Советы рабочих, солдатских и крестьянских депутатов как альтернативная модель власти

Совершенно иначе, нежели у буржуазного государства, пошел процесс легитимации у Советов.

Наполнение содержанием зародившихся в виде Советов форм государственности и обретение ими легитимности происходило в основном снизу, стихийно. Если Временное правительство унаследовало аппарат монархической государственности и ничего практически в нем не меняло, то история обретения власти Советами остается как бы "белым пятном". Очень известный деятель того времени художник А. Н. Бенуа писал в апреле 1917 г.; "У нас образовалось само собой, в один день, без всяких предварительных комиссий и заседаний нечто весьма близкое к народному парламенту в образе Совета рабочих и солдатских депутатов"[1].

Поначалу обретение Советами власти происходило даже вопреки намерениям их руководства – эсеров и меньшевиков. Никаких планов сделать Советы альтернативной формой государственной власти у создателей Петроградского Совета не было. В них видели средство поддержать новое правительство снизу и "добровольно передать власть буржуазии". Та сила в форме Советов, которая стала складываться в противовес Временному правительству и которую впоследствии возглавили большевики, была выражением массового стихийного движения.

Эсеры и меньшевики, став во главе Петроградского Совета, и не предполагали, что через Советы поднимется, неведомая теориям, государственность крестьянской России, для которой монархия стала обузой, а правительство кадетов – недоразумением. Это движение надо было идеологически обосновать, что и сделал В. И. Ленин в своих знаменитых "Апрельских тезисах" (1917 г.), где поставил вопрос о выборе типа государственности.

В. И. Ленин отмечает, что Россия после Февраля пошла не по пути Запада – без явного влияния политиков и лидеров. "Не парламентская республика – возвращение к ней от Советов рабочих депутатов было бы шагом назад, а республика Советов рабочих, батрацких и крестьянских депутатов по всей стране, снизу доверху", – так оценивал положение В. И. Ленин[2]. Вернувшись в 1917 г. в Россию, он писал: "Советы рабочих, солдатских, крестьянских и пр. депутатов не поняты... еще и в том отношении, что они представляют из себя новую форму, вернее, новый тип государства"[3]. На уровне государства это был, конечно, новый тип, но на уровне самоуправления это был именно традиционный тип, характерный для аграрной цивилизации – тип военной, ремесленной и крестьянской демократии доиндустриального общества.

В России Советы вырастали из крестьянских представлений об идеальной власти. Исследователь русского крестьянства А. В. Чаянов писал: "Развитие государственных форм идет не логическим, а историческим путем: наш режим есть режим советский, режим крестьянских советов. В крестьянской среде режим этот в своей основе уже существовал задолго до октября 1917 года в системе управления кооперативными организациями"[4].

Таким образом, в "Апрельских тезисах" содержался цивилизационный выбор, прикрытый срочной политической задачей.

Главная мысль была в том, что путь к социализму в России лежит не через полное развитие и исчерпание возможностей капитализма, а прямо из состояния того времени с опорой не на буржуазную демократию, а на новый тип государства – Советы. Сила их, по мнению В. И. Ленина, была в том, что они реально связаны с массами и действуют вне рамок старых норм и условностей "как продукт самобытного народного творчества, как проявление самодеятельности народа". А ведь в тот момент большевики не только не были влиятельной силой в Советах, но были в них представлены меньшинством.

Затем роль большевиков в Советах стала заметно возрастать, именно они разработали "будущие декреты". История зримо демонстрирует этот процесс: власть совершенно бескровно и почти незаметно "перетекла" в руки Петроградского Совета, который передал ее II Съезду Советов рабочих солдатских депутатов. Съезд сразу принял Декреты о мире и о земле – предусмотренные В. И. Лениным в качестве главных источников легитимации нового порядка в момент его возникновения.

Именно эти декреты нейтрализовали Учредительное собрание. Оно отказалось признать их и вообще Советскую власть, проговорило впустую почти сутки и было закрыто, поскольку "караул устал".

В противостоянии Временного правительства и Петроградского Совета, за которым наблюдали все те, до кого доходила информация, Совет все время "набирал очки", завоевывал симпатии населения.

Пробным камнем стал вопрос о земле. Уже 9 апреля 1917 г. Петроградский Совет признал "запашку всех пустующих земель делом государственной важности" и потребовал создания на местах земельных комитетов.

И не только по главным вопросам – мира и земли, а по множеству житейских дел, которые сильно влияли на обыденное сознание, выигрывали Советы в воздействии на общественное мнение.

Так, Петроградский Совет, имея авторитет в среде рабочих и солдат, оказался гораздо более дееспособным, чутким и гибким в создании условий жизни граждан. В первые же дни революции была ликвидирована полиция, из тюрьмы выпущены уголовники, и город жил под страхом массовых грабежей. Временное правительство создало милицию из студентов-добровольцев, а Совет – милицию из рабочих, обязав откомандировать в нее каждого десятого рабочего. Было очевидно, что основную работу по наведению порядка выполнила рабочая милиция.

Когда деятели культуры ("комиссия М. Горького") обратились в Совет с просьбой отказаться от захоронения жертв революции на Дворцовой площади, Совет сразу пошел навстречу.

Напротив, вопреки всем просьбам комиссии не занимать Зимний дворец под учреждения, там разместилось Временное правительство, причем премьер-министр занял под жилое помещение историческую комнату Александра III, он и его приближенные пользовались музейными предметами как утварью, а караул из 1000 солдат был размещен в парадных залах.

Такие мелочи не прибавляли авторитета Временному правительству в среде горожан.

Именно в Советы приходилось обращаться за разрешением социальных конфликтов, причем даже "буржуазной" стороне (например, при конфликте инженеров с рабочими в Петрограде и врачей с младшим персоналом в Москве).

Таких вопросов, в решении которых Советы оказывались более действенными и близкими к жизни органами власти, было множество.

Во время двоевластия (несмотря на предательство верхушки Советов – эсеров и меньшевиков, неоднократно передававшей власть буржуазии) проходил процесс организационного становления Советов на производстве, в деревне, воинских частях.

На Всероссийском совещании Советов (март – апрель 1917 г.) была определена структура советских органов: уездные, районные, губернские, областные Советы и их исполнительные комитеты.

В сентябре 1917 г. на выборах в Советы в большинстве районов России победили большевики. Все попытки большевиков мирным путем получить власть не увенчалась успехом, несмотря на то, что Советы всех уровней оказались большевистскими. Меньшевики и эсеры противились этому мирному переходу. Большевики вынуждены были при Советах организовывать революционные комитеты, которые начали формировать боевые отряды. VI съезд партии большевиков (июль 1917 г.) взял курс на вооруженное восстание.

  • [1] Александр Бенуа размышляет... М., 1968. С. 528.
  • [2] Ленин В. И. Полн. собр. соч. Т. 31. С. 116
  • [3] Ленин В. И. Полн. собр. соч. Т. 33. С. 215.
  • [4] Чаянов А. В. Основные идеи и формы организации крестьянской кооперации. М., 1919. С. 15.
 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ     След >