Перестройка как "революция сверху" или социальная импровизация?

Придя к власти в 1985 г., генеральный секретарь ЦК КПСС М. С. Горбачев начинает проводить политику реформ, развитие которой во многих направлениях, особенно ускорившееся с 1989 г., толкает СССР на путь радикальных изменений.

М. С. Горбачев делает ставку на завоевание нового кредита доверия гражданского общества к власти, заявляющей о своей способности вывести страну из "застоя". Под лозунгами гласности и перестройки он начинает осуществлять программу политических и экономических реформ, исходные цели которой оказываются весьма скоро превзойденными.

На практике перестройка завершилась глубокими изменениями политической системы, общественно-экономического строя, национальных отношений, образа жизни и культуры всех граждан и народов СССР. Она привела к кардинальному изменению государственно-политической структуры мира и породила мировые процессы, далекие от завершения.

На первом этапе перестройка представляла собой "революцию в сознании". Это период получил название гласность.

Свобода слова и дискуссий в некогда закрытой стране серьезно пошатнула идеологические основы советской государственности, ее легитимности. В целом всей программе гласности был присущ крайний антиэтатизм – в общественном сознании был очернен образ практически всех институтов государства, включая Академию наук и детские сады, но главное – образ государственной системы хозяйства и армии.

Радикальной ревизии подверглась вся предшествующая история общества.

Идеологическим стержнем перестройки был евроцентризм – идея существования единой мировой цивилизации, имеющей свою "правильную" столбовую дорогу. По этой дороге прошел Запад. Россия, особенно на советском этапе, якобы отклонилась от этого пути. Из этого выводилась концепция "возврата в цивилизацию" и ориентация на так называемые общечеловеческие ценности.

Эти новые абстрактные понятия не имеют определенного смысла, поскольку могут трактоваться очень вольно. Всетаки ценности являются исторически обусловленным продуктом культуры и вряд ли могут быть общечеловеческими.

В 1987 г. программа модернизации советского государства вступила в решающую стадию.

Сам М. С. Горбачев определял перестройку как социальную революцию, но по своим последствиям и идеологии это была правоконсервативная революция, плодами которой воспользовался очень узкий круг лиц. Произошли коренные изменения основных общественно-политических структур, ведущих к резкому перераспределению власти, прав, обязанностей и свобод между классами, слоями и группами.

По способу преобразования перестройка – это революция сверху, осуществляемая правящей группой через государственный аппарат.

Провозглашение перехода к рыночной экономике при крайне неблагоприятных и неопределенных условиях вызывало не столько одобрение, сколько обеспокоенность среди населения, которое сталкивалось с все большим количеством проблем в повседневной жизни, в частности с товарным дефицитом, продовольственным кризисом.

Тем не менее эта "революция сверху" получила вполне определенный отклик в обществе, чье брожение, так долго сдерживаемое, прорывается наружу.

Движущей силой перестройки был необычный союз:

  • – части партийно-государственной номенклатуры, стремящейся преодолеть назревающий кризис легитимности и сохранить свое положение и осуществить за счет средств партии первоначальное накопление (даже ценой смены идеологической маски);
  • – части интеллигенции, проникнутой либеральной и западнической утопией (ею двигали смутные идеалы свободы и демократии и образ "прилавков, полных продуктов");
  • – криминальных слоев, связанных с "теневой" экономикой.

Однако бремя предшествующей истории давит и немедленно сказывается в экономике: большинство проектов так и не осуществляется из-за их нерешительности и половинчатости, из-за сопротивления аппарата и просто в силу привычек, глубоко укоренившихся за десятилетия административного управления.

Одним из политических итогов перестройки стати ликвидация Варшавского договора и СЭВ, затем развал СССР, что изменило соотношение сил на мировой арене, создав однополярный мир во главе с США.

На наш взгляд, столь масштабный проект был провален по вине самих реформаторов, которые слабо представляли цели, стратегию, этапность и последствия предпринимаемых изменений. Следствием этого стало создание криминального, олигархического государства, в котором личность оказалась даже более бесправна, чем до реформ. Сами реформы, к сожалению, только ухудшали положение населения, хотя были заявлены цели сто улучшения. Для смягчения напряженности реформаторы стали брать огромные займы у западных стран на невыгодных условиях для нейтрализации товарного дефицита.

Наиболее неотложной задачей стало решение национальных вопросов, сложность которых вела к стремительному нарастанию напряженности. Реформаторы и в этом вопросе обнаружили полную несостоятельность, которая закончилось распадом государства.

К национальным проблемам вскоре добавились внешние вызовы: резкое изменение обстановки в странах Центральной и Восточной Европы на фоне разрядки международной напряженности ставит СССР перед необходимостью заново искать свое место в "общеевропейском доме", о котором так часто говорилось в горбачевских речах. Таковы плоды социальной импровизации, обернувшиеся трагедией для миллионов.

 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ     След >