Как соотносятся требования о реституции и признании сделки недействительной?

Статья 12 ГК РФ предусматривает такие способы защиты гражданских прав, как признание оспоримой сделки недействительной и применение последствий ее недействительности; применение последствий недействительности ничтожной сделки. Таким образом, требование о признании сделки недействительной и требование о применении последствий ее недействительности являются самостоятельными. Следовательно, и требование реституции как одного из видов последствий недействительности сделки можно назвать самостоятельным. Однако необходимо иметь в виду, что следствие не может идти впереди причины, поэтому удовлетворению требования о применении последствий недействительности сделки, в том числе реституции, должно предшествовать признание сделки недействительной. Другой вопрос: обязательно ли сторона должна заявить о недействительности сделки или этот вопрос может быть самостоятельно разрешен судом?

Ответ на этот вопрос зависит от того, является сделка ничтожной или оспоримой. Требованию о применении последствий недействительности оспоримой сделки в виде реституции должно предшествовать разрешение вопроса о недействительности сделки, инициированное лицом, прямо указанным в законе. Если же будет установлено, что требование о применении последствий недействительности оспоримой сделки заявлено без требования о признании сделки недействительной, в иске надлежит отказать. Напротив, требование о применении последствий недействительности ничтожной сделки может быть заявлено без предварительного разрешения вопроса о недействительности сделки.

Что представляет собой требование о признании сделки действительной как способ защиты гражданских прав?

В судебной практике весьма распространены дела, по которым одно из требований сформулировано как признание сделки действительной. Иногда это требование является самостоятельным, иногда встречным по отношению к требованию о признании сделки недействительной. Причем судами такое притязание рассматривается как нечто само собой разумеющееся, как вполне разумный и допустимый способ защиты гражданских прав. По этой причине в судебной практике нам не удалось найти характеристику этого способа защиты, за исключением, пожалуй, одного случая. Так, суд разъяснил, что иск о признании договора действительным по существу может являться требованием о защите нарушенного права или о пресечении действий, нарушающих право или создающих угрозу его нарушения, что соответствует ст. 12 ГК РФ. При таких обстоятельствах требование о признании сделки действительной необходимо рассматривать по существу как соответствующее исковое требование (постановление ФАС Северо-Кавказского округа от 07.02.2007 № Ф08-6832/2006 по делу № А32-13692/2006-31/289).

Согласимся с тем, что признание сделки действительной можно рассматривать как способ защиты гражданских прав, несмотря на то, что он отсутствует в перечне ст. 12 ГК РФ, поскольку самой ст. 12 ГК РФ в абз. 13 предусматривается применение иных способов, указанных в законе. Однако считаем, что этот способ не является универсальным и имеет довольно ограниченную сферу применения, более узкую, чем та, которая отведена ему существующей судебной практикой.

Нормативной основой рассматриваемого требования являются ст. 165, 171, 172 ГК РФ. В соответствии с п. 1 ст. 165 ГК РФ, если одна из сторон полностью или частично исполнила сделку, требующую нотариального удостоверения, а другая сторона уклоняется от такого удостоверения сделки, суд вправе по требованию исполнившей сделку стороны признать сделку действительной. В этом случае последующее нотариальное удостоверение сделки не требуется. Согласно п. 2 ст. 171 ГК РФ в интересах гражданина, признанного недееспособным вследствие психического расстройства, совершенная им сделка может быть по требованию его опекуна признана судом действительной, если она совершена к выгоде этого гражданина. По правилу, установленному п. 2 ст. 172 ГК РФ, в интересах малолетнего совершенная им сделка может быть по требованию его родителей, усыновителей или опекуна признана судом действительной, если она совершена к выгоде малолетнего.

Таким образом, требование о признании сделки действительной применимо в отношении строго ограниченного круга недействительных, а именно ничтожных сделок (ст. 165, 171, 172 ГК РФ) и представляет собой не что иное, как одну из форм конвалидации (исцеления) сделки. Использование такого способа защиты гражданских прав за пределами, установленными указанными нормами, должно приводить к отказу в иске.

Предвидим возражения: а как быть, если контрагент считает сделку ничтожной, ведь для этого ему не нужно обращаться в суд, и отказывается исполнять принятые на себя обязательства? Это ли не повод для обращения в суд с иском о признании сделки действительной? Полагаем, что нет. В таких случаях заинтересованное лицо должно обратиться в суд с иском о понуждении к исполнению договора, а если контрагент считает сделку недействительной, он не лишен права предъявить встречный иск о признании сделки в качестве таковой.

При таких обстоятельствах решение о признании сделки действительной может иметь место только в случаях, указанных в ст. 165, 171, 172 ГК РФ. За пределами этих норм необходимо поступать следующим образом. Если требование о признании сделки действительной предъявлено как самостоятельное, в иске должно быть отказано. Если требование о признании сделки действительной предъявлено как встречное по отношению к требованию о признании сделки недействительной и суд пришел к выводу об отсутствии оснований недействительности, суд должен отказать и в первоначальном, и во встречном иске, мотивируя отказ в удовлетворении встречного иска тем, что такой способ защиты гражданских прав в данной конкретной ситуации не предусмотрен.

 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ     След >