Конфликт с Церковью

Как идеократическое государство (т.е. основанное на идее установления "светлого будущего"), возникающее революционным путем, Советское государство неминуемо вступало в конфликт с Церковью, которая была важнейшей частью старой государственности. Сосуществование двух структур, претендующих на статус высшего арбитра в вопросах общей этики, двух "носителей истины", было невозможно.

Разделение их "сфер влияния" государства и церкви могло быть сделано лишь в стабильный период.

Даже такая "рациональная", целиком выросшая на идеалах Просвещения революция, как Великая французская, в момент накала страстей проявила свой религиозный характер и на время "свергла" старых богов. 7 мая 1794 г. Конвент принял Декрет о Верховном Существе, согласно которому каждый француз был обязан верить в существование этого демиурга и в бессмертие души.

Коммунистическое учение того времени в России было в огромной степени верой, особой религией, во имя которой большевики и повели борьбу с "неправильной" верой.

В первые месяцы после октября 1917 г. произошло обострение конфликта между коммунизмом и христианством. Оно было связано с общей уверенностью значительного культурного слоя России в недолговечности режима большевиков. Это толкнуло Церковь на открытое выступление против Советской власти. 19 января 1918 г. патриарх Тихон (В. И. Белавин) предал ее анафеме, и большая часть духовенства стала сотрудничать с белыми.

На это советская власть ответила декретом об отделении Церкви от государства, целесообразность которого до этого вызывала сомнения в партии. Часть клира, включая некоторых иерархов, попала под репрессии, особенно во время красного террора. По архивным данным, в 1918 г. было расстреляно 827 священнослужителей (в 1919 г. – 19).

После окончания Гражданской войны была начата огромная по масштабам организованная кампания против Церкви. В частности, по всей стране прошла ликвидация мощей православных святых и закрытие монастырей. Главный удар был приурочен к страшному голоду в Поволжье 1921 г. в виде кампании по изъятию церковных ценностей для помощи голодающим.

Это прикрытие атаки на Церковь обезоруживало ее защитников и усиливало раскол в среде священников (часть их поддерживала акцию). В то же время грубость акции провоцировала Церковь на активное противодействие, которое как бы оправдывало последующие репрессии.

28 февраля 1922 г. патриарх Тихон выпустил послание, в котором призвал к защите церковного достояния. Акции по изъятию ценностей проходили трудно, с кровавыми столкновениями. Всего их было зафиксировано 1414. Начало было положено столкновением в г. Шуе 15 марта 1922 г., где набатным звоном было собрано около 3 тыс. верующих и в ходе стычки с красноармейцами погибли шесть человек.

Возник неявный раскол и в среде большевиков, включая руководство. Часть коммунистов вышла из партии и даже активно участвовала на стороне верующих. Довольно упорное сопротивление оказывал председатель ВЦИК М. И. Калинин, осторожную позицию занимал В. М. Молотов. Большинство членов Политбюро поддерживали Л. Д. Троцкого.

Проблема взаимоотношения Церкви и государства постепенно вышла на первый план в процессе построения основ социализма. Актуальность темы привела к тому, что церковный вопрос за 1922 г. был включен в повестку 24 заседаний Политбюро ЦК РКП(б). 12 ноября официально кампания была закопчена, и Л. Д. Троцкому было поручено реализовать собранные церковные ценности за рубежом (кстати, собрано было намного меньше, чем предполагалось). Папа Римский предлагал выкупить все ценности разом, выплатив всю требуемую сумму. Ему было отказано.

В ходе этой кампании патриарх Тихон многократно и безуспешно пытался найти компромисс с властью. Так, он осудил резолюции собранного духовенством в эмиграции Карловацкого собора, который обратился к Генуэзской конференции с призывом объявить крестовый поход против Советского государства.

  • 6 мая 1922 г. патриарх был заключен под домашний арест. В ходе допросов и бесед патриарх Тихон изменил позицию и пошел на компромисс с Советской властью, написав 16 июня 1923 г. "покаянное" заявление: "Я Советской власти не враг". Судебное дело против него было закрыто, выехать за границу он не захотел.
  • 1 июля 1923 г. после богослужения в Донском монастыре патриарх произнес проповедь, в которой решительно осудил всякую борьбу против Советской власти и призвал церковь стать вне политики. Патриарх, прежде всего, стремился вывести Церковь из-под удара, однако признание ошибочности решения Церкви принять активное участие в политической борьбе имело принципиальный характер.

Антисоветская публицистика представляет заявление патриарха Тихона следствием давления на него следователя ОГПУ, не понимая, какое место занимает в Церкви патриарх, и, видимо, ничего не зная о личности В. И. Белавина. Никаких свидетельств неискренности его вывода не существует.

В январе 1924 г. патриарх рассылает по церквам распоряжение (в котором содержится формулировка "О стране Российской и о властех ея") о молитвенном поминовении государственной власти в богослужениях.

Начался новый, сравнительно спокойный этап взаимоотношений государства и Церкви, который прерывался вспышками антицерковных кампаний. Эти кампании, и особенно действия 1918–1922 гг., сильно подорвали позиции Советского государства в сознании значительной части народа.

Чтобы верно оценить и мотивы, и условия проведения антицерковной кампании, надо учесть, что к 1917–1918 гг., несмотря на религиозность большинства населения, авторитет Церкви как института сильно упал из-за его слишком тесной связи с дискредитированным царским строем. Затем, в начале 1918 г., в момент массовых упований на мирное развитие процесса. Церковь не встала над назревающим братоубийственным конфликтом как миротворческая сила, а заняла радикальную позицию на одной стороне, которая не была поддержана народом.

Поэтому антицерковная кампания 1922 г. не только не встретила реального массового сопротивления, но даже вызвала энтузиазм "на местах". Некому оказалось "вразумить" высшие органы государства, и в этом конфликте России была нанесена тяжелейшая травма.

 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ     След >