Социальная среда и объекты управления на Руси в эпоху Золотой Орды

Механизм властвования и управления в азиатской империи был ориентирован на обеспечение стабильности и поддержания порядка среди покоренных народов. В качестве приоритетных объектов государственного управления в период монгольского завоевания выступают отношения собственности и социальная структура древнерусского общества.

Структура собственности радикально изменилась. Все завоеванные русские земли по монгольскому праву признавались собственностью хана и подлежали свободному распоряжению завоевателя. Русские князья превращались в наместников хана, были только владельцами земли и податных людей в пределах воли хана.

С населения, живущего на завоеванных землях, монголы собирали дань. Для определения размера дани ("выхода") в 1257–1259 гг. татарские численники – писцы переписали русское население земель Киевской, Суздальской, Рязанской, Муромской, Новгородской, за исключением церковнослужителей. С этого времени древние акты именуют таких людей "численными", т.е. переписанными. Все крестьяне, занесенные в число и опись, должны были платить дань завоевателю под контролем великого князя и всех других русских князей как наместников хана.

Все люди, платившие дань (черные люди, численные люди, городские люди, гости, суконники), и земли этих людей как собственность завоевателя были изъяты из гражданского оборота, т.е. не подлежали купле-продаже, залогу, дарению и завещанию.

Социальная структура также подверглась трансформации. Были изменены принципы стратификации. На древнерусское общество была перенесена этакратическая (от франц. etat и греч. kratos – государственная власть) стратификационная система, свойственная обществам азиатского деспотизма. В ней различия между социальными группами обусловлены их положением во властно-государственных иерархиях (политических, военных, хозяйственных), возможностями мобилизации и распределения ресурсов и, наконец, размерами привилегий, которые эти группы способны извлекать из своих властных позиций. При этом все социальные группы древнерусского общества независимо от статуса выступали в качестве подвластных.

Правящий класс оказался в вассальной зависимости от завоевателей. Князья были обращены в подданных – наместников великого хана Золотой Орды. Удельным русским князьям были вручены ханскими ярлыками их вотчины на правах владений.

Духовенство на Руси сохранило свою организацию. По закону Чингисхана его потомки обязаны были соблюдать полную веротерпимость в подвластных им владениях и оказывать уважение и покровительство всем религиям и духовным лицам, состоящим под властью хана.

Русская православная церковь получила ханский ярлык, предоставивший следующие права: непрекословность веры, богослужения, законов церкви, неподсудность лиц духовного звания суду светскому, за исключением разбоя и убийства; освобождение от податей, повинностей и пошлины в пользу ханов всего русского духовенства, ближайших родственников духовных лиц, всех церковных людей и всех церковных имуществ. За нарушение ярлыков татарским князьям, вельможам, баскакам, послам, всем людям татарского царства ханы угрожали "гневом божьим на небе и казнью на земле".

Во главе Русской церкви стоял митрополит, подвластный константинопольскому патриарху. В духовном состоянии различались высшее духовенство и низшее, белое и черное. К высшему принадлежали иерархи, стоявшие во главе церкви, начальники церковных округов (епархий) и монастырей. К низшему духовенству принадлежали священно- и церковнослужители приходов и низшее черное духовенство, состоявшее из монахов и монахинь. Русская митрополия делилась на епархии, управление которыми находилось в руках епископов или архиепископов. Во времена Золотой Орды было 12 епархий. Низшую единицу церковного деления составлял приход со священником, дьяконом, дьячком и пономарем и т.д., составлявшими церковный причт.

Митрополиту, как и всем епархиям, принадлежала десятина – десятая часть от всех княжеских даней и пошлин, доходы с приходских церквей, доходы с церковного суда.

Приходское духовенство "кормилось" добровольными приношениями прихожан за исполнение церковных треб.

Для удобства налогообложения и контроля над крестьянством завоеватели сохранили основную форму социальной организации – сельскую общину. Во времена Золотой Орды она состояла из людей центрального поселения и людей, "тянувших к нему данью, управлением и судом селений, деревень и дворов". Каждая община знала свои границы и в ней существовала круговая порука по уплате податей и отбыванию повинностей, лежащих на общине. Общину могло составлять одно многочисленное селение, но обыкновенно в лее входило от четырех до десяти селений, между которыми одно из них служило центром.

Размер земельного участка каждого общинника ("выть" или "жеребий") зависел от его состояния. В связи с этим черные крестьяне делились на лучших, средних и молодших. Владелец земельного участка мог передать его по наследству, отдать внаем и даже продать другому лицу, но не иначе, как с согласия всей общины и с условием, что "наемщик, наследник и покупщик" принимают на себя тягло, лежавшее на приобретаемом участке черной земли.

Община имела право принимать на свободные участки тяглой земли новых поселенцев из вольных людей – "не тяглых и не письменных". Новый поселенец освобождался на время от всех податей и повинностей, лежащих на общине, с тем чтобы новый член общины "мог встать на ноги". По истечении льготного срока они делались полноправными их членами и теряли право самовольного выхода из ее среды.

"Безвытные" люди черных общин, т.е. не владевшие наследственными земельными наделами, назывались подсуседями, захребетниками, батраками, казаками, молодшими людьми. Они жили во дворах вытных людей, помогали обрабатывать им свои "жеребья" (наделы) как вольнонаемные работники и домашние слуги.

Черные люди обязаны были содержать княжеских чиновников, приезжавших по служебным обязанностям, давать им корм и подводы ("ям"). Сверх дани, корма и яма черные люди должны были платить разного рода пошлины на содержание в исправности городов-крепостей, за совершение юридических сделок. Самовольный выход из черной общины запрещался. Междукняжеские договоры дают право перехода только вольным людям, по формуле: "боярам, детям боярским, слугам и христианам меж нас вольным воля".

Правовое положение горожан, признавших над собою власть завоевателя, определялось их обязанностями по отношению к последнему, по которым они должны:

  • – платить дань;
  • – строить и поддерживать городские укрепления;
  • – содержать княжескую дружину;
  • – содержать служилых людей князя, назначаемых последним в подвластные города для администрации и суда;
  • – платить в казну князя пошлины за совершение юридических сделок и актов.

В эпоху монгольского владычества увеличилось количество вольных людей, т.е. людей, лишенных средств к существованию. Отпуская на свободу своих дворовых без земли, князья и бояре расширяли класс безземельных вольных людей, из которых счастлив был тот, кто просил и получал холопство или выпрашивал где-нибудь себе "подмогу", обзаводился хозяйством на чужой земле, становясь закупом, исполовником своего господина-кредитора.

 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ     След >