Тоталитарный режим и командно- административная система управления в СССР (1930-1940-е гг.)

К концу 1920-х гг. в СССР были решены основные задачи, которые возлагались на нэп. Было восстановлено разрушенное войнами хозяйство, стабилизировалась социальная и демографическая ситуация, сложились и укрепились система государственных органов и учреждений, правопорядок.

Теперь встала новая задача – "построение социализма в одной отдельно взятой стране", сформулированная правящей партией – РКП(б), решение которой осложнялось отсутствием внутри страны экономических, технологических и гуманитарных предпосылок для ее осуществления, а также неблагоприятными внешними факторами.

Необходимо было трансформировать технологически отсталую аграрную страну в промышленно развитую державу. Причем решение подобной задачи должно было быть осуществлено в исторически короткие сроки и в условиях враждебного окружения.

Для этого была принята программа модернизации СССР, которая включала четыре важных направления – индустриализацию, коллективизацию, культурную революцию, создание новой армии.

Главным итогом в ней было формирование нового человека. Необходимо было превратить человека с крестьянским типом мышления, восприятием времени, стилем труда и поведения – в человека современного индустриального общества, способного перейти от традиционного образа жизни к более сложному, технологически развитому и быстро изменяющемуся.

Избранный курс на форсированное строительство социализма не имел и не мог иметь другого инструмента, кроме:

  • – усиления директивных начал;
  • – жесткой централизации управления;
  • – оперативного администрирования;
  • – жесткого контроля.

По мере того как шло продвижение по этому пути, росло значение государственного аппарата как проводника не только индустриализации и коллективизации, но и руководителя всех отраслей государственной жизни.

Низкий культурный уровень и уровень политической грамотности трудящихся, отсутствие или постоянная нехватка квалифицированных кадров в среднем и низовом звеньях управления (самых многочисленных) заставляли делать ставку на аппарат управления в верхнем звене. Партийный и советский аппарат верхнего звена становился если не единственной, то основной организующей силой строительства социализма, материальным носителем революционных идей.

В аппарате основными методами достижения цели становились не квалификация, не профессионализм, а командно- административные приемы. Результатом был отрыв аппарата от руководимых и непосредственных производителей, сращивание аппарата партийного с советским, что вполне укладывалось в сталинское представление о характере первенства политики над экономикой: внеэкономическое принуждение, считал И. В. Сталин, опирается на дисциплинированный аппарат, который является решающей силой преобразования.

Командно-административная система управления постоянно балансировала между бюрократическим аппаратом и трудящимися массами, между чрезвычайными мерами и народным энтузиазмом.

При этом цели социализма отделялись от человека. Интересы человека заменялись интересами государства. А государство превращалось в систему ведомств, в которой нет места самодеятельности, самоуправлению, творчеству масс.

К концу 1930-х гг. командно-административная система управления набрала такую устойчивость и силу инерции, которые позволили ей прочно удерживать свои позиции до 1990-х гг.

Таким образом, реализовать этот масштабный социальный проект в сжатые сроки было способно тоталитарное государство и командно-административная система управления путем огосударствления всех сторон жизни, жесточайшей дисциплины и неимоверной мобилизации наличных ресурсов. Подобный механизм властвования и управления обладал способностью концентрировать ресурсы на важных направлениях социально-экономического прогресса и достигать поставленных целей, был в состоянии дать ответы на зарождающиеся глобальные и локальные угрозы и вызовы.

 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ     След >