Каковы последствия выбора ненадлежащего способа защиты гражданских прав?

Прежде чем непосредственно ответить на вопрос о последствиях, предлагаем условно поделить все способы защиты на исключительные, альтернативные и производные.

Исключительным назовем такой способ защиты, который устраняет возможность применения иных, кроме него, способов. Например, договор купли-продажи жилого дома признан недействительным и теперь продавец инициировал спор о применении последствий недействительности сделки. При рассмотрении дела выяснилось, что дом реконструирован и продан другому лицу. В этом случае единственным правильным способом будет обращение в суд с иском к первому покупателю о возмещении стоимости имущества (п. 2 ст. 167 ГК РФ). Допустимо ли здесь требование о реституции? – Полагаем, что нет, так как жилой дом реконструирован, а потому потерял тождественность сам с собой на момент совершения первой сделки. По этим же причинам невозможна и виндикация. Нет здесь и оснований для применения иных способов защиты.

Говоря об исключительных способах защиты, отметим, что их существование не входит в противоречие с принципом осуществления гражданских прав своей волей и в своем интересе, поскольку реализация права не может быть бесконечной. Она ограничена законом. Похожую мысль можно проследить в Определении Конституционного Суда РФ от 18.07.2006 № 367-0 "Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы общества с ограниченной ответственностью “Скорпион” на нарушение конституционных прав и свобод статьями 12 и 13 Гражданского кодекса Российской Федерации"[1]. В нем указано, что из права каждого на судебную защиту его прав и свобод, в том числе на судебное обжалование решений и действий органов государственной власти и местного самоуправления, как оно сформулировано в ст. 46 (ч. 2) и развивающей ее содержание ст. 125 (ч. 4) Конституции РФ, не следует возможность выбора гражданином или объединением граждан по своему усмотрению любых способов и процедур судебной защиты, особенности которых применительно к отдельным категориям дел определяются, исходя из Конституции РФ, федеральными законами.

Наличие взаимоисключающих требований подтверждается также практикой Верховного Суда РФ. Так, комитет по управлению имуществом и землепользованию г. Улан-Удэ (далее – Комитет) обратился в суд с иском к Э. о признании отсутствующим зарегистрированного права собственности на земельный участок, снятии его с государственного кадастрового учета и возврате истцу. Решением суда первой инстанции в иске отказано, определением суда апелляционной инстанции иск удовлетворен. Отменяя данное определение, ВС РФ указал следующее.

Статьей 12 ГК РФ предусмотрено, что защита гражданских прав осуществляется в том числе путем признания права, восстановления положения, существовавшего до нарушения права, и пресечения действий, нарушающих право или создающих угрозу его нарушения, признания оспоримой сделки недействительной и применения последствий ее недействительности, применения последствий недействительности ничтожной сделки, признания недействительным акта государственного органа или органа местного самоуправления, иными способами, предусмотренными законом.

Как видно из материалов дела, Комитетом заявлены требования о признании отсутствующим у ответчика зарегистрированного права собственности на спорный земельный участок и возврате земельного участка истцу (т.е. фактически об истребовании имущества из чужого незаконного владения).

В постановлении Пленума Верховного Суда РФ и Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 29.04.2010 № 10/22 "О некоторых вопросах, возникающих в судебной практике при разрешении споров, связанных с защитой права собственности и других вещных прав" разъяснил, что в случаях, когда запись в ЕГРП нарушает право истца, которое не может быть защищено путем признания права или истребования имущества из чужого незаконного владения (право собственности на один и тот же объект недвижимости зарегистрировано за разными лицами, право собственности на движимое имущество зарегистрировано как на недвижимое имущество, ипотека или иное обременение прекратились), оспаривание зарегистрированного права или обременения может быть осуществлено путем предъявления иска о признании права или обременения отсутствующими (п. 52).

По смыслу указанных выше разъяснений, предъявление иска о признании права отсутствующим возможно в случае, если нарушенное право не может быть защищено путем признания права или истребования имущества из чужого незаконного владения.

Следовательно, исковые требования о признании права собственности на недвижимое имущество отсутствующим и об истребовании того же недвижимого имущества являются взаимоисключающими и не подлежащими рассмотрению одновременно.

Между тем суд апелляционной инстанции в нарушение названных разъяснений рассмотрел и удовлетворил взаимоисключающие требования Комитета о признании отсутствующим у ответчика права собственности на спорный земельный участок и об истребовании земельного участка из чужого незаконного владения (определение Верховного РФ от 08.10.2013 № 73-КГ13-4).

Альтернативным поименуем способ, который может быть заменен другим по воле управомоченного субъекта. Например, если недостатки товара не были оговорены продавцом, покупатель, которому передан товар ненадлежащего качества, вправе по своему выбору потребовать от продавца: 1) соразмерного уменьшения покупной цены; 2) безвозмездного устранения недостатков товара в разумный срок; 3) возмещения своих расходов на устранение недостатков товара (п. 1 ст. 475 ГК РФ).

Производными можно назвать способы, которые вытекают из основного и имеют связь с ним как следствие с причиной. В частности, согласно п. 2 ст. 178 ГК РФ, если сделка признана недействительной как совершенная под влиянием заблуждения, соответственно применяются правила, предусмотренные п. 2 ст. 167 ГК РФ. Кроме того, сторона, по иску которой сделка признана недействительной, вправе требовать от другой стороны возмещения причиненного ей реального ущерба, если докажет, что заблуждение возникло по вине другой стороны. Если это не доказано, сторона, по иску которой сделка признана недействительной, обязана возместить другой стороне по ее требованию причиненный ей реальный ущерб, даже если заблуждение возникло по обстоятельствам, не зависящим от заблуждавшейся стороны.

Можно привести здесь и ст. 303 ГК РФ, в соответствии с которой при истребовании имущества из чужого незаконного владения собственник вправе также потребовать от лица, которое знало или должно было знать, что его владение незаконно (недобросовестный владелец), возврата или возмещения всех доходов, которые это лицо извлекло или должно было извлечь за все время владения; от добросовестного владельца – возврата или возмещения всех доходов, которые он извлек или должен был извлечь со времени, когда он узнал или должен был узнать о неправомерности владения или получил повестку по иску собственника о возврате имущества.

Если из фактических обстоятельств дела видно, что надлежащим является исключительный способ защиты, но истец выбрал иной, в иске должно быть отказано. Если надлежащим является один из альтернативных способов защиты и он выбран истцом, оснований к отказу в иске нет. Если истец воспользовался производным способом защиты, но нет повода для удовлетворения основного требования, а также если заявлен производный способ защиты без основного, в иске надлежит отказать.

  • [1] Конституционное правосудие в странах СНГ и Балтии. 2006. № 25.
 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ     След >