Учение об эпохэ

Поскольку скептики считали, что истина нам недоступна, а любая философская теория грешит впадением в догматические предубеждения, основой своей философии они сделали своеобразную ментальную практику — epoche, или воздержание от суждений. В философии Пиррона, который и ввел этот термин, эпохэ предшествует афасия (aphasia) — невозможность что-либо сказать о вещах, а следствием ее является атараксия (ataraxia) — безмятежность, или душевное спокойствие. Для Пиррона эпохэ включало в себя также отказ от желаний и подавление эмоций, особенно эмоции страха.

Академические скептики восприняли эпохэ в более широком значении: для Аркесилая и Карнеада воздержание от суждений является не только и не столько основанием этического действия, но и, в первую очередь, сократической позицией диалектика, цель которого — обличение неистинных мнений. Воздержание от суждений дает скептикам возможность использовать диалектический метод, не склоняясь к той или иной теории. Секст Эмпирик также описывает эпохэ не только как этическую практику, но и как философский настрой, необходимый для применения диалектического метода. Он предлагает для этой философской беспристрастности термин isostenia (равнодушие) и вводит положение о равной достоверности противоположных суждений.

Воздержание от суждений — это определенное состояние ума или философская практика отстраненности, которая применяется как к теоретическим суждениям с целью аргументированного сомнения в их истинности, так и к суждениям, которые могут служить импульсом к тому или иному действию. Скептик не учит догматическим положениям, не отрицает фактов и не отказывается от своих ощущений, однако воздерживается от суждения о реальности ощущаемых предметов, о причине событий, равно как и от суждения о том, является ли происходящее злом или благом. Скептик следует принуждению человеческой природы и общественных законов и, как и все люди, испытывает страдание и удовольствие, но благодаря приобретенной атараксии не судит об этом как о зле или благе, сохраняя душевный покой.

Отказываясь от поиска причин и начал, скептики тем не менее признавали некоторое твердое основание своей философии — разум действующего субъекта. Именно разумный субъект способен пользоваться диалектическим методом, практиковать эпоха и достигнуть счастья.

Скептические тропы Секста Эмпирика и Агриппы

Путь к приобретению атараксии заключается в осознании того, что всякому догматическому утверждению может быть противопоставлено другое, равноценное в смысле истинности. По природе люди наделены способностью воспринимать что-либо разумом, и это дает им способность мыслить. Тем не менее несомненных критериев истины нет, поэтому невозможно отличить истинную мысль от ложной. Скептики не разделяли знание и мнение - любое знание для них было лишь мнением о какой-либо вещи, и не должно было предъявлять претензии на истинность, т.е. облекаться в форму догматического суждения. Секст Эмпирик утверждает, что скептики — это исследователи, которые не останавливаются на догматических суждениях, а всегда двигаются дальше. В качестве метода скептического исследования Секст Эмпирик перечисляет так называемые тропы: десять тропов Энесидема и пять тропов Агриппы. Тропы — это инструмент аргументации, который является развитием принятого ранее диалектического метода. Троны выражают идею о том, что вещь, как мы ее видим, имеет противоположные свойства.

Десять тропов Энесидема — форма аргументации, позволяющая ставить под сомнения очевидности и теоретические положения. Тропы эти проистекают из:

  • 1) различия в организации животных;
  • 2) различия людей;
  • 3) сравнения различных категорий ощущений;
  • 4) различия обстоятельств;
  • 5) положения, расстояния и места;
  • 6) смешений;
  • 7) количества и состава объектов;
  • 8) отношения объектов между собой;
  • 9) того, что известное явление встречается редко или часто;
  • 10) суеверий, привычек и общепризнанных мнений.

Десять тропов Энесидема касаются или судящего субъекта, или объекта, о котором судят, или того и другого вместе. Так, согласно четвертому трону, все наши суждения связаны не только с предметом, на который они направлены, но и с теми обстоятельствами, в которых находится судящий. Пока человек болен желтухой, мед ему будет казаться горьким; после выздоровления мед для него станет сладким. Таким образом, "единый" субъект, выносящий суждение, — это догматическая посылка, которая должна быть отброшена. Но точно так же и предмет, согласно шестому тропу, воспринимается нами в связи с тем, какие качества в нем представлены (смешаны). Так, неосвещенная вода кажется темной, но в большом количестве и при свете солнца приобретает лазурный цвет.

Агриппе традиционно приписывают пять тропов: первый говорит о разногласиях между людьми, второй — о регрессе в бесконечность ("положения, с помощью которых строится доказательство, сами должны быть доказаны"), третий — об относительности истины, четвертый — о гипотетическом характере знания, пятый — о круге в доказательстве.

Последний термин требует некоторого пояснения. С точки зрения скептиков, любое положение мы доказываем исходя из аксиоматически принятых предпосылок, которые сами должны быть обоснованы. Так, аристотелевское положение о том, что политический строй возникает ради общего блага, проистекает из представления, что все от природы стремятся к благу. Таким образом, тезис о государстве становится аргументом в пользу предположения, на котором он основан и которое с логической точки зрения повисает в воздухе — а вместе с ним и вся политическая философия Аристотеля.

Если тропы Энесидема позволяют аргументировать, исходя из противоположных очевидностей, то тропы Агриппы позволяют отвечать на аргументы, приводимые оппонентом, и опровергать их.

Обсуждая эти тропы и применяя их к различным сферам знания, Секст Эмпирик показывает, что любой критерий истины сам нуждается в доказательстве, которое невозможно, поскольку всякое положение, на котором основано доказательство, само нуждается в доказательстве (см. выше). Таким образом, тропы позволяют доказать невозможность истинного знания о вещах.

 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ     След >