранения, владельцев таможенных складов, уполномоченных экономических операторов и т.д.

Субъективная сторона административного правонарушения представляет собой вину и применительно к физическим лицам может выражаться в форме как умысла, так и неосторожности.

Действуя с умыслом, нарушитель сознает противоправный характер своего действия либо бездействия, предвидит возможность или неизбежность наступления вредных последствий, а также желает этого наступления (прямой умысел) или не желает, но предвидит и сознательно его допускает либо относится к нему с безразличием (косвенный умысел). Правонарушитель подлежит административной ответственности только за совершение тех общественно опасных действий или бездействий и их вредные последствия, в отношении которых установлена его личная вина.

Каждая форма вины важна для квалификации деяния, индивидуализации административных наказаний и т.д. В КоАП РФ они разграничены в конкретных составах. В ряде его статей прямо указывается на умышленную форму вины. Но в большинстве случаев умышленную форму вины можно установить только на основе анализа всех сторон состава административного нравонарушения и прежде всего его объективной стороны. Умышленная вина может служить основанием для применения к правонарушителю более строгого наказания.

Содержание умышленной вины определяется характером административного нравонарушения, состав которого может быть формальным и материальным. Формальным признается такой состав правонарушения, который не предусматривает наступление при его совершении какого-либо общественно опасного, вредного последствия. Устанавливается только факт нарушения того или иного правила (например, нарушение таможенных правил).

Материальный состав включает в себя кроме противоправного действия или бездействия обязательное наступление в результате совершения административного правонарушения общественно опасных последствий.

Административное правонарушение физическим лицом может быть совершено и по неосторожности, и вина в этом случае проявляется в двух формах:

  • 1) легкомыслие состоит в том, что лицо предвидит возможность наступления противоправного результата, по самонадеянно рассчитывает его предотвратить;
  • 2) небрежность состоит в непредвидении возможности противоправных последствий, хотя при данных обстоятельствах лицо должно было и могло их предвидеть.

Правонарушение, совершенное по неосторожности, является менее опасным по сравнению с правонарушением, совершенным умышленно.

Исследование общих признаков административного правонарушения, изучение его юридического состава имеет большое значение для квалификации, так как от этого зависит, будет она на данном этапе остановлена или продолжена в форме дальнейшего исследования признаков состава конкретного правонарушения.

Говоря о вине юридического лица, необходимо отметить, что определенные сложности понятия вины в административной ответственности юридического лица долгое время имели место в виду того, что организация как субъект ответственности лишена возможности что-либо предвидеть, так как термин "юридическое лицо" является условным, юридически фиктивным. Есть основания полагать, что в административном праве вина такого субъекта как юридического лица прежде всего связана не с общественной опасностью своего проступка и осознанием этой общественной опасности, а с противоправностью деяния.

Бесспорно, вина – необходимое условие всякой ответственности. Не может быть ни административной, ни дисциплинарной, ни гражданской, ни уголовной ответственности без наличия вины, т.е. совершения противоправного действия (бездействия).

Действительно, юридическая ответственность возможна, целесообразна и справедлива лишь при наличии вины правонарушителя. Представляется, что данное утверждение должно в полной мере относиться и к административной ответственности юридических лиц. Однако вследствие того, что организации представляют собой коллективные образования со сложной системой связей внутри их, определение сущности вины организаций (в сравнении с виной отдельных лиц) представляет определенную сложность. Юридические лица не обладают ни психикой, ни умом, ни волей, и вполне понятно, что до недавнего времени не существовало единства в определении понятия вины юридического лица.

Казалось, что понятие вины или признаки виновности юридического лица в административном праве должны иметь свою формулировку, непохожую на конструкцию вины физического лица.

