Влияет ли на действительность обязательств лиц, поставивших подлинные подписи на векселе, подписание самого векселя с превышением полномочий или без них?

Нет, не влияет: "...подписание векселя от чужого имени с превышением полномочий [а равно и вовсе неуполномоченным лицом] ... не влечет недействительности обязательств иных лиц, поставивших свои подписи на векселе" (п. 4 Обзора № 18).

Даже если представить себе совсем уж крайний вариант – "документ", на котором имеется, скажем, десяток подписей, но при этом способна обязывать только одна (скажем, подпись какого-нибудь индоссанта), в то время как остальные (включая подпись векселедателя) обязывающего значения не имеют (например, потому, что все они подделаны одним или несколькими лицами), ничего страшного в этом нет – перед нами все равно будет не "вексель", а вексель. В самом что ни на есть настоящем смысле слова. С той только особенностью, что лицами, обязанными по нему, будут (1) по ст. 7 – единственный индоссант, поставивший обязывающую его подпись (как "другое лицо", подпись которого "не теряет силы"); (2) по ст. 8 (см. далее) – лицо (или лица), учинивший (учинившие) подделку подписей. Последних, правда, еще требуется разыскать, но это совсем другой вопрос; скажем так: если таковые будут обнаружены, то их можно будет привлечь к регрессной вексельной ответственности гак же, как если бы они обязались от своего собственного имени.

Интересный пример с выдачей векселя вымышленным лицом и попыткой признать его недействительным недавно имел место в практике ФАС ЗСО.

ОАО обратилось в суд с иском к ООО о признании простого векселя недействительным. Исковые требования были мотивированы тем, что вексель был выдан ЗАО, которое не является юридическим лицом, прошедшим в установленном порядке процедуру государственной регистрации, следовательно, ЗАО, не имея установленной законом правоспособности, не могло совершать вексельные сделки, в связи с чем вексель является ничтожным и не порождает юридических последствий.

Суд кассационной инстанции счел, что при рассмотрении данного спора суду достаточно было установить, имеются ли обозначения в векселе, указанные в ст. 75

Положения о векселях, для определения действительности векселя, и нет необходимости устанавливать, существует ли лицо, выдавшее вексель. При этом окружной суд также сослался на п. 2 ст. 147 ГК РФ, в соответствии с которым владелец ценной бумаги, обнаруживший подлог или подделку ценной бумаги, вправе предъявить лицу, передавшему ему бумагу, требование о надлежащем исполнении обязательства, удостоверенного ценной бумагой, и о возмещении убытков: "Если даже предположить, что ЗАО не существует как юридическое лицо и лицо, подписавшее вексель, а также невозможно определить физическое лицо, выдавшее вексель, следовательно, вексель будет являться поддельным или подложным. Но из смысла п. 2 ст. 147 ГК РФ следует, что поддельный или подложный вексель не утрачивает силу ценной бумаги – векселя".

В одном из дел судом обсуждался интересный процессуальный вопрос: речь шла о взыскании с лиц, участвовавших в обороте поддельного векселя. Проиграв дело в судах нижестоящих инстанций, ответчик пытался отменить решение по безусловным процессуальным основаниям: к участию в деле не было привлечено то лицо, от имени которого якобы был выдан вексель.

Однако окружной суд не согласился с ответчиком, постановив, что "непривлечение в качестве третьего лица Н., как лица, подписавшего вексель, не может являться основанием к отмене судебных актов, поскольку суды обеих инстанций сделали вывод о том, что вексель подписан неуполномоченным лицом и не порождает для сторон прав и обязанностей".

Статья 8

8. Каждый, кто подписал переводный вексель в качестве представителя лица, от имени которого он не был уполномочен действовать, сам обязан по векселю и, если он уплатил, имеет те же права, которые имел бы тот, кто был указан в качестве представляемого. В таком же положении находится представитель, который превысил свои полномочия.

 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ     След >