Чрезвычайная система управления: структура и механизм функционирования

Великая Отечественная война потребовала перестройки всей системы государственного управления.

В условиях войны была необходима чрезвычайная система управления. Она оправдана и допустима лишь на это время и представляет собой совокупность принципов, методов, приемов управления, основанных на внесудебном принуждении и массовых репрессиях. Объективные условия, в которых она вызревала, следует рассматривать как чрезвычайные, требующие чрезвычайной системы управления с характерной для нее максимальной концентрацией власти.

Наряду с продолжавшими функционировать конституционными высшими и центральными органами власти и управления были созданы чрезвычайные: Государственный комитет обороны СССР (ГКО СССР), местные (городские) комитеты обороны, уполномоченные ГКО СССР на предприятиях, институт парторганов ЦК ВКП(б) и компартий республик на предприятиях, имевших особо важное значение для обороны страны.

В какой-то мере идею правомерности и необходимости создания чрезвычайных органов подпитывало то обстоятельство, что во время Великой Отечественной войны чрезвычайные органы работали действительно весьма результативно.

Возглавлял структуру управления ГКО СССР. Он был образован 30 июля 1941 г. совместным постановлением Президиума Верховного Совета СССР, ЦК ВКП(б) и СНК СССР. Он был коллективным органом, его деятельность направлялась Политбюро ЦК ВКП(б). В состав ГКО СССР входили сначала пять, затем девять членов (И. В. Сталин – председатель, В. М. Молотов, К. Е. Ворошилов, Г. М. Маленков, А. И. Микоян, Н. А. Вознесенский, Л. П. Берия, Н. А. Булганин, Л. М. Каганович), каждый из которых отвечал за определенный участок работы.

ГКО СССР осуществлял все государственное, военное и хозяйственное руководство в стране, его компетенция была необычайно обширна. Он назначал и смещал высшее военное командование, готовил резервы для действующей армии, решал все военно-стратегические вопросы, руководил работой промышленности, транспорта сельского хозяйства, ведал снабжением населения и армии. Его постановления подлежали обязательному исполнению всеми учреждениями и гражданами.

Такая форма чрезвычайного органа уже существовала в годы Гражданской войны и иностранной военной интервенции. Но тогда Совет рабочей и крестьянской обороны не подменял партийные органы, военные органы или правительство: у каждого из них были свои функции, своя компетенция. А ГКО СССР был "высшей властью" в стране, выше его был только И. В. Сталин, соединивший в одном лице несколько постов: Верховного главнокомандующего и руководителя Ставки, наркома обороны, председателя Правительства СССР, председателя ГКО СССР, Генерального секретаря ЦК ВКП(б).

Со временем при ГКО СССР возникли специальные органы, также наделенные чрезвычайными полномочиями, например Транспортный комитет.

Помимо ГКО СССР и комитетов обороны в городах во время войны создавались и более узкие специализированные чрезвычайные органы, часто функциональные или межотраслевые.

Так, для руководства гигантской работой по перебазированию промышленности 24 июня 1941 г. при СНК СССР был создан Совет по эвакуации. Все распоряжения этого органа подлежали немедленному и беспрекословному исполнению. Такими же полномочиями обладали созданные при Правительстве СССР Комитет по учету и распределению рабочей силы, Комитет по продовольственному и вещевому снабжению Красной армии, Комитет по эвакуации запасов продовольствия, сырья, промышленных товаров, Комитет по разгрузке транзитных грузов и многие другие.

Другой формой "чрезвычайщины" было наделение чрезвычайными полномочиями уже существующих органов.

Так, на основании указа 22 июня 1941 г. военные трибуналы стали рассматривать дела о преступлениях не только в армии, но и в тылу (о самовольных уходах с военных предприятий, об уклонении от военного обучения, о распространении ложных слухов и т.п.). В местностях, объявленных на военном положении, военные трибуналы рассматривали все дела о преступлениях против обороны, общественного порядка и государственной безопасности. Отдельные территории объявлялись на осадном положении, и в этом случае (например, в Москве с 25 октября 1941 г. до августа 1942 г.) вместо народных судов действовали военные трибуналы.

В годы Великой Отечественной войны и первые послевоенные годы ужесточались наказания за все виды преступления.

Так, за невыполнение постановлений военных властей предусматривался штраф до 3 тыс. руб. или лишение свободы сроком до шести месяцев; за распространение ложных слухов, "возбуждающих тревогу среди населения", – тюремное заключение сроком от двух до пяти лет и т.п. Только за период с 6 июля по 1 ноября 1941 г. по этому последнему указу военные трибуналы осудили 1423 человека, обвинения предъявлялись порой и тем, кто справедливо критиковал действия властей. В 1941–1944 гг. последовали беспрецедентные указы о депортации (принудительной высылке) многих народов, последствия которых сказываются до сих пор в форме обостряющихся межнациональных отношений.

После Великой победы также происходило ужесточение уголовного законодательства. В 1947 г. был издан указ о принудительном труде в колхозах, на основании которого за уклонение от труда или невыработку нормы постановлением сельского Совета (а не суда!) нарушитель мог быть выслан с семьей на пять лет в отдаленные местности. 4 июня 1947 г. был издан Указ Президиума Верховного Совета СССР "Об уголовной ответственности за хищение государственного и общественного имущества". По нему судили всех, кто совершал кражу хлеба даже в самых минимальных размерах, и это в то время, когда колхозники после засухи 1946 г. почти ничего не получали на трудодни, оказавшись в еще более худшем положении, чем в 1932 г. ("закон о пяти колосках").

 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ     След >