Некоторыми учеными, специалистами хозяйственного, гражданского права, вопрос об ответственности юридических лиц решался сходным с общей теорией права образом – только на основе объективных факторов без учета субъективных[1]. Фактор вины собственно и не учитывался. Объективный масштаб оценки означает оценку поведения с точки зрения соответствия поведения лица требованиям законодательства. Объективное вменение имеет тот недостаток, что подменяет психическое отношение лица к содеянному, как форму выражения вины, оценкой поведения лица. Сам факт несоблюдения требований закона рассматривается как виновность. При объективном критерии особенно заметно отождествление вины и противоправности. Учитывая специфику такого субъекта правоотношений, как юридическое лицо, его вина всегда рассматривалась как принятие либо непринятие всех необходимых и возможных мер для предотвращения нарушения либо смягчения его неблагоприятных последствий. Иными словами, фактически исследовался вопрос о наличии либо отсутствии (в изложенной выше трактовке) степени вины. Степень вины, по сути, обусловливалась степенью активности юридического лица в принятии мер по предотвращению нарушения.

Близкой в вопросе вины к теории объективного вменения состоит теория субъективного вменения. При таком подходе также характерно рассмотрение нарушения закона как виновность, с той лишь разницей, что критерием для определения масштаба деятельности лица служит анализ возможностей конкретного субъекта в данной ситуации. При объективном вменении анализируются средние способности среднего человека. Так или иначе выяснению подлежало не само психическое состояние правонарушителя, а соответствие его поведения предъявляемым требованиям.

Как видим, отождествление вины и противоправности, характерное для гражданского (хозяйственного) права, понимание виновности юридического лица только как неправомерное действие или бездействие уже не есть собственно вина как продукт нервной, психической деятельности. На практике проблема вины означает исследование причин тех или иных сознательных действий субъекта. Применительно же к юридическому лицу такой признак, как сознание, не применим. Поэтому оценивать деятельность юридического лица с точки зрения умысла или неосторожности в административном праве не представляется возможным.

Вопросы вины юридических лиц за нарушения таможенных правил ранее вообще никогда не стояли. ТК РФ в редакции 1993 г. вина юридического лица как основание для привлечения его к ответственности не рассматривалась и не входила в предмет доказывания. Часть 6 ст. 231 ТК РФ предусматривала, что "предприятия, учреждения и организации, а также лица, занимающиеся предпринимательской деятельностью без образования юридического лица, несут ответственность за нарушение таможенных правил, за исключением случаев, когда правонарушение произошло вследствие действия непреодолимой силы". Статья 320 ТК РФ определяла в числе прочих, что предметом доказывания по делу о нарушении таможенных правил в отношении юридического лица является "факт совершения нарушения таможенных правил предприятием, учреждением или организацией, а также лицом, занимающимся предпринимательской деятельностью без образования юридического лица", а виновность относила к предмету доказывания только по делам в отношении физических и должностных лиц.

Судебная же практика по делам о нарушении таможенных правил пошла по пути, не совпадающему с требованиями законодательства. Зачастую судами при рассмотрении жалоб юридических лиц на постановления таможен выносились решения об отмене этих решений на основании отсутствия в действиях лица вины.

Данные решения основывались на выводах Конституционного Суда РФ о том, что "к основаниям ответственности, исходя из общего понятия состава правонарушения, относится и вина, если в самом законе прямо и недвусмысленно не установлено иное.

Иная трактовка состава таможенного правонарушения как основания ответственности противоречила бы и природе правосудия: суд, обеспечивающий в связи с привлечением к ответственности за нарушение таможенных правил защиту прав и свобод физических и юридических лиц посредством судопроизводства, основанного на состязательности и равноправии сторон (статья 123 Конституции РФ), не может ограничиваться формальной констатацией лишь факта нарушения таможенных правил, не выявляя иные связанные с ним обстоятельства, в том числе наличие или отсутствие вины соответствующих субъектов, в какой бы форме она ни проявлялась и как бы ни было распределено бремя ее доказывания"[2].

Однако в этом же Постановлении указывалось, что "решая вопрос о распределении бремени доказывания вины, законодатель вправе – если конкретный состав таможенного правонарушения не требует иного – освободить от него органы государственной власти при обеспечении возможности для самих субъектов правонарушения подтверждать свою невиновность".

Таким образом, Конституционным Судом РФ был сделан вывод о том, что одним из оснований привлечения к административной ответственности юридического лица является вина. Но в то же время ранее понятие вины юридического лиц, формы ее выражения раскрыты не были.

Новым законодательством, устанавливающим административную ответственность за нарушения таможенных правил, на таможенные органы четко и недвусмысленно возложена обязанность доказывания вины юридических лиц в совершении административного правонарушения. КоАП РФ установлено, что по делу об административном правонарушении выяснению подлежит "виновность лица в совершении административного правонарушения" (п. 3 ст. 26.1).

Таким образом, КоАП РФ поставил законодательную точку в споре о вине юридического лица. В отличие от вины физического лица, которая определена в ст. 2.2 (формы вины) и может быть умышленной или виной по неосторожности, согласно ч. 2 ст. 2.1, как отмечалось выше, юридическое лицо признается виновным в совершении административного правонарушения, если будет установлено, что у него имелась возможность для соблюдения правил и норм, за нарушение которых КоАП РФ или законами субъекта РФ предусмотрена административная ответственность, но данным лицом нс были приняты все зависящие от него меры по их соблюдению (ч. 2 ст. 2.1).

Учитывая, что таможенные органы осуществляют производство по большому количеству дел об административных правонарушениях, возбужденных в отношении юридических лиц, более 10 лет назад ГТК России было направлено в таможенные органы письмо от 21.01.2002 № 01-06/2052 "О доказывании вины юридических лиц", фактически не утратившее своей фундаментальной значимости и в настоящее время. Из данного письма следует:

1. В соответствии с Постановлением Конституционного Суда РФ от 27.04.2001 № 7-П по делу о проверке конституционности ряда положений ТК РФ должностные лица таможенных органов обязаны предоставить привлекаемому к ответственности за нарушения таможенных правил юридическому лицу возможность реализовать право должным образом подтвердить, что правонарушение было вызвано чрезвычайными, объективно непредотвратимыми обстоятельствами и другими непредвиденными, непреодолимыми препятствиями, находящимися вне контроля данного лица, при соблюдении им той степени заботливости и осмотрительности, какая требовалась от него в целях надлежащего исполнения таможенных обязанностей.

Предоставление указанной возможности может выражаться в следующем.

Если само лицо не представляет соответствующие доказательства, ему должно быть разъяснено наличие у него права предоставлять доказательства своей невиновности, а также то, что Постановление обязывает таможенные органы предоставить лицам право (возможность) доказать свою невиновность. При этом разъяснение содержания этого права и способа его реализации не должно облекаться в форму требования.

Кроме того, все материалы дела, вся совокупность представленных лицом объяснений и доказательств, даже если они не были предоставлены специально в доказательство невиновности, должны рассматриваться через призму реализации указанного права юридического лица на предмет выявления и анализа фактов, свидетельствующих об отсутствии вины.

  • 2. Исходя из смысла определения вины юридических лиц, заложенного в Постановлении, можно сделать вывод, что рассматриваемое понятие определяется через три основные составляющие: лицо 1) должно выполнить таможенную обязанность; 2) могло ее выполнить, но 3) не выполнило обязанность.
  • 1. Долженствование лица выполнить ту или иную обязанность в сфере таможенных правоотношений вытекает прежде всего из общеправового принципа, закрепленного в ст. 15 Конституции РФ, согласно которому любое лицо должно соблюдать установленные законом обязанности. То есть, вступая в таможенные правоотношения, лицо должно не только знать о существовании обязанностей, отдельно установленных для каждого вида правоотношений, но и обеспечить их выполнение, т.е. соблюсти ту степень заботливости и осмотрительности, которая необходима для строгого соблюдения требований закона. Однако если при решении вопроса о виновности лица знание им закона презюмируется, то вопрос, обеспечило ли оно выполнение обязанности, подлежит доказыванию.
  • 2. При этом права лица, корреспондирующиеся с его обязанностями в каждом правоотношении, как раз и определяют указанную степень заботливости и осмотрительности, которая должна быть проявлена лицом. Но при исследовании вопроса о мерах, которые лицо могло предпринять для обеспечения выполнения обязанности, недопустимо рассматривать только права, предусмотренные таможенным законодательством, отдельно от тех прав, которые предоставлены лицу иными законами и нормативными актами, например, для обеспечения поступления валютной выручки от экспорта товаров лицо должно использовать права, установленные гражданским законодательством и международными правовыми актами (например, использование безотзывного аккредитива).

Большое значение в этой связи имеет вопрос о достаточности мер, предпринятых лицом для обеспечения выполнения обязанности. Здесь должен использоваться принцип разумной достаточности, для которого можно выделить следующие основные критерии:

  • 1) обычаи делового оборота в данной сфере деятельности, т.е. те меры, которые обычно принято предпринимать и которых обычно достаточно для выполнения обязанности;
  • 2) практику работы юридического лица;
  • 3) характеристику контрагентов (время работы, серьезность и т.п.);
  • 4) использование лицом тех мер, которые позволяют наиболее полно гарантировать выполнение обязанности;
  • 5) доверие какому лицу (работнику) было оказано на таможенное оформление или иные функции, связанные с выполнением таможенных обязанностей (т.е. кадровая политика лица с точки зрения осмотрительности).

Все вышеперечисленные обстоятельства должны исследоваться и учитываться для определения в каждом конкретном случае достаточности предпринятых лицом действий.

Определив круг правовых возможностей выполнения лицом обязанности, необходимо рассмотреть вопрос о реальной возможности лица при данных конкретных обстоятельствах реализовать указанные права: не было ли каких-либо препятствий, находящихся за пределами его воли (учитывая как форсмажор, так и иные препятствия).

При выяснении данного вопроса необходимо иметь в виду следующее:

  • • ссылки юридического лица на так называемый эксцесс исполнителя являются несостоятельными, поскольку, учитывая, что все действия юридического лица опосредованы и выражаются в действиях тех физических лиц, которые в силу закона, трудового договора, учредительных и иных документов представляют это лицо в отношениях с третьими лицами и выступают от его имени, принимают решения и осуществляют управление, все действия работника юридического лица рассматриваются как действия этого лица. Кроме того, правильный подбор и расстановка кадров, допуск к полномочиям, контроль за деятельностью работников – все это также является проявлением разумной осмотрительности лица, направленной на обеспечение его деятельности;
  • • если юридическое лицо вступает в таможенные правоотношения не непосредственно, а через другое юридическое лицо, действующее по договору представительства, то все действия представителя и объем его полномочий регулируются гражданским законодательством (ст. 182–184 ГК РФ). То есть все действия представителя рассматриваются как действия представляемого лица, однако если представитель вышел за пределы полномочий, а представляемое лицо не одобрит впоследствии этих действий, то действия, выходящие за пределы полномочий, считаются совершенными представителем от своего имени (ст. 183 ГК РФ).

Таким образом, если объективных обстоятельств, препятствующих выполнению лицом таможенных обязанностей, нет и отсутствует факт реализации прав, обеспечивающих исполнение этих обязанностей, т.е. лицо было обязано, имело и правовую, и реальную возможность эту обязанность выполнить, но не предприняло соответствующих мер, то однозначен вывод о виновности данного лица.

Рассмотрим более подробно составы нарушений таможенных правил в соответствии с КоАП РФ.

  • [1] См., например: Овчарова О. Д. Материально-правовые проблемы административной ответственности юридических лиц // Государство и право. 1998. № 7. С. 14–19; Бахрах Д. Н. Административная ответственность. М., 1999.
  • [2] Постановление Конституционного Суда РФ от 27.04.2001 № 7-Г1 "По делу о проверке конституционности ряда положений Таможенного кодекса Российской Федерации в связи с запросом Арбитражного суда города Санкт-Петербурга и Ленинградской области, жалобами открытых акционерных обществ “АвтоВАЗ” и “Комбинат "Североникель"”, обществ с ограниченной ответственностью “Верность”, “Вита-Плюс” и “Невско-Балтийская транспортная компания”, товарищества с ограниченной ответственностью “Совместное российско-южноафриканское предприятие "Эконт" и гражданина А. Д. Чулкова”".
 
<<   СОДЕРЖАНИЕ   >>